16+

Самые читаемые

2 июня 2017 13:44

Золотые пески Артезиана (ФОТО)

АА Распечатать

Фото Восточно-Крымского историко-культурного музея заповедника

Почти месяц прошёл с того момента, как Крыминформ опубликовал информацию Восточно-Крымского историко-культурного музея заповедника о добыче песка в районе античного городища и некрополя Артезиан. Но точка, по словам директора заповедника Татьяны Умрихиной, до сих пор не поставлена. В карьерах продолжается добыча песка, а заповедник почти год ведёт письменный диалог с министерством экологии и природных ресурсов Крыма и правоохранителями. Музей доказывает, что карьеры наносят урон античным памятникам, а министерство и организации, получившие лицензию на разработку, – что добычи нет. Вернее, она есть, но не там.

Однако после публикаций о добыче артезианских песков в СМИ минприроды пришлось давать официальные комментарии. Первую официальную версию озвучила замминистра Ольга Славгородская. По ее словам, добыча – вовсе и не добыча, а «геологическое изучение», и министерство во всём обязательно разберётся. «На сегодняшний день то, что там происходит – это геологическое изучение, насколько нам известно. Те факты, которые опубликованы в СМИ по поводу добычи, будем рассматривать, будем расследовать», – пообещала она журналистам.

Но буквально на следующий день уже другой заместитель министра Алексей Яценко заявил прессе, что не понимает «шумихи» вокруг добычи у античного поселения. С его слов, территория Артезиана не попадает в зону добычи, а главное – Госкомитет Крыма по охране культурного наследия дал положительное заключение на разработку месторождения. При этом в Госкомитете сообщили, что никакого «положительного заключения» на разработку ведомство не давало, как раз наоборот – обязало двоих лицензиатов, планирующих разрабатывать месторождения, провести государственную историко-археологическую экспертизу.

«Комитет направил письмо в ГУП «Крымгеология», это их (минприроды) подведомственное, о том, что какие-либо работы по разработке и выделению земельных участков возможны будут по результатам государственной историко-культурной экспертизы. А в организацию ООО «Новый регион», которая тоже должна там вести работы, нами направлено предостережение в этом году, что никакие работы вести там нельзя», – сообщили агентству в Госкомитете.

В минприроды на заявление комитета отреагировали через три дня. Министерство признало, что озвученная Яценко в СМИ информация «ложная и не соответствует действительности», правда, из формулировки ведомства следует, что замминистра «якобы» сообщил эту самую информацию. В этом же сообщении минприроды настаивает, что территория античного городища не подпадает под разработку: лицензиат получил добро всего на 9% от утверждённого месторождения, которые не затрагивают археологические памятники. А курганные группы, расположенные в юго-западной и центральной части лицензионной площади, в границы горного отвода не входят. То есть добыча ведётся, но рядом. Каким образом в отвалах карьеров оказались надгробные плиты и обломки античной керамики, в министерстве не пояснили. 

В этот же день о своём вмешательстве в ситуацию заявил глава республики Сергей Аксёнов. Он поручил вице-премьеру Юрию Гоцанюку выехать в Керчь и лично разобраться в ситуации. Глава Крыма заверил журналистов, что по добыче в этом районе создана рабочая группа, и ничего в ущерб природе и археологических объектов делаться не будет. Но каких-либо заявлений и комментариев от Гоцанюка по данной проблеме так и не появилось. Руководство заповедника о рабочей группе тоже ничего не слышало. По словам Умрихиной, они общаются непосредственно с руководителями карьеров, а на встрече с министром экологии и природных ресурсов Геннадием Нараевым были в прошлом году. Само минприроды отписалось словами Нараева о поиске компромисса в отношениях с археологами. По словам министра, разработка карьеров в Ленинском районе для строительства «Тавриды» не должна нарушать права недропользователей, археологов и местных жителей. 

Спецтехникой по гробницам – с «благими намерениями»

Роль главного аргумента в защиту карьеров у министерства играет трасса «Таврида». В ведомстве считают, что разработка новых карьеров сократит транспортные расходы на доставку строительных материалов. И археологические памятники здесь в расчет не идут, ведь мало кто знает настоящую цену античной надгробной плите в отвале карьера, а цена горючего – общеизвестна. Примечательно, что, по информации Яценко, на строительство трассы «Таврида» в год требуется 26 млн тонн инертных материалов, а в Крыму за прошлый год добыто всего около 3 млн тонн. То есть 89% инертных материалов завозится с материка, а республика «экономит» всего на 11%, и это при условии, что все инертные материалы идут на строительство «Тавриды», хотя это явно не так.

Вызывает сомнение и то, что песок, непосредственно добываемый в Ленинском районе, идёт на «Тавриду», так как, по данным учёных, он не годится для строительства. Экспертиза песка с месторождения проводилась в прошлом году в Москве по заказу музея-заповедника. «Этот песок не годится ни для трассы «Таврида», ни для каких-либо бетонных работ. Он содержит много глинистых примесей», – сообщила тогда Умрихина журналистам. Но минприроды эти доводы не убедили, хотя год назад оно заверяло музей-заповедник, что в случае обнаружения на участке недропользования объектов культурного наследия разработка месторождения осуществляться не будет

В итоге же руководство заповедника предъявляет уже неоспоримые доказательства наличия археологических объектов в районе карьеров, но добыча в них продолжается под бодрые реляции министров об отсутствии препятствий. «На заявления министерства, что ничего не нарушено в районе Артезиана, у нас есть акты обследования экспертов из Москвы и Краснодара о том, что добытчики прошлись по Артезиану так, что техника проваливалась в гробницы. Они снесли кусок кургана, просто делая дорогу к карьеру. Все акты подписаны докторами наук, кандидатами, специалистами. И этим всё сказано», – рассказала Умрихина.

Защита заповедника за миллионы

Защитить заповедник от посягательств недропользователей, по мнению Госкомитета по охране культурного наследия, смогут утвержденные границы археологических памятников. Но на их определение музею-заповеднику требуются огромные средства: на один только Артезиан необходимо 11 млн рублей, а всего на территории заповедника насчитывается порядка 11 тысяч таких объектов. Министерство культуры пошло навстречу учреждению и из своего бюджета выделило 2,8 млн рублей, но этих денег, по словам Умрихиной, хватит только на обоснование границ трёх объектов. «Наш заповедник ведёт работу по оформлению всех охранных зон, но на сегодня мы уговорили одну питерскую фирму за 2,8 млн оформить три памятника – Артезиан, Аджимушкай и Нимфей», – рассказала она.

По информации руководства заповедника, на его территории ведётся не только добыча песка, но и уничтожение целого культурного и почвенного слоя, на котором в античное время выращивалась пшеница высших сортов. В частности, был озвучен случай, когда глава Ленинского района собственноручно предотвратил срез и вывоз почвенного слоя из района. А при попытке оформить землю заповедника его руководство наткнулось на факты выделения участков частникам на территории античных городищ и некрополей. «Мы отправили в министерство имущественных и земельных отношений документы по отводу земли, а они нам ответили отказом. Потому что и на Артезиане, и на Илурате, и на некрополе, где всё в склепах, администрацией Ленинского района розданы земельные участки с госактами», – посетовала Умрихина.

Конфликтная ситуация у заповедника развивается только с добывающими компаниями – со строителями трассы «Таврида» у музея сложились диаметрально противоположные отношения. Благодаря их совместной работе археологами были сделаны уникальные открытия и находки как новых археологических объектов, так и античных артефактов. И в каждой ситуации заповедник находит компромиссное решение, а с места строительства переносятся целые курганы. «Мы работаем с двумя организациями, работаем с дорожниками. И с ними ещё ни разу проблем не возникало. Впереди идут археологи, только потом производятся дорожные работы», – рассказала Умрихина.

В заповеднике не понимают, почему в минприроды Крыма не идут им навстречу и соблюдению норм 73-го Федерального закона об объектах культурного наследия, предпочитают бумажные битвы и витиеватые решения – такие, как проведение историко-археологической экспертизы по «серой схеме» или полное отрицание наличия проблемы. Почему и для кого артезианские пески оказались более ценными в министерстве, чем памятники истории?

«Некая организация без открытого листа якобы сделала археологическую экспертизу. У нас есть письма Российской академии наук о том, что никому никаких открытых листов не выдавалось. Никто не хочет тормозить строительство «Тавриды», но нельзя гробить наше будущее. Я очень надеюсь, что те, кто это сделал, будут наказаны, включая авторов археологической экспертизы», – подытожила Умрихина.

Сегодня в заповеднике сообщили, что представители добывающих компаний недавно обратились к руководителям археологических экспедиций с предложением заключить договор на проведение историко-археологической экспертизы, но добыча песка в карьерах продолжается полным ходом.

Фотографии

Для оперативного получения новостей подписывайтесь на:
Telegram-канал
Facebook
Вконтакте
Twitter
Youtube

Новости