16+
13 марта 2015 15:20

Олег Крючков: В Крымскую весну каждый делал все от него зависящее

АА Распечатать

События Крымской весны привлекли на полуостров небывалое количество репортеров. Профессия журналиста такова, что при освещении событий нельзя иметь гражданскую позицию. Но как быть, если речь идет о твоем доме, твоем городе и любимом Крыме? Можно ли руководствоваться только профессионализмом, когда происходит смена политических эпох? Об этом Крыминформ беседовал с телерепортером Олегом Крючковым, вспоминая и вновь переживая февраль-март 2014 года.

Олег, ты работал и на майдане, и в ходе событий Крымской весны. Было с чем сравнивать, что называется. Оценивал варианты развития ситуации?

Я прекрасно понимал, что может быть, потому что больше двух месяцев работал на майдане. И, будучи уже здесь, ездил к ребятам из "Беркута": забаррикадированная база, все оконные проемы и двери заблокированы мешками с песком, парни сидят в обгоревшем камуфляже еще с майдана и чистят оружие. Чистят оружие и договариваются, что одна из трех рот проводит эвакуацию женщин и детей в Севастополь, а две остаются здесь отстреливаться.

Всем, кто был на майдане еще до основных событий в Симферополе, было понятно – что-то будет. Окончательно стало понятно 23 февраля, во время событий возле памятника Ленину – вот оно, началось. Крымские татары и украинские активисты шли ходой, кричали. Украинские активисты были в меньшинстве, и крымчан среди них единицы. В основном те, кого я лично видел на майдане, в том числе майдановские сотники. Они уже были здесь. И неудивительно, что спустя три дня все было готово к противостоянию под Верховным Советом Крыма.

Все видели, что флаги прикреплены к древкам от лопат. Было много и такого, что сейчас Чубарову /Рефат Чубаров, невъездной в Крым лидер меджлиса/ невозможно прикрыть заявлениями, что он миротворец. Перед первым столкновением в 11 утра выступили Чубаров и Сенченко /украинский нардеп из Крыма Андрей Сенченко/, и Чубаров дал команду на первый штурм. Сенченко, кстати, насколько мне известно, пообещал меджлисовцам 30% квоты во всех органах власти.

В этот момент ты еще работал на "Новом канале"?

Последний сюжет как раз вышел о столкновениях под Верховным Советом. Его выпустили с боем, потому что в тексте было слово "русские", а русских на Украине нет, есть пророссийски настроенные украинцы.

Следующий сюжет о крымчанах, которые приносили продукты украинским и российским военнослужащим в заблокированные части, уже довели до абсурда, что крымчане очень боятся, поэтому на всякий случай подкармливают как украинскую армию, так и оккупантов. Мы с оператором решили, что в эфир с таким текстом сюжет не выйдет. Еще два месяца нас держали в отпуске и не хотели увольнять.

И как же ты определил свое участие непосредственно в самих событиях? Просто сидеть в отпуске и делать вид, что ничего не происходит, претит самой природе репортера.

У меня параллельно было две ипостаси: во-первых, как корреспондент канала я находился в отпуске, а во-вторых, участвовал в событиях как журналист, выкладывая материалы в Facebook. Давал сухие факты, потому что людей нужно было информировать.

Все крымские телеканалы заняли выжидательную позицию, кто-то просто испугался, и информация шла исключительно от украинских телеканалов и в их трактовке. Фотографии, комментарии, инсайдерская информация – все пользовалось бешеным спросом. Приходилось давать комментарии совершенно не знакомым мне СМИ из Мексики, Германии, бог весть откуда еще.

Почему мы в таком случае проиграли информационную войну? Сколько ни размещали фотографии в Facebook, сколько ни комментировали, все одно - аннексия.

Я не считаю, что мы проиграли информационно. Была официальная позиция украинской власти, не требующая доказательств.  Для иностранных журналистов Крым и Сомали на одной полочке. Я работал на олимпиаде в Сочи, и половина репортеров оттуда приехали освещать события в Крым, потому что рядом. Они понятия не имели, куда едут, и для них что Аксёнов, что Темиргалиев, что Чалый – вожди туземного племени. Киевских они хоть как-то знали. Поэтому пока не заработал пресс-центр, им вообще было невдомек, что здесь происходит.

Позиция была четкая, и она выдерживалась: Россия – оккупант. Но фактов в подтверждение нашлось мало.

На твой взгляд, все ли в тот период было сделано правильно и по теме?

Сейчас становится известно, и президент Путин об этом сказал, что решение принималось в ночь с 22 на 23 февраля. До этого на Черноморском флоте было введено военное положение, все секретные документы были упакованы, готовы планы эвакуации женщин и детей. Поэтому, пока выстраивались генеральные линии, многие вещи делали случайные люди. Каждый делал то, что в тот момент от него зависело.

Для меня самый показательный пример - это телемастер Валера из мастерской напротив нашего офиса. Еще с советских времен он чинил телевизоры, микроволновки и прочее. Он ходил на митинги два дня под стены Верховного Совета. Когда стало ясно, что ситуация под контролем, Валера вернулся дальше чинить телевизоры. Вот это настоящий герой Крымской весны, который в нужное время бросил отвертку и паяльник, взял флаг и пошел на митинг. А когда понял, что все складывается как надо, не двинул в профессиональные революционеры, потому что надо чинить телевизоры. И таких людей были тысячи.

Сейчас все меньше уделяется внимания 16 марта, и все больше акцент делается на 18 марта - день принятия Крыма в состав РФ. Но для крымчан первая дата знаменательнее тем, что в этот день мы проявили себя, свою волю. Как считаешь, стоит это увековечить каким-либо образом?

Как по мне, то 16 марта должен быть украшен город и играть духовые оркестры. А люди просто гулять, встречаться со знакомыми, кто был в самообороне, ходил на митинги. Не надо официальных мероприятий, они не нужны 16 марта. Пусть весь официоз будет 18 марта.

У меня свое мнение по поводу памятника ополченцам. Надо делать так, как делалось в царской России – знаменательные события увековечивались в архитектурных памятниках. Это может быть арка, колонна, что угодно. Чтобы это не был просто памятник, который воткнули в углу и забыли, а место, куда люди каждый год в это время будут приходить, некий сквер имени 16 марта.

Дорогие читатели!

Мы понимаем всю сложность тех событий, которые сейчас происходят в Крыму и в мире. Поэтому мы призываем вас взвешенно комментировать публикации на сайте нашего агентства.

Мы уважаем право каждого на свободное высказывание своего собственного мнения и благодарны за желание им поделиться. Но решительно не приемлем высказываний, содержащих личные оскорбления, побуждающих к проявлению агрессии, вражды, призывы к экстремизму, разжиганию межнациональной розни.

Поэтому на время мы вводим предварительную модерацию комментариев читателей. Будьте уверены, любой продуманный комментарий, мнение, высказанное по существу и в уважительном ключе, будут обязательно опубликованы.

Надеемся на ваше понимание.
Редакция агентства "Крыминформ".

скрыть

comments powered by Disqus

Новости