16+

Самые читаемые

29 января 2018 15:39

«Тогда мы могли только мечтать»: очевидцы о начале Крымской весны

АА Распечатать

Фото партии «Русское единство»

Симферополь, 29 января. Крыминформ. Крымская весна, как бы странно это ни звучало, началась зимой, а точнее, 28 января. Именно в этот день жители полуострова сделали первый публичный самостоятельный шаг, заявив, что они не согласны с происходящим на Украине: с тотальной коррупцией, с нежеланием Киева считаться с мнением русскоязычного населения, с игнорированием проблем крымчан.

Как известно, 28 января в центре Симферополя собиралась проводить митинг ныне запрещенная в РФ организация «Крымско-татарский меджлис». На этом фоне ожидались провокации украинских ультранационалистов из «Правого сектора» и так называемых футбольных ультрас. Чтобы не допустить провокационных действий против органов власти автономии, на площадь им. Ленина вышли представители партии «Русское единство», Русской общины Крыма, казачьих организаций и простые крымчане. Они выразили протест против «евромайданного беспредела» и призвали депутатов Верховного совета Крыма принять заявление к президенту Украины о необходимости срочных шагов по вступлению Украины в Таможенный союз.

Затем активисты прошли колонной по центральным улицам города к Верховному совету. Они скандировали лозунги: «Фашизм не пройдет!», «Бандеровцам – нет!», «Таможенному союзу – да!», «Русское единство!». На площади перед крымским парламентом состоялся митинг противников государственного переворота под вывеской «евромайдана». К собравшимся обратился лидер «Русского единства» Сергей Аксёнов. Участники митинга поддержали его, скандируя: «Крым не отдадим!».

Крыминформ поговорил с участниками митинга 28 января и узнал, почему они решились выступить против «майдана» и каким видели свое будущее.

Сергей Аксёнов

Глава Республики Крым (лидер партии «Русское единство»)

28 января можно считать датой начала Крымской весны. В этот день в 2014 году представители общественных организаций Крыма, выступающие за сближение и дружбу с Россией, собрались в центре Симферополя, чтобы выразить свой протест против так называемого евромайдана, который бесновался в Киеве. Это были активисты партии «Русское единство», Русской общины Крыма, казачьих организаций, жители крымской столицы и других городов нашей республики.

Конечно, тогда никто из нас еще не знал, что всего через полтора месяца состоится референдум и Крым станет частью России. Тогда мы могли об этом только мечтать. Но именно в тот момент мы с соратниками поняли, что дороги назад у крымчан нет, что мы должны взять судьбу нашей малой Родины в свои руки, навсегда распрощаться с прошлым и идти вперёд, строить новое будущее. Мы не представляли это будущее в отрыве от России.

Повторюсь: именно в эти январские дни и начался исторический процесс, который позже получил название Крымской весны. Именно тогда все мы, крымчане, стали настоящими строителями, которые строят будущее своими собственными руками.

В дни Крымской весны мы закладывали фундамент, а сегодня мы уже можем видеть первые результаты наших усилий. Это и Крымский мост, который без преувеличения можно назвать мостом в будущее. Это и трасса «Таврида» – дорога в будущее, и новый аэропорт – крылья будущего, и новые электростанции – энергия будущего.

Но главное – это свобода и безопасность, гарантия будущего. Именно за это будущее мы будем голосовать 18 марта.

Дмитрий Полонский

Вице-премьер Крыма (председатель КРО партии «Русское единство»)

Цели на тот момент были очевидны: в Киеве начались события, известные как «евромайдан», на тот момент проходило очень серьезное – в негативном плане – оживление всех киевских процессов. Безусловно, это не могло не беспокоить нас, крымчан, и те политические силы, которые занимали пророссийские позиции. Такими силами была партия «Русское единство», Русская община Крыма, казачьи объединения, да и среди крымчан на протяжении всех этих лет сохранялись исключительно пророссийские настроения. Поэтому те события, которые происходили на майдане, не могли не коснуться каждого крымчанина. Это было осознание того, что если мы не выразим свою позицию, если мы не будем мобилизовывать людей на отстаивание своих прав и законных интересов, если мы будем попустительствовать тому шабашу, который происходил в Киеве, ничего хорошего для Крыма это не принесет.

На тот момент мы все жили в украинском государстве. Все пророссийские активисты подвергались достаточно серьезному давлению, в том числе и со стороны правоохранительных органов. Согласование любого мероприятия встречало очень серьезное сопротивление, поскольку на тот момент власть (в Крыму) находилась у киевских назначенцев. Но мы решили, что единственными доступными для нас инструментами в полностью зачищенном информационном пространстве являются такие инструменты общественной активности. Только выход людей на улицы, только наша гражданская активность, только разговоры с людьми, невзирая на время года, на погоду или что-то еще, только это даст нам возможность мобилизовать людей, достучаться до каждого. И время показало, что это была абсолютно правильная тактика, потому что на таких митингах, которые потом проходили по всей территории республики, люди, общаясь между собой, отстаивая свою позицию, и пришли к консолидированному мнению, которое нашло выражение в референдуме 2014 года.

«Русское единство» на протяжении многих лет последовательно работало. А когда ведется такая системная работа, она дает результат. Кроме того, люди разочаровались в действующей власти, они видели, что политики мечутся из стороны в сторону и не могут обеспечить четкое представительство позиции, интересов и чаяний людей. А «Русское единство» было той политической силой, которое не только в масштабах Крыма, но и в масштабах страны продолжало отстаивать права и интересы. И люди выбирали ту силу, с чьей идеологией они были согласны.

У властей же в Киеве не было никакой внятной стратегии, не было определенности, куда вообще идут эти политики, куда ведут за собой страну. Их личные интересы довлели над интересами государственными, у них постоянно были сомнения, куда смотреть: то ли на Запад, то ли на Восток.

Это был своеобразный Рубикон – его нужно было либо перейти, либо остаться. Если все крымчане и «Русское единство» этот Рубикон перешли, стали двигаться к тому, к чему пришли в марте 2014 года, то все остальные остановились и стали просто ждать, что будет. Пытались занять для себя наиболее выгодную позицию.

Антон Сироткин

Советник главы Крыма (атаман казачьего братства «Единство»)

На самом деле все началось даже раньше. 18 января прошел большой казачий круг, где обсуждались вопросы, связанные с координацией казачьих общин. Обсуждались вопросы, каким образом противостоять и что предпринимать. Меджлис бесился и «брызгал пеной», чтобы нам помешать. Были даже сигналы о том, что здание кинотеатра «Симферополь» якобы заминировано, чтобы сорвать наше мероприятие, но срыв не получился, так как казаки по требованию сотрудников милиции вышли из здания и провели круг под открытым небом.

19 января состоялась большая пресс-конференция Русской общины, «Русского единства» и представителей казачества о мобилизации всех патриотически настроенных сил на полуострове для противостояния неконституционному вооруженному захвату власти и фактически началу кровопролития. После этого были уже митинги, и первый из них – 28 января.

Если еще глубже рассмотреть эти события, то еще 13 октября, когда все только начиналось (на Украине), мы уже понимали, что произойдет нечто из ряда вон выходящее. К нам начали приезжать псевдоправозащитники, фактически представляющие интересы только одной группы крымских татар – меджлиса, которые готовили общественное мнение на Западе, в Европе, в частности, в Польше. Эти «правозащитники» проводили здесь мониторинг и исследования, чтобы показать, как живет «угнетенный» крымско-татарский народ, как он ущемляется в своих правах и тому подобное. На все наши объективные призывы: «Давайте рассмотрим ситуацию всесторонне», – мы получали однозначный ответ, что мы им не интересны.

А кто эти люди были? Это тот же Рефат Чубаров, например. Это люди, которые просто повыкидывали собственников земельных участков со своих земель, заняли эти земли, а «правозащитники» ходили по отобранной земле и защищали права захватчиков. Это нагнетание происходило в 2013 году очень сильно, и мы это ощущали, а все остальное – это уже логическая развязка.

Своевременная помощь и реакция на все это Владимира Владимировича Путина предотвратила тот кровавый сценарий, который был заготовлен. В Крыму должна была быть полноценная резня со всеми вытекающими последствиями, русскоязычное население подлежало бы фактическому истреблению. Уже в 2013 году на площади Ленина в открытую митинговали представители Хизб-ут-Тахрир (запрещенной в России террористической организации), и все это было с потакательства и безусловной поддержки тех радикально настроенных течений, которые захватили власть в Киеве.

Слава Господу Богу, что все управилось, что все в Крыму завершилось бескровно.

Михаил Шеремет

Депутат Госдумы (руководитель симферопольской городской организации партии «Русское единство»)

Мы выступали против того ужаса, что творился в Киеве, на майдане. У нас были в тот момент оппоненты, записывавшие добровольцев, которые уезжали на майдан. Противостояние было очень серьезное, но, слава Богу, мы прошли этот период.

Конечно, мы волновались. Видя, что творится в Киеве, мы понимали, чем это все может закончиться. Лидер нашей партии Аксёнов Сергей Валерьевич неоднократно обращался в то время к президенту Украины Виктору Януковичу с просьбой предотвратить происходящее, потому что фашизм на Украине начал поднимать голову. Была партия «Свобода», «Правый сектор». К сожалению, эта зараза перекинулась и на наш полуостров, и протестные акции против этого были не только 28 января. Эта пандемия затронула самую незащищенную часть населения – это наша молодежь. В «Правом секторе» были футбольные фанаты молодые. Тем не менее мы смогли донести им правду, открыть глаза, вот в таких вот противостояниях на площадях объясняли, рассказывали, хотя и не всегда все гладко было. Патриотизм у этой молодежи был подменен таким понятием, как нацизм. В тот момент созревало мощное противостояние всего Крымского полуострова против этого чуждого фашистского опасного веяния, которое охватило уже всю Украину.

Михаил Макеев

Председатель Симферопольского районного совета (руководитель симферопольской районной организации партии «Русское единство»)

Когда мы митинговали у Совмина и Госсовета с лозунгами «Стоп фашизм» и «Беркуту слава», крымские татары (представители меджлиса) собрались под представительством президента. Я их митинг не отслеживал, но, думаю, что там звучали призывы к захвату власти.

Наш митинг был намного более многочисленный: если под стенами представительства президента Украины собрались порядка 600 человек, то на площади Ленина – несколько тысяч.

На тот момент мы информировали население о происходящих процессах через социальные сети, на страничках партии «Русское единство» и на сайте. Были моменты, когда посещение сайта просто зашкаливало, он не справлялся с таким количеством посещений людей, которые желали ознакомиться в том числе с информацией о создании добровольных дружин. Мы постоянно занимались информационной политикой, дали телефоны «горячих линий», разбили по районам и городам. Мы выступили единой силой на полуострове.

В итоге митинг прошел спокойно, без провокаций со стороны господ из меджлиса. Они провели свой малочисленный митинг, а мы – свой. Хотя поступала информация в том числе о возможном захвате Совета министров… Скорее всего, они тогда просто не были готовы к такому развитию сценария, а возможно, и потому, что на улицы вышли люди, поддержавшие «Русское единство».

Это был первый мобилизационный митинг, когда крымчане увидели, что есть политическая сила, которая поддерживает их настроение и готова взять на себя всю политическую ответственность за недопущение беспорядков в Крыму.

Наталья Лантух

Депутат Госсовета Крыма (член политсовета партии «Русское единство»)

Я хорошо помню этот митинг, потому что в те январские дни как раз происходили события в Киеве, и у нас было такое восприятие: идет фашизм. Такое ощущение было. А у нас в Симферополе выступали против кампании за снос памятника Ленину. И даже не потому, что мы разделяли взгляды Ленина, а потому что в этом (массовом сносе памятников на Украине) видели такой фашистский акцент: уничтожить все советское и вообще все русское.

Митинги тогда у нас были часто, серия митингов была на площади Ленина, в вечернее время, когда мы узнавали, что идут те, кто поддерживал киевскую власть, у нас были контрмитинги. Мы всегда побеждали, потому что нас поддерживали люди.

Но 28 января – это как раз был митинг, когда мы хотели показать всенародную поддержку партии «Русское единство». У нас не было колебаний, тогда как, например, Партия регионов колебалась, может быть, не могла выступать против власти. А мы были оппозиционной партией, и то, что происходило тогда в Киеве, абсолютно противоречило нашим взглядам и нашим представлениям о будущем и Крыма, и Украины.

Наш митинг-шествие был хорошо организован. Я помню, как наши ребята шли с мегафонами, были подготовлены кричалки, лозунги, да еще в стихотворной форме – у нас (депутат Симферопольского горсовета Валерий) Ильичев по этой части мастер. Мы после митинга на площади Ленина шли по улице Горького, потом по Пушкина, пришли сюда, к парламенту, здесь он продолжился. Я запомнила чувство единства, чувство, что мы будем идти к своей цели, несмотря ни на что, мы не допустим в Крыму того, что происходит в Киеве. И мы чувствовали поддержку народа – когда мы шли по улицам, люди из окон, с тротуаров, кто-то присоединялся, кто-то одобрительно кричал в нашу сторону, поддерживал… Думаю, митинг 28 января был репетицией Крымской весны – тогда мы поняли, что мы на правильном пути – и люди нас поддерживают.

Анатолий Жилин

Депутат Госсовета Крыма (член политсовета партии «Русское единство»)

Мы тогда провели митинг в поддержку Верховного совета Крыма, Крыма как такового, как самостоятельного субъекта, поскольку в свое время на референдуме 20 января (1991 года) его выделяли как участника союзного договора. К сожалению, последующие события не дали нам возможности реализовать (наши права), поскольку распался СССР, но тем не менее в сердцах и мыслях крымчан жила эта идея.

Митинг 28 января получился очень многочисленным. Выступавшие говорили о том, что они против событий в Киеве и против майдана: у нас все население практически, большая часть симферопольцев выступали против этого государственного переворота. Мы считали, что мы должны идти своим самостоятельным путем, что впоследствии и произошло в марте 2014 года.

28 января можно полностью считать отправной точкой Крымской весны, как и 23 февраля, когда под стенами Верховного совета прошла запись в ополчение: это все этапы того пути, который проделал Крым, и в результате мы воссоединились со своей исторической Родиной.



Для оперативного получения новостей подписывайтесь на:
Telegram-канал
Facebook
Вконтакте
Twitter
Яндекс.Дзен
Youtube

Новости

-|-