16+
25 ноября 2014 12:43

Дмитрий Полонский: Политика тотальной открытости – лучшая система мониторинга всех проблем в Крыму

АА Распечатать

Вице-премьер Крыма – министр внутренней политики, информации и связи Дмитрий Полонский – частый гость в эфирах телеканалов и на страницах изданий еще с "Крымской весны". Сейчас, из-за разносторонности комментариев вице-премьера, очертить круг его ответственности не так просто, поэтому Крыминформ постарался в одном интервью с политиком охватить все "подшефные" сферы. Внутренняя и кадровая политика, взаимодействие со СМИ, связь, транспорт, строительство – вот только краткий их перечень.

О деятельности мининформации мы узнаем в основном случайно – больше через вас сообщается о работе других министерств. В этом и заключается работа министерства?

Действительно, уже более 7 месяцев наше министерство является большой общекрымской пресс-службой. Когда мы говорим о работе министерства внутренней политики, информации и связи, мы должны понимать, что это, прежде всего, организационная деятельность правительства, а также организация взаимодействия исполнительной власти, в частности, Совета министров, министерств и ведомств со средствами массовой информации. Но мы же не можем себе в зачет записать проведение пресс-конференций, создание пресс-служб или организацию мероприятий с участием главы Крыма или членов Совмина, это как-то несерьезно. Гражданам неинтересно, а в профессиональной среде нашей работе и так дается надлежащая оценка. Идет большая работа, идет перестройка всей системы взаимосвязи со СМИ, включая новые юридические нормы работы. Сейчас мы ведем серьезную и сложную работу, связанную с вхождением крымских СМИ в новое для них российское правовое поле, мы очень плотно работаем с Роскомнадзором, и на нас лежит большая ответственность в деле подготовки документов для перерегистрации, чтобы по завершении переходного периода все местные средства массовой информации работали по российским законам и не испытывали больше проблем. Стоит учесть, что СМИ в сфере телевидения и радиовещания должны будут еще получить частоты и соответствующие лицензии. И этот большой объем работы остается за кадром именно потому, что он совершенно не интересен для простых крымчан.

И для них, и, собственно, для СМИ важнее другой аспект – впервые в истории Крыма наши государственные или республиканские средства массовой информации получили право вещания и распространения на территории всей Российской Федерации. Мы полностью реорганизовали телерадиокомпанию "Крым", на данный момент это первое в республике российское юридическое лицо, которое получило свидетельства о регистрации 5 средств массовой информации – 2 телевизионных канала 3 радиостанции. Также в наших планах совместно с Севастополем создать два средства массовой информации, которые будут работать и на территории города федерального значения. Губернаторы договорились об этом на своем уровне, мы – на своем, идея поддержана полномочным представителем президента в Крымском федеральном округе. Таким образом, мы продолжаем реализацию выдвинутой и разработанной нами концепции единого информационного пространства Крыма и Севастополя. Мы сегодня живем в рамках единого федерального округа, и поэтому у нас не могут быть разные информационные пространства. Конечно, есть своя специфика и в Севастополе, и в Крыму, но нам кажется, что все-таки мы живем на одном полуострове и должны обмениваться этой информацией. Республиканские СМИ уже давно эту идею подхватили, и мы активно рассказываем о событиях, которые происходят в Севастополе. Теперь наша задача в том, чтобы и севастопольцы узнали о происходящем в Крыму и не были замкнуты в своем пространстве. Я думаю, совместные телеканал и радио появятся в ближайшее время и будут освещать деятельность непосредственно на территории Севастополя.

Внутренняя политика также всегда оставалась в тени. В чем она вообще заключается?

Вопросы внутренней политики не относятся к публичным, и, если коротко, то наша задача – обеспечивать деятельность, прежде всего, главы республики. Мы готовим информационные и аналитические материалы и предложения практически по всем отраслям, которые входят в сферу внутренней политики, рассматриваем нормативно-правовые акты, занимаемся кадровой работой. Последний вопрос крайне важен, так как, с одной стороны, стоит задача обновления кадрового состава, а с другой стороны, мы не должны потерять те кадры, которые работали эффективно. Это сложная работа, на этом пути делается много ошибок, и наша задача помогать главе республики, давать объективную информацию о том, что происходит в кадровом составе по всему Крыму, а не только в рамках Совета министров или отдельно взятых министерств и ведомств.

Внутренняя политика – это еще и стратегическое планирование, которое, вместе с кадровой работой, может быть, не даст результата сегодня, но обязательно принесет его завтра или послезавтра. Когда Крым будет в этом нуждаться, мы будем иметь нормальных, подготовленных, выращенных в Крыму патриотичных молодых людей, которые смогут прийти и на государственную службу, и занять руководящие роли и посты и в бизнесе, и в творчестве.

Я уже не говорю о том, что мы работаем совместно в сфере межнациональных отношений – с национальными общинами, с культурными обществами, с религиозными организациями, привлекая большой круг специалистов.

Много говорится об обновлении кадров, но мы видим, что радикальные шаги не предпринимаются. Когда уже молодежь активно придет на смену старым чиновникам?

Невозможно все сделать одним махом. Работа с молодежью – отдельный пласт работы. Впервые за долгие годы мы реально продвинулись в развитии сферы молодежной политики. Мы, наконец, организовали здесь, на территории Крыма, представительство Российского союза молодежи, отделения открылись по всем городам и районам республики, и молодежь реально начинает вовлекаться во все процессы. Мы организовали и провели несколько реальных встреч главы республики с молодежью, и на сегодняшний момент по итогам этих встреч приняты уже конкретные решения.

В то же время, при поддержке нашего министерства в Республике Крым состоялся музыкальный молодежный конкурс "Пять звезд", который собрал на открытии около 45000 зрителей. Мы оказали содействие в проведении первого в Крыму конкурса телевизионных идей "Ты можешь!", где приняли участие две наши крымские команды из молодых людей возрастом до 25 лет. Сейчас впервые в Республике Крым, в рамках развития IT-кластера, среди молодежи проводится конкурс "КИТ" в сфере информационных технологий. Мининформ оказывает активную поддержку Клубу веселых и находчивых. До конца этого года, при нашей поддержке состоится конкурс красоты "Крымская красавица".

Кроме того, представители молодежи включаются в общественные советы, в коллегии при всех министерствах и ведомствах, они введены в экспертное сообщество. Мы сейчас отрабатываем участие молодежи в развитии тех же средств массовой информации. И из них же мы и хотим формировать тот самый кадровый потенциал, о котором говорилось раньше.

Более того, есть целый ряд моментов, в которых мы уже приняли конкретные решения. Например, молодые люди поднимают вопрос о том, что до сих пор в Крыму никогда не было единого места, где молодежь могла бы проводить свои мероприятия, совещаться, встречаться, организовывать работу по направлениям деятельности различных общественных организаций и т.п. На сегодняшний момент мы уже с министерством культуры готовим и на ближайшем заседании Совмина примем решение о создании в Крыму Дома молодежи. И предполагаем, что, скорее всего, он будет работать на базе Дворца культуры профсоюзов – это действительно подходящий большой центр, который имеет и спортивную инфраструктуру, и творческую, и мы можем здесь вести с молодежью серьезную, активную деятельность.

Это направление было утрачено – молодежь всегда использовалась как ширма: выборы начинаются – все что-то от молодежи хотят, но никто ничего конкретного так и не сделал. Еще будучи молодым человеком, я продвигал идею создания в Симферополе Дома молодежи или Дворца молодежи, где была бы и сцена, и бассейн, и татами, где можно было действительно собирать молодых людей, где происходила бы их кристаллизация. Как раз сейчас мы это и делаем, и надеемся на результат в ближайшее время.

Нас как журналистов, прямо скажем, волнует коммуникация власти со СМИ. И надо признать, что эта коммуникация не всегда складно работает.

В сфере информации мы проанализировали выстроенную систему коммуникации между властью, СМИ и общественностью и выдвинули концептуальную идею тотальной открытости. Эта идея начала реализовываться еще в дни проведения крымского референдума, когда через "Открытый пресс-центр", по-своему беспрецедентное явление, прошли более 2,5 тысяч журналистов, и именно благодаря этому мы смогли донести всю правду о событиях крымской весны. Эту концепцию тотальной открытости перед средствами массовой информации мы исповедуем и до настоящего момента, а Сергей Валерьевич Аксенов на протяжении всего этого времени входит в тройку самых открытых глав субъектов Федерации.

В рамках этой концепции мы делаем вещи, которых тоже раньше никогда не было: в прямом эфире транслируются аппаратные совещания и заседания Совета министров, и крымчане могут сами увидеть, как принимаются решения. Мы ни от кого не прячемся. При этом граждане обратили внимание, что никаких постановочных вещей нет, все идет в рабочем порядке. Сергей Валерьевич не только раздает указания, но и выдает всем "на пряники". И сейчас уже нельзя сказать, что в Совете министров принимаются какие-то скрытые и кулуарные решения. К тому же, все желающие могут на портале правительства ознакомиться с принятыми решениями.

Эта открытость видна и в работе "горячих линий", и в реализованной "интернет-приемной", и в действующем кол-центре, а аккаунты главы республик, правительства и органов власти в социальных сетях являются действительно активными. По всем обращениям, которые поступают и на "горячие линии", и письменно, и в электронном виде, и в соцсети, мы проводим полноценную работу. Мы не относимся к сообщению в Facebook как к данности – поступило, и хорошо, – а отрабатываем поднятые вопросы. Сейчас мы пытаемся оптимизировать эту систему, потому что многие обращающиеся в соцсетях не сообщают о себе никаких конкретных данных или не детализируют проблему. Мы сейчас это все систематизируем и в обязательном порядке в личных сообщениях отписываемся, берем контактные адреса и телефоны, и люди в итоге получают официальный ответ.

Вы видите, что перед главой республики на каждом совещании, на каждом заседании Совмина всегда есть подготовленный набор материалов по следам обращений на самую разную тематику, поэтому он видит абсолютно всё и во всех сферах жизни. По сути, система открытости позволила нам создать систему мониторинга всех процессов в республике. Конечно, отследить абсолютно все невозможно, но главные, системные вещи просматриваются, и глава республики уже не руководствуется только докладами профильных министров. И если министр докладывает, что у него в отрасли все хорошо, то на это у главы Крыма есть набор обращений граждан, опровергающих такую радужную картину.

На последнем заседании правительства в очередной раз был поднят вопрос внедрения электронного правительства. Но что это за система – до конца не понятно.

Электронное правительство – это многоуровневая и достаточно сложная конструкция. Одним из элементов является наш сайт – правительственный портал. Этот портал уже один из самых посещаемых в Республике Крым – мы получаем более 80 тысяч обращений в день и более 8 тысяч уникальных посетителей. Это сопоставимо с посещениями популярных информационных агентств. С "Крыминформом", конечно, не сравнится, но средней руки информационные агентства имеют такой уровень заходов, а ведь у нас портал официальной информации.

Мы упорядочили всю систему официальных сайтов и сделали ее удобной для людей: теперь не надо разыскивать отдельные страницы министерств и ведомств – они все работают в рамках портала. Хотя до сих пор некоторые министерства – например, минкурортов и минсоцзащиты – в нарушение установленного правила ведут собственные страницы, что вносит путаницу. На мой взгляд, человек должен иметь возможность один раз зайти на портал и получить там всю информацию о деятельности власти на территории республики.

Следующий этап - открытие страниц наших муниципальных образований. Часть муниципалитетов уже активно включились в работу – Евпатория, например, а кто-то еще в начале пути, но, тем не менее, все они будут на портале правительства. Уже после мы начинаем подключать к порталу и другие элементы электронного правительства. В частности, сделали и запустили интернет-приемную, и гражданину теперь не обязательно в письменном виде отправлять какие-то письма, ждать ответа по почте и проверять свой ящик. Достаточно лишь зарегистрироваться. Но при этом человек должен понимать, что если хочет адекватного диалога с властью, то не получится делать все анонимно. Нам нужны конкретные граждане, с конкретными проблемами, прошедшие процедуру идентификации. И дальше в своем "личном кабинете", в нормальном режиме гражданин может отправлять информацию по всем органам власти, которые представлены на портале. И точно так же получать ответы, прикреплять все необходимые документы, подавать жалобы – есть для этого специальные разделы, удобная система. Есть, конечно, пока технические сложности, но это отработается – мы делаем все в первый раз.

К слову, мы изучали опыт в целом по Российской Федерации – на введение системы электронного правительства было потрачено в разных регионах от 5 до 8 лет, и до сих пор эти системы не везде еще работают. Мы же за эти полгода сделали все базовые вещи. Будет еще одна базовая вещь, которая случится до Нового года – мы запускаем систему электронного документооборота, исключаем бумажный документооборот. Мы понимаем, что это сложно, многие граждане и сотрудники целого ряда государственных структур и учреждений против этого. Но следует признать, что это система оптимизации работы, к которой пришли уже все в мире, и как бы ни было сложно и через какие бы трудности ни пришлось пройти, мы обязательно внедрим систему электронного документооборота.

Так ли она нужна?

Мы просто сели и просчитали, сколько времени тратит чиновник или совокупность чиновников, если они должны рассмотреть обращение гражданина, которое заходит в любой госорган. Мы посчитали, что если чиновники работают по закону с соблюдением всех сроков, то один документ доходит до конкретного исполнителя, с учетом всех бюрократических процедур, в среднем за 5 дней, и это без учета времени почтового прохождения документа. При внедренной системе электронного документооборота среднее время поступления документа чиновнику будет составлять от 5 до 40 минут. И самое главное, что при этом не тратится абсолютно никакого времени на "хождение" бумаг из одного ведомства в другое, использование почтовой пересылки и прочее, это в итоге приведет к тому, что служащий сможет больше времени уделить работе над проблемой и вопросом, изложенными в документе. Эффективность органов исполнительной власти в Крыму в целом повысится. Получил обращение от гражданина, отработал его, если надо – привлек к работе над этим обращением другие инстанции. А руководители имеют возможность дистанционно, где бы они ни находились, принимать решения, подписывать документы и т.д.

Когда эта система полноценно начнет работать?

Мы сейчас заканчиваем получение всех необходимых разрешительных документов для того, чтобы начать оформлять права электронной подписи. Система заработает, когда все ответственные лица будут иметь право электронной подписи. В Российской Федерации это распространенная система, проблем никаких нет. Мы реализуем систему силами нашего предприятия "Крымсвязь", которое должно выступать оператором и на базе которого будет создан соответствующий удостоверяющий центр.

Как только мы выдадим всем электронные подписи и запустим с 1 января 2015 года эту систему электронного документооборота, мы сэкономим колоссальное количество времени, не говоря о других расходах. Так, в среднем в год мы будем экономить порядка 20 млн рублей только на канцелярских затратах – это достаточно большие денежные средства.

Бытует мнение, что с момента вхождения Крыма в состав России мало что изменилось – люди не получили ожидаемого эффекта сразу. Естественно, в этом винят власть.

Нам сейчас приходится работать над стратегическими вещами, что отнимает очень много времени, но они дадут большой, резкий эффект буквально в ближайшем будущем. Проиллюстрирую примером из своей деятельности. Скажем, мы фактически на базе предприятия "Крымсвязь" создали IT-кластер, прообраз того, к чему мы стремимся – к созданию технопарка, иннополиса, как угодно называйте, но этот IT-кластер уже работает. Мы на примере государственного предприятия демонстрируем очень успешный государственный менеджмент, который не отличается ничем от частного. Те программные продукты, о которых я говорил, включая систему электронного документооборота – это наши разработки, мы их сделали самостоятельно. И те программы, которые мы будем разрабатывать и предлагать как для облегчения работы органов государственной власти, так и для бизнеса – нашего производства. Мы наняли хороших программистов и за счет того, что эффективно организовали работу на "Крымсвязи", имеем возможность платить им достойные заработные платы. Для сравнения: внедрение и покупка готовой системы электронного документооборота только лишь для правительства, без муниципалитетов и советов, обошлась бы в 15 млн рублей. Мы не потратили ни копейки из государственного бюджета. Наша задача – реализация стратегических задач с экономией бюджетных средств, которые следует использовать эффективно и рачительно. Крым часто упрекают в том, что мы – высокодотационный регион. Но если мы не будем делать таких стратегических вещей по перспективным направлениям, которые сейчас во всем мире дают наибольший прирост, в частности, в IT-направлении, то мы ничего не добьемся. Крым сейчас имеет уникальную возможность для развития IT-отрасли, особенно в контексте того, что у нас здесь будет работать свободная экономическая зона. Поэтому мы спокойно работаем в этом направлении и у нас уже есть успехи в этой области, и они будут еще более значительными.

В дальнейшем мы планируем и в других сферах внедрять собственные разработки. Скажем, систему "умный город" или систему камер слежения за безопасностью дорожного движения, которая уже работает в тестовом режиме на двух направлениях – евпаторийском и севастопольском. Как только отработаем, мы предложим всему Крыму систему электронной безопасности движения и внедрим ее везде. Это позволит нам действительно увеличить безопасность на дорогах, уменьшить количество правонарушений и нарастить поступления в бюджет. Тем более, что это абсолютно прозрачная система, позволяющая дистанционно контролировать многие участки дороги, при этом не заменяющая, а дополняющая инспекторов ГИБДД. Аналогичная система удачно внедрена в Татарстане, в Москве, в других успешных регионах Российской Федерации. У нас об этом никто никогда не задумывался, но сейчас мы это делаем, причем в самые кратчайшие сроки – буквально в следующем году все будет работать. В будущем на этой основе мы создадим систему "безопасного города", которая включит в себя не только работу камер видеонаблюдения, но и все остальное – светофоры, пешеходные переходы, уличное освещение. То есть, это большая комплексная работа, прежде всего, IT-специалистов.

Ваше же министерство занимается связью, где как раз произошли кардинальные преобразования, коснувшиеся каждого крымчанина. Критика помогла быстрее справиться с задачами?

В отрасли связи произошли вещи, которые на сегодняшний день уже воспринимаются как данность и никто не отдает себе отчет, какое колоссальное количество технической, юридической работы было проделано, чтобы это случилось. В Крыму заработала российская мобильная связь. Да, возмущения были, но они длилось два дня, когда состоялось само переключение. Потом все сгладилось, и мы на сегодняшний момент имеем стабильно работающего оператора российской мобильной связи в Крыму, нравится это кому-то или нет. Нас критиковали и говорили, что нельзя было делать все так резко, но мы находились в условиях, когда в Республике Крым Российская Федерация не контролировала связь – ее контролировали компании, которые фактически имели головные офисы и всю техническую базу в Киеве. Но мы же сумели, несмотря на это, совместно с минкомсвязи РФ отработать все механизмы и уже на момент переключения у нас было порядка 800 тыс абонентов. На сегодняшний момент, если мы говорим об абонентской базе крымской мобильной связи, она уже составляет порядка 3,5 млн абонентов, с учетом того, что у многих крымчан две и более сим-карт. Сейчас мы очень плотно работаем над тем, чтобы сюда зашли и другие мобильные операторы для организации конкурентной среды. К тому же, население Крыма выросло на 280 тыс человек, и эти люди, очевидно, здесь в Крыму и останутся, потому что это стабильный российский регион, где наблюдается прирост бизнес-активности. Население будет и далее увеличиваться, и наша задача – сделать серьезные инфраструктурные стратегические вещи по развитию отрасли. Поэтому нами и был создан "Крымтелеком" как оператор связи, и он, я уверен, заработает в ближайшее время, когда мы закончим всю нашу большую инвестиционную работу. Уже поданы все заявки, мы прорабатываем вопросы, связанные с выделением земельных участков, и совместно с инновационными компаниями Российской Федерации, зарубежными компаниями, я уверен, мы в Крыму имеем все возможности для создания очень серьезной "долины", в которой и будут происходить все новые разработки.

"Крымтелеком" уже давно зарегистрирован, но о его деятельности ничего не слышно. Подвижки есть?

Наш инвестиционный проект предусматривает создание на базе "Крымтелекома" многофункционального оператора. Для того, чтобы построить его "с нуля", требуется около 200 млн долларов. Такие региональные операторы успешно работают в России. К примеру, мы имеем "Таттелеком" в Татарстане, "Вайнахтелеком" в Чечне. С учетом количества абонентов в Крыму и Севастополе даже маленький региональный оператор способен в нормальном режиме работать и зарабатывать, предоставляя и фиксированную связь, и мобильную, и услуги широкополосного доступа к интернету. Его маржинальность становится выше, потому что он не одну услугу предоставляет, а несколько. В Крыму его работа будет рентабельной.

В России внедряется единая система экстренных вызовов. Крым успевает подключиться к ней?

Это одна из наших разработок – мы активно ведем и планируем в следующем году закончить работу по проектированию системы "112". Это система, которая сейчас развивается на территории всей Российской Федерации. В 2016 году по всем нашим нормативам мы должны ее проработать и запустить. В России достаточно много на этом пути сделано, но в Крыму как части Украины ничего подобного не было, и сейчас наше министерство прилагает и программные, и организационные усилия по созданию этой системы.

Также у нас на этапе тестирования находится система оповещения на случай чрезвычайных ситуаций. Мы приняли большое разрушенное хозяйство, хотя в Крыму эта система в советское время достаточно эффективно работала. Не дай Господь сейчас произойдет нечто чрезвычайное, работающей в полном объеме системы оповещения в Крыму нет – есть сгнившие провода и автотранспорт на спущенных шинах. Раньше во всех городах и районах, на центральных площадях и улицах были громкоговорители и сирены, которые запускались в экстренных случаях. Система предполагала наличие различных бункеров для укрытия, центров по контролю за работой систем связи, коммуникаций. Это большие объекты на территории всего Крыма, которые в случае чрезвычайной ситуации должны были бы обеспечить стабильную работу какой-то базовой коммуникационной сети. Часть этой системы находилась на балансе "Укртелекома", часть – на Совмине и администрациях городов и районов, но реально сейчас она функционирует не в полной мере. Поэтому мы приняли разрозненное, упадочное хозяйство, забрали на баланс той же "Крымсвязи" и по мере возможности систему оповещения поднимаем. Мы же понимаем, что Крым, при всей стабильности, на сегодняшний момент представляет собой прифронтовую полосу, и мы обязаны иметь четко работающую систему.

Частью системы оповещения Вы уже называли проводное радио. Но стоит ли ради этой функции поддерживать такое радио?

Актуальность на сегодняшний день, с одной стороны, утрачена, но с другой – это деяствительно самая эффективная система оповещения. В многоэтажке минимум один человек слушает радио и в случае, если что-то происходило, он мог оповестить соседей. Эта система утрачена, так как из строительных норм и правил исключили обязательность наличия радиоточки. В то же время, мы имеем успешный опыт Москвы или Петербурга, где такие нормы присутствуют, и есть возможность в спокойном режиме эту точку использовать, тем более, что на сегодня с учетом развития технологий, эта точка – не только доступ к радиосвязи, но и доступ в интернет, и мы сейчас над этим проектом работаем. Это не быстрый проект – то, что разрушалось долгие годы, за два-три месяца не воссоздашь, но мы будем в этом направлении двигаться.

При Украине функционирование государственных и коммунальных СМИ подвергалось резкой критике, вплоть до предложений их тотального закрытия. Сейчас мы наблюдаем обратную картину.

Я уже начал говорить о развитии государственного телевидения и радиовещания, и государственных СМИ в целом. Про ТРК "Крым" много говорить не буду – те, кто сейчас смотрит эфир этого телеканала, видят, что там происходят тектонические изменения. На телекомпании после всех проведенных нами реформ сократился средний возраст сотрудников – с 62 лет до 28-ми. У нас изменилась сетка вещания и контент. Все, что нам нужно сейчас еще доделать, это изменить техническую базу. Нам удалось договориться о получении субсидии в сумме 250 млн рублей на техническую реорганизацию ТРК "Крым". Этих денег хватает на то, чтобы технически обеспечить работу их пяти СМИ и двух совместных в Севастополе в режиме постоянного вещания. Когда все сделаем, то получим действительно прорыв. Я уже не говорю о том, что в этих деньгах заложены и ремонтные работы. Скажем, ежегодно руководство Крыма докладывало о том, что оно ремонтировало крышу здания телекомпании и даже списывало на это денежные средства, однако кровля над самой большой и лучшей в Крыму телевизионной студией до сих пор течет.

Также каждый год перерезали красную ленточку на строительстве так называемого телевизионного или радиодома, однако до сих пор журналисты там не расселись, потому что как не было, так и нет системы нормального водоснабжения, канализации, отопления – здание стоит и разрушается.

Конечно, на окончание работ по радиодому денег из выделенных 250 млн не хватит – нам надо сделать главные здания и переоснастить главный технический центр, но на сегодняшний день доходность от рекламы у нас только от телекомпании выросла в 10 раз. Мало того, что мы отладили эффективную работу с точки зрения кадров, мы также отладили и эффективную экономическую работу. Когда мне задают вопрос, почему раньше доходы от рекламы при тех же объемах были меньше, ответ один: потому что, во-первых, деньги никогда не доходили до кассы, а во-вторых, телеканал просто был не интересен, и рекламодатели не хотели туда приходить. На сегодняшний момент это самое успешное с точки зрения финансовых показателей средство массовой информации в Крыму, хоть и государственное.

Возрождается и некогда официальный печатный орган Совмина – "Крымская газета". Каковы перспективы ее развития?

"Крымскую газету", одну их самых старых газет полуострова, мы взяли под свое крыло и не даем умереть. Она отметила 80-летний юбилей и оказалась на стадии вымирания, потому что в свое время газету изъяли из государственной собственности, сделали ее частной, но работающей на интересы прошлой власти. Когда власть закончилась, газета оказалась не нужна. Хоть и сократилось количество выпусков, мы приложили все усилия, чтобы в этом году газета выходила в еженедельном режиме, а со следующего года мы будем иметь полноценную ежедневную газету с еженедельным "толстым" выпуском. На базе этой газеты, помимо всего прочего, у нас появится возможность публиковать официальные акты, так как мы придали этой газете статус официального печатного органа. Но газета должна быть интересна читателю, и я говорил это на встрече с коллективом 13 ноября. Нельзя допустить, чтобы в газете первые две полосы содержали информацию об официальных "паркетных" правительственных мероприятиях, а на остальных размещались акты Совета министров. Поэтому их мы будем публиковать в виде отдельных бюллетеней, чтобы не перегружать читателей, или выносить их в регулярно издаваемый выпуск нормативных актов, что удобно и для самих органов власти.

С учетом развития электронных СМИ, так ли необходима очередная газета?

Многие скептически относятся к развитию печатных СМИ, дескать, сейчас газета утрачивает свою популярность, однако мы очень плотно следим за новостями и вообще за развитием рынка печатных средств массовой информации в мире, и могу сказать, что за последний год интерес к печатным СМИ в мире вырос на 10-13%. От печатных изданий не стоит отказываться – у нас амбициозные планы, мы хотим выйти на очень большие тиражи и делать действительно интересную газету. Поэтому очень надеемся на то, что депутаты поддержат предложение правительства, и мы получим гарантированное республиканское финансирование на ее развитие.

Нам очень приятно, что стали развиваться на территории республики и новые информационные проекты, которые не связаны с властью. Например, ваш портал "Крыминформ" в некотором роде уникален и представляет собой результат повышенного интереса к Крыму по итогам исторических событий. Скажем, если ранее посещаемость у самого читаемого украинского сайта еще в эпоху нашего нахождения в составе Украины – "Украинской правды" – составляла 300–500 тысяч в сутки, то на сегодняшний момент на региональном информационном агентстве имеем такую же дневную посещаемость. С моей точки зрения, это большое достижение, и мы всегда будем поддерживать такие проекты, которые на сегодня представляют Крым и дают объективную информацию на территории полуострова и за его пределами, при этом имея большую цитируемость. А со следующего года мы перезапустим Крымское информационное агентство, но уже не в виде "паркетного" сайта.

Еще одна из наших стратегических идей – мы сейчас вплотную подошли к созданию на территории республики нормального, полноценного республиканского медиацентра. Мы благодарим за поддержку и главу республики, и правительство, которые выделили нашему министерству достаточно большие помещения, почти 9,5 тыс кв м в центре Симферополя – это большое здание, на базе которого будет размещено и непосредственно само министерство, и там же мы хотим создать полноценный медиацентр с большим хорошим пресс-залом, где будут проходить пресс-конференции и другие мероприятия. Мы готовы предоставить офисные помещения не только для крымских, но и для федеральных СМИ, в частности, ВГТРК, НТВ, Первый канал. Все они могут разместиться в одном месте, чтобы не искать офисы в разных концах города, а получить доступ к хорошему интернету, к телефонной связи, к пресс-центру. То есть, мы готовы сделать все, что нужно, и под любые потребности.

Когда этот медиацентр заработает и не ждет ли его судьба радиодома?

Сейчас мы приступили к разработке архитектурного проекта, нужно это здание технически переосмыслить. Мы хотим, чтобы это был самый современный центр, где будут все условия для работы журналистов, и чтобы там в обязательном порядке, как сейчас принято в нормальных компаниях, был и спортивный зал, и хорошая столовая, и парковочные места на закрытой территории.

Мы обязательно учтем все лучшее, что я видел в мире и Российской Федерации. Не сразу, на это понадобится несколько лет, но мы доделаем и превратим – и с архитектурной точки зрения, и с точки зрения функциональности – это здание в очень серьезный центр работы средств массовой информации. Здание уже передано, министерство с понедельника начало переезд, а все СМИ после проведения ремонтных работ мы туда приглашаем и надеемся, что коллеги поддержат нашу идею. Думаю, на базе этого центра будет вестись не только производство какого-то контента и информационного продукта, но и наладится, прежде всего, межличностное общение.

В последнее время в журналистской среде активно обсуждается тема подготовки высококвалифицированных кадров для работы в СМИ. Вы активно участвуете в процессе, но не совсем понятна конечная цель?

На сегодня мы имеем проблему, связанную с тем, что специалистов в области СМИ в Крыму явно недостаточно. Поэтому мы вступили в активную работу с Крымским федеральным университетом, у нас есть целый ряд предложений, в частности, мы планируем создать учебный центр, который будет базироваться, скорее всего, на производственных мощностях ТРК "Крым", куда готовы приглашать лучших практиков в качестве преподавателей, будем проводить мастер-классы, систематическое обучение, шлифовку и подготовку специалистов для крымских средств массовой информации. Это будет востребовано, потому что популярность Крыма растет, население в самом Крыму растет, средств массовой информации становится больше, и благодаря нашей инициативе мы сможем сами готовить высокопрофессиональные кадры для них. Да, не сразу это произойдет, но в ближайшее время мы в обязательном порядке эту работу доведем до логического завершения.

Согласно последнему экспертному опросу, работа Вас как главы министерства была оценена хуже всех из правительства…

Я довольно скептически отношусь к рейтингам, которые проводятся какой-то достаточно давно сформированной и не факт, что объективной, экспертной тусовкой. И при этом я понимаю, почему многие люди, которые входят в эту тусовку, дают такую оценку. Потому что, к сожалению, они не готовы к тем большим изменениям, о которых я говорил. Был сформирован свой мирок, в котором все роли расписаны, и все знали, что сегодня, завтра, через год и через пять лет все будут на своих местах, все будут говорить одни и те же вещи, выступать экспертами по одним и тем же неразрешаемым проблемах. А сейчас жизнь резко изменилась, появилась динамика, и от экспертов сегодня требуются действительно современные экспертные мнения, а мы этих мнений не получаем и поэтому вынуждены обращаться за советами не к крымским специалистам, а к экспертам, которые работают на территории материковой России – в Москве, Петербурге, других регионах. И мы действительно получаем квалифицированные советы. Видимо, некоторая наша независимость от сформировавшейся давно системы приводит к тому, что люди оказались не готовы и сами стали не интересны средствам массовой информации.

Для меня гораздо более важными критериями являются объективные, например, цитируемость в СМИ. Если мы проанализируем наше экспертное сообщество и посмотрим на цитируемость и упоминаемость, то многие на себя посмотрят с другой стороны. Если говорим об оценке медиа-активности, то мы всегда делаем ее объективно, сами для себя отслеживаем и главе республики докладываем о том, какие министры и министерства какую оценку получают со стороны СМИ и обывателей. Помимо СМИ у нас есть такие средства оценки, как соцсети, где мы отслеживаем всю картину. Картина, которая подготовлена экспертами и которую мы видим по непредвзятым показателям, разнится. При этом мы признаем, что очень многие проблемы у нас еще не решены.

В качестве вице-премьера Вы курируете еще ряд отраслей, и, прямо скажу, возникает ощущение, что охватываемых тем слишком много. Есть ли в этом смысл?

Мне было поручено главой республики курировать сферу транспорта и строительства. С одной стороны, это логично – объединить инфраструктурные вещи и связь. При этом я был поставлен курировать эти отрасли не от хорошей жизни, сам бы, может, и не стремился этим заниматься. Но дело в том, что нужен системный подход, и в условиях, когда Крым получил огромное финансирование, стал вопрос, что оно должно быть успешно освоено. И я вынужден с сожалением отметить, что когда я стал курировать эту сферу, уже многие позиции были упущены, и мы только сейчас, за последнее время, наращиваем темпы по качественному освоению денег, которые были выделены и на содержание дорог, и на их ремонт, а также на ремонты школ и детских садов. Вся эта сфера нуждается в структурных изменениях не меньше, чем в эффективном освоении денег.

И первая инициатива, с которой я выступил, а глава республики меня поддержал, это идея выделения в развивающемся Крыму в отдельную структуру института главных архитекторов – и на республиканском, и на муниципальном уровнях. Эта должность должна быть в каждом городе и райцентре, причем главный архитектор от органов архитектуры и градостроительства, которые зачастую занимаются не своими прямыми обязанностями, а узакониванием нелегальных пристроек, балконов, малых архитектурных форм, согласованием переносов заборов. Это важные вещи, безусловно, но они забивают остальные. И как раз главный архитектор должен командовать строителями, а не строители – архитектором. В Крыму всегда было наоборот: в угоду строителям, которые гнали тысячами квадратные метры, архитектуру отодвинули на второй план. Никто не занимался системным архитектурным проектированием, генеральным и территориальным планированием. Вся задача сводилась к тому, чтобы найти свободный участок земли, на нем что-нибудь построить, желательно – побольше и повыше, а как это будет выглядеть и будет ли вписывается в окружающую природную среду, насколько эти здания и сооружения уместны, никто не думал. Города обросли такими застройками. В том же Симферополе или на Южном берегу огромное количество малых архитектурных форм, уничтоженные парки и скверы – за 23 года Крым потерял свой уникальный архитектурный стиль. Эксперты сейчас сходятся во мнении, что к началу XX века этот стиль был задан, в частности, архитектором Красновым – благодаря Ливадийскому дворцу и тем прекрасным зданиям, которые он спроектировал в Ялте. Сейчас его нет и в помине, только отдельные свидетельства сохранились.

Я буду настаивать на том, чтобы главный архитектор назначался не по чьей-то воле – моей как куратора, или министра строительства, а выбирался на конкурсной основе. Причем мы не должны бояться, что к нам приедут люди из других регионов – пусть они наравне с крымчанами подают заявки на конкурс. Но мы должны определить очень понятные и прозрачные условия. Конкурс не должен сводиться к подаче справок, собранных в необходимом количестве инстанций. На конкурсы следует выставлять и концептуальные вещи, допустим, концепцию развития Южного берега Крыма или развития Симферополя как столицы. Пусть в укрупненном виде архитекторы покажут нам свое представление. Причем в жюри должно быть представители экспертного сообщества, власти, общественности – должна быть объективная оценка, ведь нам предстоит выбрать человека, который в длительной перспективе будет определять стиль нашей республики.

Уже примененную в России практику будете использовать?

Есть успешные примеры развития и строительства городов. Последний из них реализовывался буквально на наших глазах – это Сочи. Можно говорить о проблемах, но Олимпиада проведена, и городу оставлена очень хорошо выверенная и сформированная инфраструктура. Потому что есть определенный стиль, есть планирование территорий, это уже сделано на территории Российской Федерации. Мы видим, что когда взялись за Москву, ее привели в порядок, убрали эти безумные МАФы, и московская эклектика стала своеобразным архитектурным стилем. В том же Севастополе, несмотря ни на что, удалось сохранить общий архитектурный стиль, в частности, приверженность белому цвету, что серьезно влияет на восприятие. Приняли, допустим, решение, по предельной этажности в центральной части города, конструкции и общему виду МАФов, наличию колоннад, форме кровель – и за счет этого в Севастополе центр удалось сохранить даже с новыми строениями. Хотя на этом фоне более заметны примеры вопиющей застройки мыса Хрустальный, где появились непонятные голубые здания бывшего министра обороны Украины.

Но в Симферополе, Ялте, Феодосии, Евпатории наблюдается полный кошмар. Поэтому мы считаем, что должен быть человек, который будет отвечать только за творческую составляющую. Он должен определять, какие должны быть фасады, кровля, этажность, целесообразность или нецелесообразность появления многоэтажной или коттеджной застройки застройки. Посмотрите, что произошло с Симферополем. Столица Крыма, которая должна быть деловым и культурным центром, превратился в город с преимущественной усадебной застройкой. Землю поделили по 6-10 соток, раздали, и дальше каждый занялся строительством на свой вкус в ущерб общему стилю. Мы уже говорили с главой администрации Симферополя Геннадием Бахаревым о едином подходе, потом этот опыт применим в Ялте. Настоящих специалистов, достойных должности главного архитектора, немного, возможно, придется их откуда-то привлечь, но цена эффективного развития высока.

У нас стоит большое число задач, связанных с определением ценообразования в строительстве. В частности, какую систему расчета мы выберем, какие нормы будем применять – российские или украинские. Глава Крыма высказал идею о том, чтобы использовать уникальную возможность и сохранить лучшие строительные нормы и правила, которые были в Украине, совместить их с российскими. Мы можем создать свою, крымскую систему развития градостроительных норм и правил. Наше министерство в ближайшее время вынесет ряд решений в этом плане. Мы уже разделили функции технического надзора от службы заказчика, и на ближайшем Совмине оформим это решение. Ранее у нас существовало несколько управлений капитального строительства, а каждое министерство выступало не только заказчиком своих объектов, который платит деньги, но и выполняло функции технического заказчика, который должен разбираться во всех тонкостях – грубо говоря, как труба должна пройти или как крышу делать. Врачи, может быть, и понимают, какого размера им нужна операционная, но вряд ли они досконально понимают, какой тип болтового соединения должен быть применен на том или ином узле. Поэтому мы приняли решение, что служба капитального строительства Совета министров становится единым техническим заказчиком. Министерства и ведомства дают только техническое задание, например, больница должна быть такая-то, с определенным количеством отделений, с такой-то направленностью, или детский сад, допустим, должен быть на заданное количество мест, школа должна быть в том-то районе, но всю техническую работу – работу со сметами, с проектировщиками – это все будет выполнять единый технический заказчик, служба капстроительства.

При этом мы создаем отдельную службу технического надзора, которая будет независима от заказчика. Выполнение этой функции заказчиком оправдано, только если он – частник, и считает свои деньги. При работе с бюджетными средствами велик соблазн – сам деньги платишь, сам проверяешь… Поэтому мы вводим систему технического надзора, которая будет смотреть за всеми объектами, которые строятся за бюджетные деньги.

Одной из самых закрытых ведомственных структур было управление капитального строительства Рескомнаца. Продолжит ли она работу в прежнем режиме?

Эта структура с нового года прекратит свое отдельное существование. У нас так получалось, что вроде как у представителей разных национальностей могут быть разные строительные нормы и правила или разные подходы к строительству. Понятно, что в свое время структура была выведена представителями меджлиса в виде отдельной кормушки, чтобы запускать своих подрядчиков, свои фирмы и всячески злоупотреблять. Но сейчас все объекты будут проходить через единую службу капитального строительства, потому что мы не делим крымчан на русских, болгар или армян – для всех нужно строить одинаково.

В чем все-таки состоит основополагающее отличие структуры исполнительной власти от существовавшей ранее?

Раньше министерства ничего не регулировали. Сейчас в Крыму уникальная ситуация – все министерства, мало того, что стали законодателями и контролерами в своих областях, так еще и имеют в ведении целый ряд конкретных сфер или подведомственных предприятий. У того же министерства транспорта теперь реально в подчинении и служба автомобильных дорог, и порты, и аэропорт, и вся транспортная дорожная инфраструктура, и железная дорога. То есть появились реальные инструменты, есть возможность отследить всю цепочку – от принятия решения до конкретного результата. Даже в нашем министерстве объединены внутренняя политика, информация и связь, потому что эти области взаимосвязаны, нужен единый центр принятия решений. У нынешних руководителей колоссальная ответственность, но наконец-то появилась возможность эффективно управлять отраслями.

Упомянутый минтранс тоже входит в Вашу зону ответственности?

Да. Минтранс уже замкнул на себе всю отрасль, чего ранее никогда не было. Все порты объединены в "Крымские морские порты" – единую надстройку, которая объединяет всю портовую инфраструктуру. Теперь эту систему надо реформировать изнутри, сократить штаты, добиться эффективного управления и разработать инвестиционные проекты. Такой же подход ждет и систему автомобильных дорог. Раньше было министерство, была служба автодорог и предприятие "Крымавтодор", которое выполняет работы. То есть министерство само себе дает деньги, само через свою же службу проверяет, как эти работы ведутся, и на свои же предприятия распределяют деньги.

Первое, с чем мы столкнулись при производстве работ – это гарантийные сроки, которые в Российской Федерации значительно отличаются от украинских. На Украине подрядчик давал полгода гарантии на текущий ремонт – высыпали в яму ведро асфальта, притаптывали ногами, а через полгода можно было повторять. Сейчас сроки гарантии выросли до несколько лет, даже на ремонт, и крымские подрядчики оказались не готовы к такому повороту. По многим видам есть объективные задержки в производстве работ, они вызваны тем, что подрядчики вынуждены делать все качественнее, потому что понимают – если работы не будут выполнены, как положено, то недостатки придется устранять за свой счет.

У нас уже есть несколько участков дорог, выполненных подрядчиком по всем новым нормам и правилам, они значительно отличаются от того, что мы могли видеть раньше. Например, участок дороги на Вилино, где никогда не было хороших дорог. Там применен комплексный подход с особым вниманием к качеству.

При дорожном строительстве проявились и другие проблемы. Допустим, в Крыму для строительства дорог высших категорий нет своего строительного материала. Щебень, который у нас добывается, не подходит по прочности и другим техническим характеристикам. Этот щебень на верхний слой асфальта или бетона всегда завозился нам с территории Украины, но сейчас все поставки практически перекрыты. Такие же проблемы с современными асфальтовыми заводами, чем и вызвано низкое качество покрытия – у нас работают оставшиеся в наследство заводы с минимальной производительностью. А сегодня нормальный современный завод производительностью 3 тыс тонн в сутки – это хороший небольшой законченный комплекс. И сейчас мы только завозим эти заводы, некоторые уже заканчиваем монтировать на территории Крыма и рассчитываем, что они обеспечат всю дорожную инфраструктуру. Также мы в ручном режиме решаем вопросы с завозом битума, без него дорог не построим.

И самое главное, чем сейчас озадачились, – это планирование, проектно-изыскательские работы. В этом году мы выполняем работы по текущему и капитальному ремонту тех объектов, по которым уже разработана проектно-сметная документация. Но мы заложили большие объемы средств на этот и следующий год на проектные работы – причем не такие, как были раньше, а глобальные. Если мы берем трассу, например, от Керчи до Симферополя, то уже понимаем, что это наша основная транспортная артерия, которая на сегодня никаким требованиям не удовлетворяет. Это старая двухполосная дорога, которая не выдерживает нагрузок и разрушается. Наша задача сейчас – в течение тех лет, пока новый переход не будет построен, поддерживать эту дорогу в техническом состоянии, пригодном для движения транспорта, но параллельно при этом строить новую полноценную дорогу, в несколько полос, со всеми коммуникациями и инфраструктурой. Очевидно, что реконструкция старой дороги ни к чему не приведет, только бюджетные деньги потратим, так как само основание под этой дорогой не выдерживает современных требований. Наши дороги никогда не были рассчитаны на 20-ти или 40-тонные фуры, потому и разбиваются. Движение не остановить, поток будет только расти, и надо сразу соответствовать – нам нужна новая многополосная дорога, с отдельными полосами для движения большегрузного транспорта.

На Сакском и Евпаторийском побережье автодорога проходит по берегу моря вдоль пляжа, чуть дальше – железная дорога. Это мешает дальнейшему развитию инфраструктуры – невозможно строить какие-то серьезные отельные, рекреационные комплексы, потому что никто не будет отдыхать, когда у тебя мимо окон проходит центральная загруженная трасса. Планируем переносить и делать нормальную автодорогу – деньги на это есть.

Судя по масштабам, это дело не завтрашнего дня?

Подчеркну – это планы, они еще требуют согласования, но это предложение поддержано и муниципальными властями, и властями республики. И если мы детально посмотрим на развитие транспортной сети по Крыму – многие вещи, которые казались невозможными, являются очень рациональными, их необходимо делать. Мы должны думать о том, что у нас будет дальше.

Например, в Симферополь въехало дополнительно 27 тыс автомобилей – город встал. Нужно идти стратегическим путем, нам нужна нормальная математическая модель организации дорожного движения – так работают во всем мире. Все транспортные потоки должны быть просчитаны, ведь мы понимаем, что город будет развиваться, и нам следует рассчитать прирост численности населения, рост объемов перемещения грузов и т.д. Нам нужно пересматривать схемы движения по Симферополю, а для этого нужно понимать, что мы можем снести и какие кварталы можем расширить. Мы должны закладывать в развитии города строительство новых многоуровневых или подземных парковок.

Сейчас мы имеем Федеральную целевую программу до 2020 года на 700 млрд рублей. Наша задача ими эффективно распорядиться. Мы можем на эти 700 млрд каждый год одну и ту же дорогу перекатывать асфальтом, но от этого она не станет выдерживать 20-тонный грузовик.

Есть понимание перспектив развития морских портов Крыма?

Мы должны четко дать оценку, какие порты являются для нас стратегически важными. Сейчас санкции пошли на убыль, бизнесмены из европейских стран, из Америки и Азии проявляют колоссальный интерес к Крыму, и мы понимаем, что порты и их инфраструктура будут востребованы. Очевидно, что Керчь и Феодосия сейчас самые задействованные. Что делать с Евпаторийским и Ялтинским портом, как мы будем их развивать или будем ли мы их развивать, будут ли они востребованы? Надо ли развивать Ялту как яхтенную марину, допустим, или там надо сохранить грузовой порт? Евпаторийский порт всегда использовался для добычи песка, но будет ли он востребован для каких-то других перевозок? Специалисты минтранса активно, чуть ли не каждый день, ездят и показывают инфраструктуру инвесторам, и мы вырабатываем совместные решения, как и что будем развивать.

Наша задача в рамках развития транспортной инфраструктуры – минимально возможными усилиями сохранять дееспособность существующей инфраструктуры, а максимальные усилия бросить либо на строительство новой структуры, либо на реконструкцию старой, но в соответствии с современными нормами и правилами.

Ситуация с железной дорогой в Крыму, на мой взгляд, намного серьезнее. До строительства моста через Керченский пролив ее мощности, дай Бог, используют на 10%. Каким образом она будет работать все это время?

С железной дорогой большая проблема – сеть фактически парализована, и мы сейчас думаем, что нам делать с тысячами работников, потому что для обслуживания железной дороги такое число людей не требуется, но при этом есть четкое понимание, что рабочие места должны быть либо сохранены, либо людям должна быть предоставлена альтернативная работа. В этом вопросе нам помогает федеральный центр. Конечно, деньги на содержание железной дороги в существующем виде есть, но мы не хотим быть постоянно в режиме "проедания". Наша задача – начинать зарабатывать самостоятельно, для чего надо перестроить инфраструктуру.

Получается, что на первый план у нас выходит общественный автотранспорт, но скандалы не обошли стороной и эту сферу. "Крымавтотранс" не без проблем перешел в собственность республики. Отдача уже есть?

По "Крымавтотрансу" была начата процедура принудительного выкупа, сегодня предприятие успешно функционирует и мало того, что регулярно платит всем перевозчикам, но еще и рассчитывается за долги прошлых периодов, аккумулируя колоссальные денежные средства на счете. На предприятие введена временная администрация, которая эффективно разбирается со структурой собственности, с нелегальными схемами, с теми же долгами. Для нас самое важное, что с многомилионных ежемесячных поступлений, которые стали приходить на "Крымавтотранс", в регулярном режиме выплачиваются налоги, а все люди, которые работали – более 500 человек – приняты официально на работу и получают заработную плату, с которой тоже платятся налоги. Это ведь поступления в бюджет республики. Мы понимаем, что с коррупционной системой, которая была долгие годы, быстро не разберешься, и сейчас продолжаем выявлять факты злоупотребления.

Мы не говорим, что все стало хорошо, но определенно – лучше. И мы наведем порядок: в рамках "Крымавтотранса" нам предстоит сделать нормальную государственную систему общественного транспорта, контролирующую и автостанции, и маршруты – в целом, логистику. Все маршруты на территории Крыма надо подвести к общему знаменателю. Ведь как раньше раздавались маршруты? Муниципалитеты – отдельно, минтранс – отдельно, и получался коллапс, особенно при отсутствии единой диспетчерской службы. И хотя было заявлено, что эта служба создана, она существовала только на бумаге. Никто даже не следил, ходят ли автобусы по утвержденным маршрутам. Часто те пробки, что мы видим, происходят из-за самовольного изменения маршрутов водителями на более выгодные. И даже собственники порой сами не знают, где ездит их автотранспорт. Никто не смотрит на время выезда, время в пути, остановки и т.д. Мы над этим сейчас работаем.

Предприятие "Крымсвязь" будет разрабатывать для них специальные программные продукты, будем вести плотную работу по приобретению оборудования, которое встанет для начала на коммунальный транспорт, чтоб мы могли отслеживать, как он ездит. Как только появляется датчик, который фиксирует, сколько раз открылась дверь за время движения, сколько было остановок и где, на каких километрах, сразу все злоупотребления снимаются, начинается экономия топлива, и мы выходим на экономически обоснованные тарифы, которых мы до этого никогда не имели.

Дорогие читатели!

Мы понимаем всю сложность тех событий, которые сейчас происходят в Крыму и в мире. Поэтому мы призываем вас взвешенно комментировать публикации на сайте нашего агентства.

Мы уважаем право каждого на свободное высказывание своего собственного мнения и благодарны за желание им поделиться. Но решительно не приемлем высказываний, содержащих личные оскорбления, побуждающих к проявлению агрессии, вражды, призывы к экстремизму, разжиганию межнациональной розни.

Поэтому на время мы вводим предварительную модерацию комментариев читателей. Будьте уверены, любой продуманный комментарий, мнение, высказанное по существу и в уважительном ключе, будут обязательно опубликованы.

Надеемся на ваше понимание.
Редакция агентства "Крыминформ".

скрыть

comments powered by Disqus

Новости