16+
23 апреля 2019 11:00

Азиза – «Дочь солнца», покоренная улыбкой композитора

АА Распечатать

Ее фамилия – Мухамедова – очень известная, почитаемая и уважаемая в Средней Азии, но поклонники эстрады знают эту яркую певицу больше по имени, которое на всю ее богатую творческую жизнь стало еще и сценическим псевдонимом, – Азиза. Ее колоритный образ невозможно спутать ни с каким другим, а выступления – забыть. Выйдя на большую эстраду и получив широкую известность и популярность в Советском Союзе, и по сей день она покоряет сердца людей всех возрастов своим неповторимым голосом, зажигательной восточной пластикой и искренностью исполняемых песен. И Крым в ее жизни занимает далеко не последнее место.

Полуостров родом из детства

Азиза Абдурахимовна, что вас связывает с Крымом?

Это кусочек моего детства. Даже, пожалуй, целый пласт жизни, который из моего детства берет начало. Потому что как только я научилась говорить, а может, и еще раньше, мои родители Абдурахим и Рафика Мухамедовы меня и двух моих старших сестер Гульнару и Нигору привозили каждое лето в Ливадию. Там был какой-то дом творчества. Во всяком случае, в Союзе композиторов, где работал мой отец – заслуженный деятель искусств Узбекистана, композитор-классик, автор музыки опер и балетов, драм и комедий, ему каждый год на 2-3 месяца выделяли семейную путевку в Крым, в Ливадию, где мы отдыхали вместе с ним. И эта многолетняя традиция продолжалась до 1980 года, когда мой отец заболел и ушел из жизни…

А после этого уже я, несмотря на то, что мне было всего 15 лет, устроилась на работу в Узбекскую государственную филармонию имени Кари Якубова – стала солисткой вокально-инструментального ансамбля «Садо» и сама начала зарабатывать деньги для того, чтобы сохранить семейную традицию: вместе с мамой и моими старшими сестрами, да еще и с собачкой, а они у меня были всегда, ежегодно отправлялись в Крым. Сначала туда же, в Ливадию, а потом отдыхали и в Мисхоре, Ласпи, Форосе. И так продолжалось до 2015 года, когда не стало моей мамы. Ей шел тогда 91-й год…

Когда это случилось, я поняла, что Крым у меня ассоциировался только с мамой и нашей семьей, и ни сестры, ни любимые собачки, ни прекрасное море, воздух и климат мне не смогут на отдыхе полноценно создать покой души. Без мамы я два года буквально не могла дышать. И только в прошлом году, когда появилась возможность немного отдохнуть, меня снова потянуло в Крым. Боль не ушла, я ее сама чуть-чуть придавила и приехала сюда снова.

А в прошлом году мне друзья посоветовали остановиться именно в «Нижней Ореанде», и здесь я опять стала приходить в себя. Пришло ощущение, что теперь мама внутри меня. Я вообще с возрастом начала все больше походить на нее, смотрю в зеркало и вижу мамины глаза, и мне от этого легче. Поэтому я считаю, что моя мама приезжает сюда вместе со мной, и так уже второй год.

Иногда со мной, как и раньше, приезжают мои сестры, и даже новые собачки – сейчас у меня есть Зюзя – карликовый русский терьер. Так что Крым, как взял начало в моем далеком детства, так и сейчас имеет продолжение. Поэтому я долго не думала, где праздновать в этом году мой юбилей 10 апреля. Хотя после маминой смерти я три года вообще не отмечала свои дни рождения. А в этом году ко мне вернулось желание жить, работать, петь, даже любить… Я снова приехала в «Нижнюю Ореанду» и три дня отмечала свои «две пятерки». На сегодняшний момент их поставила мне жизнь, и теперь я круглая отличница. Такое бывает только один раз!

Это в школе пятерок может быть много или ни одной. А я была не отличницей, а «хорошисткой», хотя две пятерки у меня всегда получались по итогам года. И я очень хорошо запомнила, по каким предметам, потому что они мне пригодились в жизни, – по пению, а потом по хору и по физкультуре. В итоге появилась хорошая певица с хорошей фигурой.

И это не мои слова – так всегда говорила моя мама: «Азиза – у тебя моя фигура!» Я с возрастом стала вылитая мама, а она была красавицей. Но раньше я на нее не была так похожа.

А любимые места на полуострове у Вас есть?

Все те, которые я посещала с детства и до сегодняшнего дня. Но больше всего я люблю бухту Ласпи. Потому что в последние годы перед тем, как мама нас оставила, мы отдыхали там, и именно с этим местом у меня связаны самые теплые воспоминания. И маме там очень нравилось – и скалы рядом, и море близко, и растительность богатая… Хотя, я думаю, если бы мама сегодня была со мной, она бы сказала: «Азизка, мы едем только в «Нижнюю Ореанду»!

Выступать в Крыму часто удается?

Одно время очень часто, причем именно в Ялте – я выступала и на площадке «Зеленого театра», и в театре имени Чехова, и в киноконцертном комплексе «Юбилейный». Уже в следующем году после моей победы на «Юрмале-88» одной из первых площадок моих сольных выступлений стала сцена «Юбилейного». Сначала это было несколько раз за сезон, потом реже, но, конечно, в Ялте я выступала очень много. И в этом, юбилейном для меня году, я поняла, что люди хотят, чтобы я продолжила свои сольные концерты, и решила в список городов и стран, которые для меня особо значимы по жизни, включить Ялту в качестве одного из первых пунктов гастрольных выступлений. Тем более, что свой юбилей я отметила именно здесь. А еще будет Узбекистан, где я родилась и выросла, закончила музыкальную школу имени Успенского, консерваторию по классу фортепиано. Естественно, Ульяновская область – Елабуга, где родилась моя мама. Обязательно – Санкт-Петербург…

Я не знаю, будет ли в этом списке Москва. В прошлый свой юбилей я давала два сольных концерта в Лужниках. Вот, говорят, что столица России – это город, в который съезжаются люди со всего постсоветского пространства, и там стараются попасть на концерты популярных исполнителей. А мне нетрудно самой проехать по всем 15-ти республикам бывшего СССР с дружественным визитом, с поклоном, и благодарностью всем нашим народам.

С удовольствием могу дать концерт в Донецке. В свое время я очень часто выступала там на День шахтера – на стадионе «Шахтер». Мне туда никто не закрыл дорогу, слава Богу.

С сольными концертами я буду в течение всего года отмечать юбилей, что называется, песнями и плясками – и в больших городах, и маленьких райцентрах. Но все же Ялта будет одним из первых городов, куда я приеду со своей сольной юбилейной программой «Птица Феникс» – есть у меня такая новая песня, которую буквально перед самым юбилеем я только успела записать. Слова для нее сочинила сама, а музыку написал молодой композитор из Армении Гуж, и у нас, по-моему, получился вполне колоритный восточный тандем. Мне вообще очень нравятся и близки музыканты, поэты и аранжировщики с востока или Кавказа – те люди, которые помнят, что такое этника, знают все эти мелизмы, национальные мотивы. Это, конечно, гармония со мной, моей душой, моими взглядами и мировоззрениями! И песни такие получаются очень красивыми и долговечными.

В программу моих юбилейных концертов войдут и хиты прошлых лет, которые люди помнят, знают и любят, а молодежь и дети услышат, быть может, впервые. Надеюсь, им тоже понравится. Будет и много композиций, которые я сочиняю сама, потому что я стала не только композитором, но и поэтом.

В каждой республике или регионе – свой зритель, а на курорте зал получается «сборной солянкой», где на концерты собирается самая разная аудитория. Для Вас есть у выступлений в такой обстановке свои особенности?

Мне кажется, когда в одном зале собираются люди из многих уголков страны, у них больше ностальгии о прошлом. Если откликаются на какую-то песню и танцуют, то у них эмоции выплескиваются даже не на сто, а на все 150-200 процентов. Многие переживают, плачут, когда слышат песни, которые их трогают за душу. И все эти эмоции усиливаются как минимум в 15 раз – по количеству бывших советских республик…

Вы как-то говорили, что в детстве в Узбекистане любили загадывать желание, глядя на падающие звезды. А знаете, в Крыму, в Ялте, август отличается необычно обильными звездопадами!

Правда? Вот спасибо, обязательно этим воспользуюсь. У меня еще много желаний, а когда я их загадываю, они всегда исполняются!

Красота – от мамы, сила духа – от папы, плечо поддержки – от старших сестер и верных друзей

Так всегда прекрасно выглядеть – было одним из Ваших желаний? Как Вам это удается, поделитесь секретом.

Я мамина дочка и всегда пыталась быть похожей на нее манерой разговора, поведения. Я не умею долго обижаться на людей, хотя, может быть, это и неправильно. Меня старшие сестры спрашивают: ну почему ты просто так простила, когда тебе сделали больно, почему общаешься с этим человеком? Отвечаю: не знаю, я забываю! Я не помню плохое, но хорошее помню и ценю… У нас на востоке в медресе говорят: в 18 лет девушка выглядит по своим годам, после 30-40 – так, как она хочет, а после 50-ти – как заслуживает, какая у нее душа. Значит, душа у меня хорошая, красивая, раз и внешне я так выгляжу. Моя мама до 91 года была красавицей! Поэтому я буду стареть красиво, как мама, и безо всякой пластики, химии, истерии, которой занимаются современные девчонки.

И я всегда хотела быть похожей как на маму чисто внешне, так и на папу с его силой духа, самообладанием, мудростью. Он был инвалидом Великой Отечественной войны. Ему еще не исполнилось 16-ти лет, он переправил цифру в документах и ушел на фронт, два года воевал, участвовал в боях на Курской Дуге, а потом подорвался на мине. Остался жив, но сильно пострадала нога, и «плавающие» в ней осколки не давали ему покоя всю жизнь.

Улыбка была очень редкой на его лице, и появлялась только тогда, когда он просил: «Азиза-балам, изобрази мне Райкина или Авдотью Никитичну!» Ведь еще ребенком я и пела, и танцевала, и изображала известных артистов, веселила всех. И он тогда не то, что улыбался, а заливался смехом. А я, наверное, еще и потому захотела стать артисткой, что видела, как от моих выступлений веселится и радуется папа, и нет этих печальных глаз, потому что боль, которая не оставляла его все время, отступала.

Мой папа всегда ходил с палочкой, самой обычной, и это у меня осталось из детства в памяти, в подсознании. Когда я сломала ногу, стала думать, какую трость мне выбрать, чтобы она была красивой, стильной, интересной, но совсем не подумала об удобстве. Открыла интернет, увидела красоту неземную, заказала, мне ее привезли. Я ее взяла в руки и поняла, что мне очень неудобно. А потом мне моя сестра Нигора сказала: купи простую палочку с ручкой, потому что все остальные с шариком, кошечкой или цветочком сверху – это очень неудобно. И я снова вспомнила своего папу.

И вот сейчас, в преддверии 9 мая, я хочу передать низкий поклон тем фронтовикам, которых осталось очень мало, которые сделали все возможное и даже ценой своей жизни, покалеченного здоровья, и в лице своего отца я их всех благодарю за то, что мы сегодня живем.

В трудные моменты жизни Вас поддержали Иосиф Кобзон, который недавно ушел от нас, Илья Резник и, кажется, Алла Пугачева. Как с ними складывались отношения?

Иосифа Давыдовича я очень уважала, он мне всегда помогал в самых непростых ситуациях, не только творческих. Это касалось любого вопроса, когда мне был нужен дружеский совет – Иосиф Давыдович всегда был рядом в нужный момент.

Дружим мы с Ильей Рахмиэльевичем и его супругой Ириной. Ее я знаю уже больше 30 лет, с тех времен, когда они с Резником еще не встретились. Хотя с ним я познакомилась еще раньше, в 1980 году, когда жила в Ташкенте. Резник и Раймонд Паулс для нашей группы «Садо», где я работала, написали музыкальную поэму «Ташкентская легенда» о землетрясении 1966 года. И мы выпускали пластинку из 10 или 12 песен, а во время ее подготовки Илья Резник приезжал в качестве «ревизора», помню, весь в белом. Нас, певиц, в группе было трое, но он подошел ко мне: «Азиза, у тебя большое будущее! Да, будет трудно, как всем талантливым людям, тебя ждут препятствия и испытания, но ты справишься, потому что ты сильная девочка!»

С Ильей Рахмиэльевичем и Ириной мы каждый год встречаемся в Крыму. Потому что, во-первых, так совпадает, что отдыхаем мы с ними одновременно, а во-вторых, здесь справляем день рождения Ирины в августе. И когда в прошлом году у них было венчание в одном из ялтинских храмов, меня пригласили на этот обряд, как друга семьи. И я даже поймала букет невесты!

Что касается Аллы Борисовны – был момент в моей жизни, когда некоторые коллеги хотели объявить мне бойкот: не называю имен, они хорошо известные артисты, работавшие в театре Пугачевой, составили целую петицию, под которой собрали с десяток подписей. Когда они принесли это письмо Алле Борисовне, она порвала его и сказала: «Знаете, лучше свои силы в мирных целях, пожалуйста, направьте!» И они ушли ни с чем. Мне об этой ситуации рассказали буквально через полчаса. Потом, через много лет, они, конечно, извинялись за ту юношескую глупость…

Так что свечи за нее я ходила ставить в храм, когда уже в 2006 году крестилась, получив в православии имя Анфиса. И моя мама была очень благодарна ей, когда услышала про этот поступок.

Моя мама вообще ее очень любила как артистку, наверное, больше, чем меня. И когда у Аллы Борисовны был юбилей, лет 10 назад, она сказала: «Азизка, пойдем на концерт к ней сходим!» Я достала билеты на места почти возле сцены, а моя мама сама выбрала букет, хотя я даже не помню, когда еще так было, потому что обычно дарили цветы ей, музыкальному педагогу и артистке в прошлом. Мы пришли на концерт, и она все ждала, что выйдет и подарит букет Пугачевой. И вот когда она после какой-то песни встала… я не могу об этом без слез вспомнить… к ней подошел охранник и сказал: «Извините, нельзя подходить близко к сцене и вручать цветы. Только после концерта!»

Алла Борисовна, видимо, сама дала распоряжение не подпускать зрителей, но не подумала, что в зале находятся и такие пожилые люди.

Мама села, улыбнулась, и говорит: «Доченька, да досижу ли до конца концерта? Я себя так неважно чувствую…» Ей тогда уже шел 82-й год. У нее была мечта подарить Алле Борисовне цветы, но она так и не смогла этого сделать, потому что ее не подпустили.

После этого случая, когда юбилейный концерт был уже у меня, я вышла, поприветствовала зрителей и сразу пояснила: «Если кто-то хочет мне что-то сказать или цветы подарить, в первую очередь пропускайте детей и матерей, пожилых людей!» Потому что я помнила эту неприятную для моей мамы ситуацию.

А тогда мы так и не досидели до конца того концерта в «Лужниках», потому что он продолжался почти три часа, мама стала себя плохо чувствовать из-за духоты, и где-то за полчаса до завершения мы уехали домой. Но перед этим она повернулась к незнакомой женщине, которая сидела рядом с ней: «Вы моложе меня, будете до конца? Подарите Аллочке эти цветы. И не надо говорить, от кого! Просто от любящего ее человека». Так жалко, что она сама не смогла…

Напишите об этом обязательно! Может, об этом вспомнят и другие артисты, когда будут выходить на сцену. А я, выходя в зал, теперь всегда первым делом беру цветы у старшего поколения, у тех, которые сидят скромно, как и прожили всю жизнь, но почитали любимых артистов. А молодежь может и подождать, и за кулисы прорваться.

Зато у моей мамы есть дочь, такая, как я, ее гордость. Мама – мой первый педагог по музыке, по вокалу. И очень многое, чего я добилась в жизни, произошло благодаря маме. Она меня родила в 40 лет, я поздний ребенок, но она долго не оставляла меня. До 91 года жила рядом, потому что чувствовала, что ближе нее у меня никого не было и вряд ли будет. Я даже замуж не выходила, потому что не хотела оставлять маму…

У Вас есть любимые авторы и композиторы?

Мой любимый композитор – Олег Бескровный. Это музыкант, автор-исполнитель, композитор – человек, которого я знаю 30 лет. После Юрмалы я приехала в Москву и меня пригласили выступать в концертный зал «Россия», где мы с ним и познакомились. А первой песней, которую он мне предложил, была «Твоя улыбка». Она стала хитом или, как мы ее называем, песней вне времени, пространства, моды, конкуренции, формата. Это мой композитор, который на протяжении всех 30 лет моей творческой деятельности писал и пишет до сих пор музыку для моих песен, и они занимают для меня особое место, потому что их большинство. Есть у меня песни Раймонда Паулса, Ильи Резника, Виктора Чайки, поэтессы Натальи Шемятенковой, Владимира Матецкого, собственного сочинения. Но это одна, две, три песни, а чтобы каждый год по 33 – это только Олег Бескровный!

 

Предложение руки и сердца длиною в 30 лет

А многим людям в жизни, глядя в глаза, Вам хотелось бы спеть строки «Милый мой, твоя улыбка манит, ранит, обжигает»?

Когда Олег мне принес музыку к этой песне и напел под гитару, я смотрела на него и увидела удивительную улыбку! И внутри у меня пронеслось – родилась строчка: «Милый мой, твоя улыбка… как бы она меня до греха не довела!» И потом уже автор слов к песне Борис Дубровин, великий поэт, которого я попросила: «Борис Саввович, только вы один можете справиться с такой задачей, чтобы слова были легкими, и при этом песня несла свет и позитив. А припев должен начинаться словами: «Милый мой, твоя улыбка…» – уже на следующий день позвонил с продолжением: «Манит, ранит, обжигает, и туманит, и дурманит, в дрожь меня бросает!» Всю гамму чувств передал!

И вот недавно, в декабре, я приехала в «Нижнюю Ореанду» отпраздновать новый год. Предложила моим друзьям из близкого окружения присоединиться. И несколько человек с удовольствием согласились. А после того, как Владимир Владимирович Путин произнес новогоднее приветствие, мы его послушали, начался бой курантов, и с 11-м ударом мой старый друг Олег Бескровный сделал мне предложение.

Один раз он мне его уже делал – в 1989 году, когда мы только познакомились и стали сотрудничать. Тогда я отказала, мне было не до замужества. И весь минувший с той поры период мы не всегда были «в одной упряжке» – пересекались, расходились, хотя постоянно оставались на связи. Но вместе работали над песнями, над музыкой, словами, аранжировками, потом он стал руководителем моего ансамбля, который раньше назывался «Анаконда», а теперь станет «Птицей Фениксом».

А на этот раз я ему ответила: «Да!» – потому что он человек проверенный. И не только радостями, но и горем, которое было и у меня, и у него. Мы оба проверенные временем. Да, он был женат, и не один раз, у него есть взрослая дочь. Это я ни разу не была официально замужем! Потому что не хотела. Но теперь приняла приглашение замуж.

А сейчас приехала в Ялту праздновать свой юбилей я, естественно, вместе с Олегом. Он рядом – и мне спокойно. Я чувствую себя счастливым человеком, причем, не только счастливой женщиной, но и счастливой певицей. И вот он на днях выходит из своей комнаты, а мы, как положено мне, настоящей восточной женщине, до свадьбы спим в разных комнатах, и говорит: «Азиза, я сочинил для тебя новую музыку!» Знаете, когда я ее услышала, подумала: что же его подвигло написать такую мелодию – столько в ней было тепла, любви, немножко боли и много-много света. И я за одну ночь написала стихи, посвятив эту песню Юлии Началовой, певице, которая недавно трагически ушла из жизни в расцвете сил. Я ее еще никогда не пела, и первые, кто увидит эти стихи, будут ваши читатели:

Расскажу я вам историю одну

Про красивую девчонку,

Про ее глаза, неба синеву.

И про смех, как дождик, звонкий.

Голосом ее волшебным, как роса,

И бескрайним, словно море,

Наслаждались скалы в белых облаках,

Ей в ответ тихонько вторя.

Голос чистый, как мечты,

Как свет любви пленил своим теплом.

Проплывая вдоль рассвета, корабли

Гудят, грустят о нем.

Как-то в сильный шторм рано поутру

К морю подошла девчонка.

Там на берегу укрывал валун

Раненого дельфинёнка.

За волной волна, за слезой слеза -

Грустной осени картина.

Песнею своей, что из сердца шла,

Девочка спасла дельфина.

Оставляя скалам вечный свет любви,

Улетел тот голос звонкий.

В тишине на небо смотрят корабли,

Вспоминая взгляд девчонки.

Вы были знакомы с Началовой?

Я лично Юлю не знала, но видела по телевизору, следила за ее становлением, читала о ней, хотя мы и не пересекались. Но когда в сентябре прошлого года руководство санатория «Нижняя Ореанда» пригласило меня выступить на юбилее здравницы, буквально перед этим праздником я сломала ногу. Звоню, извиняюсь, что приехать не смогу, и меня попросили посоветовать кого-то на замену. Я полистала свою записную книжку, и вдруг мой взгляд упал на номер телефона директора Юлии – Володи. И понимаю, что именно эта девочка, луч света, может приехать и заменить меня. Я созвонилась, узнала, смогут ли они, и услышала: «С большим удовольствием поедем. Тем более, что Юлечка себя так неважно чувствует!»

Я не стала спрашивать, что с ней, потому что, наверное, неправильно так сразу интересоваться, любопытствовать, но раз она согласилась, значит, подумала я, все нормально.

И вот они приехали. Я волновалась, как пройдет ее выступление. А потом мне позвонил ее директор и сказал, что все прошло на высшем уровне, благодарил: «Потому что Юлечка так любит море, и, несмотря на то, что уже было прохладно, все время ходила на пляж, смотрела на волны…»

Я потом уже подумала: наверное, она ждала встречи с дельфинами, чтобы загадать желание, чтобы все были здоровы и счастливы. Она была очень мечтательной, в ней оставалось много детского, поэтому ее все и любили. И когда ее не стало, у меня перед глазами постоянно вставала картина, как она стоит на берегу, дует ветер, идет дождь, а она все смотрит вдаль в ожидании дельфинов…

Когда сбываются мечты…

Куда Вы планируете отправиться сейчас, сразу после Крыма?

Немного отдохну и поеду на Кипр – у меня там будет сольный концерт в честь международного дня детей на огромном празднике. Я вообще очень люблю все, что связано с Грецией – наверное, я там жила в прошлой жизни. Когда вижу арки, колонны – возникает чувство, что все это помнит мое подсознание, ведь в Средней Азии, откуда я родом, их нет.

А в Греции, на Кипре этого много. Мне там спокойно и комфортно, поэтому я часто приезжаю туда. Даже хотела бы, чтобы обряд обручения у меня состоялся там – на следующий день или через день после концерта, который будет проходить 1 июня на главной площади в Лимассоле.

9 лет назад, после такого же концерта на Кипре, я познакомилась с одним человеком. И мы с ним тоже планировали, что наше обручение будет на этом острове, в том месте, где богиня любви Афродита вышла из пены морской. Но человек предполагает, а Бог располагает. До этого не дошло, и мы с ним остались хорошими добрыми друзьями, хотя 9 лет прожили в гражданском браке.

А моя мечта, может быть, сбудется, и этот обряд я таки проведу на Кипре, и ничего особенного – поменяется только жених. А так всё то же самое: есть я и Афродита, те же берег, небо, солнце, звезды.

Там, наверху-то, Господу Богу лучше знать, с кем тебе будет лучше на этой земле. Значит, он понял, что мне лучше будет с композитором, а не с бизнесменом! Люди по духу, по жизни, знаете, должны больше смотреть в одну сторону. А композитор и певица – это уже одно целое. В творческом союзе мы с Олегом уже 30 лет, а теперь будем и в семейном…

Что, на Ваш взгляд, отличает современную молодежь на эстраде от исполнителей более старшего поколения?

Сказать, что сегодня все плохо в корне, конечно, нельзя. Времена диктуют свои правила. Раньше была эстрада, песенная культура, а сейчас это называется «шоу-бизнес», и это понятие, естественно, диктует новые порядки и законы, не всегда действующие в соответствии не то, что с божественными, но даже с общечеловеческими правилами. И этим все сказано.

Несмотря на то, что я внутри этой культуры поп-музыки, многих ее сегодняшних «представителей» я даже не знаю. Есть, конечно, голосистые певцы, но – малоартистичные. А бывает артист и с голосом, и даже артистичный, но как будто не поцелованный небесами, кого можно было бы назвать личностью, индивидуальностью. Пусть и такое будет, места всем хватает, но засилья этого не хотелось бы.

Хотя есть и такие, как Ирина Понаровская, Елена Ваенга, Гриша Лепс, Азиза, Филипп Киркоров – на них молодым артистам и надо ровняться. Я раньше о себе так никогда не говорила. Но сейчас, будучи в таком красивом периоде, могу смело об этом заявить, потому что сама себя уважаю и знаю. У меня есть свои недостатки, но при этом много и достоинств, и прежде всего как у артиста. Поэтому равняться на нас не только можно, но и нужно. А свое место под солнцем у меня есть. И если в последние годы практически не было того, что я называю «феномен», то сейчас появилось. И теперь, слава Богу, я могу спать спокойно, и не только я, наверное.

Буквально недавно я близко познакомилась с творчеством молодого артиста Димаша Кудайбергена. Этого мальчика из Казахстана надо слышать! Я его называю мессией на музыкальном олимпе. Или, по-другому, он словно спустился к нам с олимпа, чтобы поставить все точки не только над российской, но и над мировой эстрадной культурой. Это такая масштабная личность, которая несет в себе столько добра и света, позитива, направленного на созидание и объединение, что его знают и слушают во всем мире! Он победитель десятков международных конкурсов! И успех этого мальчика, прежде всего, в правильном воспитании – он мудрый, несмотря на свою молодость, ценит свои корни, землю, на которой были рождены его предки, в совершенстве знает свою национальную культуру, язык, музыкальные инструменты, обычаи. В нем все это слилось воедино, и когда его услышали в России, многие артисты, я уверена, призадумались, стоит ли им дальше называться певцами или певицами.

Сейчас выходит много шоу-программ, где участвуют дети. Куда потом пропадают все эти «звездочки»?

Прежде всего, не знаю, зачем вообще на такие конкурсы привозят детей? Я сама прекрасно пела с пяти лет. Но ни в каких подобных конкурсах никогда не участвовала, хотя мой папа вполне мог их организовать даже в масштабах республики.

Талантливые дети есть всегда и везде, их можно отдать в музыку, танцы, фольклорные ансамбли – во что-то серьезное, туда, где развивается личность. Но чтобы отдать ребенка в эстраду, а тем более в шоу-бизнес… Оставьте детям то святое, что в них должно быть! Потому что среди тех, кого в юном возрасте приводят на проекты типа «Голоса», у кого-то сложится творческая судьба, а у кого-то нет. А это психологические травмы, испытания, которые дети могут не выдержать, ведь все закладывается в подсознание с детства, в том числе и любой провал.

Огонь, воду и медные трубы человек должен проходить медленно, в осознанном возрасте. Ребенок ни к чему из этого не готов, а тут вдруг на него может свалиться все сразу. И что из этого может получиться? Хорошо, если это будет что-то действительно достойное, а если нет?

Поэтому я такие конкурсы не устраивала бы. Лучше проводить фестивали, чтобы без туров, этапов, призовых мест и т. д. Это я вам говорю как педагог с консерваторским музыкальным образованием!

Как Вы относитесь к тому, что у популярных исполнителей появляются полушутливые титулы – «императрица», «король», «принц», «примадонна»?

Нормально отношусь. Ну не сами же они их себе придумывают – титулами удостаивают поклонники. Кто-то сказал, как-то закрепилось. Даже у меня есть титул – «Дочь солнца». Может, потому что я родилась в Узбекистане, и во мне много солнечной энергии. И мне нравится, что меня так «окрестили», я этим горжусь! Когда об этом узнала, я стала по утрам выходить на балкон, смотрела на солнце, потом начала с ним разговаривать… И теперь каждое утро выбегаю на балкон, здороваюсь с солнцем, и у меня появляется улыбка! Хотя я заметила, что в последнее время стала редко улыбаться. Для этого надо что-то такое необычное или полная гармония с природой. Вот в Крыму я стараюсь поймать момент, когда солнце уже встало, но еще рядышком. И я жду эту свою детскую непосредственную улыбку, потому что она идет изнутри.

Беседовал Олег ГЛАВАЦКИЙ

Фото из личного архива певицы

Для оперативного получения новостей подписывайтесь на:
Telegram-канал
Facebook
Вконтакте
Twitter
Яндекс.Дзен
Youtube

Новости