16+
19 апреля 2019 09:35

Андрей Павлов: Не готов участвовать в «обувном преступном сообществе»

АА Распечатать

В 2015 году одним из крупнейших проектов, презентованных на Ялтинском международном экономическом форуме, стало строительство первой для группы Zenden собственной фабрики с заявленными инвестициями в 1 млрд рублей. Спустя четыре года основатель компании Андрей Павлов на полях того же ЯМЭФ рассказал, почему проект никогда не будет реализован и как, по его мнению, необходимо изменить структуру российской экономики, чтобы она начала реально зарабатывать.

Строительство обувной фабрики в Евпатории в свое время остановилось в том числе из-за вашего конфликта с главой администрации города Андреем Филоновым. Сейчас это «препятствие» усилиями правоохранителей устранено. Не намерены возродить проект?

У нас в январе производство в Евпатории было закрыто. Два года судов, не понимали, где конец – его мы и сейчас не видим. Судебные дела продолжаются, поэтому ждем финала.

Построенное использовать нельзя?

Да, его надо либо сносить, либо укреплять. Скорее всего, сносить. По факту, так легче. Два года оставили неприятный осадок.

Под этот проект вы брали кредит. Как им распорядились?

Мы открыли кредитную линию в РНКБ на 200 млн рублей, но не воспользовались ею. Ни льготными кредитами, ни субсидированием ставок. Все деньги были собственные. Хотя в любой момент мы могли взять деньги и достроить предприятие.

Другую площадку в Крыму рассматривали? Почему именно Евпаторию выбрали?

Нет, не рассматривали. Все складывалось на личных контактах, и место понравилось, и люди. Думали, что персонал там подберем. В целом все складывалось нормально, ведь предприятие было открыто – уже через 3-4 месяца после регистрации компании. Порядка 70-80 сотрудников приняли.

Из этого проекта вышли два ваших ростовских партнера. С чем это было связано?

Они занимались всеми вопросами здесь в Крыму – и производственными, и как раз строительством. Не досмотрели. Поэтому прияли решение спокойно разойтись.

На ЯМЭФ вы рассчитываете найти партнеров или работаете по своей программе?

Партнеры нам особо не нужны, работаю по своей программе.

У Zenden есть перспективы выйти на 1 место в России в сегменте обувного ритейла?

Не стремимся. Сейчас в России безумно сложно крупному и среднему бизнесу. Тенденция показывает, что идет большой рост микробизнеса – за последние два года четыреста тысяч новых компаний микробизнеса зарегистрировано. Если кто-то и убыл, то в любом случае количество – в плюс. Средний бизнес падает, малый бизнес падает, а крупному – вообще безумно тяжело: НДС подняли для нас, еще ряд моментов есть.

Но ваши конкуренты – это тоже крупный бизнес.

Наши конкуренты – основная масса игроков – работает без НДС, на льготных режимах: патенты, ЕНВД, УСН. И реально работают на этих режимах законно и честно, хотя есть и те, кто дробит бизнес.

Вас такая схема работы не устраивает?

Для нас она невозможна. Во-первых, это статья 210 УК, ОПС – организация преступного сообщества или, можно сказать, «обувное преступное сообщество». Во-вторых, не имеет права крупный и средний бизнес пользоваться льготами малого. Поэтому я призываю принять несколько законодательных актов. Например, одно физическое лицо – один налоговый режим или минимум один льготный налоговый режим, чтобы не открывали люди много компаний. Я против ЕНВД, против патентов в целом в стране.

С вами не согласятся тысячи людей.

Это понятно! Если вы реальный предприниматель микробизнеса, ваша планка по выручке – 120 млн рублей. Вам достаточно иметь одно ООО или одно ИП. Зачем вам два, три?

Оптимизация?

А зачем вам оптимизироваться? У вас и так полная оптимизация, вы работаете либо на патенте, либо на УСН, либо на ЕНВД, но в любом случае на одном юрлице. Вам не надо второе, третье и так далее.

В своей массе люди, которые выступают против меня, имеют несколько видов бизнеса или много юрлиц или ИП, но по факту они не представители микробизнеса. То есть если вы имеете пять компаний микробизнеса, вы можете быть средним и даже крупным предпринимателем. Поэтому я и привязываю одно физлицо к одному налоговому режиму.

То есть вы готовы играть по правилам, которые для себя же считаете сейчас не очень удобными?

Эти правила удобны и для меня, и для всех предпринимателей в легальном поле работающих. Все предприниматели, работающие в легальном поле, хотят четких, жестких правил, четкого порядка. Сейчас этого порядка в России нет. Сейчас вы можете регистрировать сколько угодно компаний на себя, заниматься любыми видами бизнеса и всем, чем угодно. И желательно все это делать на льготных налоговых режимах. Но так не бывает. У нас так происходит, но так не должно быть.

Перевод бизнеса в Крым, где работает вполне легальная СЭЗ, возможен для крупного бизнеса?

Для меня и вообще для крупного бизнеса здесь нет льготных условий. Свободная экономическая зона…

Фикция?

Нет, в принципе СЭЗ была очень хорошим, правильным решением. Если бы мы не совершили те ошибки, которые совершили, я думаю, предприятие уже работало бы. Хотя проблем было много, и не только с подрядчиками – с теми же коммуникациями. Это же на бумаге красиво выглядит, что можно за три копейки киловатт подвести, еще и за вас все сделают. А по факту, когда мы воткнулись в эту историю, нам говорят – за два километра 500 кВт 13 миллионов заплатите. И так по каждой из коммуникаций. Начинаешь складывать бюджет и понимаешь, что вылетаешь. С одной стороны, все приятно, а с другой тебе навешивают накладные расходы и справа, и слева. Это вообще тяжелая судьба всех производственников в России, ведь основная масса льготных режимов – для торговли и для услуг. Но если у вас производственное предприятие – у вас нет никаких льготных режимов. Поэтому мы и живем так: сборы налогов растут, а экономика не растет. У нас же ВВП практически на месте стоит, фиксируемый рост в 1-2% – статистическая погрешность. А мне хотелось бы, чтобы экономика росла на 5-7% в год.

При каких условиях это реально?

Это реально при изменении структуры экономики. Когда мы начинаем давать льготы в первую очередь производителям. Государство богатеет, когда свой продукт имеет. И добавленная стоимость максимальная. А у нас избыточный сектор ритейла. В стране каждый третий, условно, работает в секторе ритейла.

Самое тяжелое – это даже не налоговая нагрузка, а избыточная конкуренция. Если у вас на улице стоит 20 кафе, и вам просто тупо не хватает клиентов. И не важно, платите ли вы на процент-два больше налогов – никакой разницы. Вам из-за конкуренции просто не хватает денежной массы и клиентов, чтобы выйти в плюс. У нас в секторе ритейла и в секторе услуг зачастую конкуренция просто избыточна.

Нужны не новые льготные режимы, а защита рынка, глобально. Допустим, мы защитили свой рынок продуктов питания от санкций, у нас начали сыр производить и многое другое. Это же нормальное явление – защита собственного рынка.

Как раз здесь на одной из секций ЯМЭФ говорилось, что меры недостаточны – внутреннего производства не хватает.

Да, они недостаточные, поэтому давайте думать, как защищать собственный рынок. Если есть собственное производство – будет собственный ритейл. Ритейл будет всегда, даже при отсутствии производства – будут завозить. Если будем развиваться только в услугах и ритейле, то какое тут изменение структуры российской экономики? Будет деградация потихонечку идти.

Для оперативного получения новостей подписывайтесь на:
Telegram-канал
Facebook
Вконтакте
Twitter
Яндекс.Дзен
Youtube

Новости