16+
14 мая 2018 13:24

Рефат Дердаров: крымские татары верят в дела, а не разговоры

АА Распечатать

Жизнь крымских татар сегодня обсуждается далеко за пределами полуострова. Отчасти национальная тема стала предметом спекуляций и шантажа: бежавшие из Крыма лидеры запрещенного в России меджлиса заявляют об угнетении представителей национальности, в Евросоюзе и США эту истерию поддерживают. Как это повышенное внимание воспринимают сами крымские татары, Крыминформ спросил у главы Бахчисарайского района Рефата Дердарова накануне, пожалуй, самой важной для народа даты – 18 мая, 74-й годовщины депортации.

В Бахчисарайском районе идет большая и символичная стройка. Изначально это был просто памятный камень, а сейчас уже видны очертания большого мемориального комплекса в память о жертвах депортации. На какой стадии находится реализация проекта?

Мемориал сейчас находится в такой фазе, когда не стыдно показать людям. Комплекс строится не только для крымских татар, а для всех депортированных народов Крыма. Все начиналось в кабинете Сергея Аксёнова (глава Республики Крым) в 2015 году. Когда мы разговаривали по поводу Ханского дворца и по поводу новых идей и предложений. Мы предложили построить комплекс. Он одобрил идею.

Мне было до глубины души обидно, что наша память о депортированных народах во времена Украины была отмечена только маленькой табличкой, которая там (на железнодорожной станции Сирень в Бахчисарайском районе Крыма) неприметно располагалась. Благодаря Аксёнову решение было принято незамедлительно. Я помню первые комментарии, которые пошли тогда по украинским СМИ, что у нас ничего не получится, это все миф, что это будет долгостроем...

На начальном этапе действительно были опасения, что строительство мемориала станет долгостроем?

Когда я приехал в район и попросил промониторить исторический земельный участок, выяснилось, что земля находится в частных руках, участок продается. Мы предложили выкупить землю, но хозяева выставили космический счет. Мы объяснили, что эта земля будет предназначена для мемориала, и они убрали один ноль из суммы. Это место, политое кровью.

Много людей говорили: зачем взяли такую большую территорию под мемориал? Честно сказать, я тоже сомневался. Но эту землю необходимо было сохранить. И даже если не построить комплекс, то сохранить. Не мы, так наши дети сделали бы это. Мы выкупили эту землю у частника, чтобы он не продал ее или не применил под промышленное предприятие.

Потом думали, как заложить капсулу. Чтобы как-то обозначить данное место, помимо капсулы, мы привезли вагон. Когда началось строительство, приезжали наш муфтий, Лазарь (митрополит Симферопольский и Крымский). Мы заложили сразу там мечеть и часовню. Хотя вокруг этого тоже много ходило разговоров. Но я начал говорить со старейшинами. Мы решили, что если люди хотят отдать дань уважения, то почему бы и не построить мечеть и часовню на одной территории.

Когда планируется завершить строительство мемориала?

Финансирование идет по плану, и на следующий год к 18 мая планируется завершить строительство. На данный момент уже не 50% осталось сделать, а намного меньше.

Откуда идет финансирование? Есть благотворительные средства?

Источник финансирования – республиканский бюджет. Возможно, есть благотворители. Но, когда республика финансирует, благотворители не нужны.

У жителей района уже есть уверенность, что мемориал будет достроен?

Пока люди не увидели своими глазами, не верили. И чем больше людей будет приезжать сюда, тем лучше. А людей приезжает все больше. Даже когда еще только одна капсула была, останавливались молодожены и возлагали цветы. И неважно, какой религии и национальности. В сердце сидит боль, люди помнят.

Как вы относитесь к звучащим из Украины призывам крымским татарам бойкотировать мероприятия 18 мая на полуострове?

Все призывы не ходить – пустые. Молодежь сегодня живет и развивается. Мы дома, мы у себя на Родине живем и развиваемся. Народ все понимает. Что там диктовать? Там (на Украине) говорят, что десятки тысяч человек выехали из Крыма (после референдума). Если бы столько людей выехало, то села в Крыму были бы пустыми. В поселке, где я живу, точно знаю, что три семьи выехали. Две из них вернулись, одна осталась – и то хотят вернуться из Украины обратно в Крым. Все понимают, что там делать нечего.

Вот когда они переименуют в Америке хоть один аэропорт, то я их признаю. А то, что они здесь что-то хотят сделать, это пустые слова. В любой истории есть много пятен. Не все правители боролись за свой народ. В Ханстве тоже были проколы. Если начать вспоминать это и жить в злобе – это ужасно. Хорошо, когда православные поздравляют мусульман и наоборот. Вот это – семья. Я живу в поселке, где разные люди. Разницы нет – православный ты или мусульманин. Нужно жить в мире.

У жителей Бахчисарайского района есть уверенность в будущем?

Уверенность есть. Живущие на Украине люди все больше говорят, что там делать нечего, потому что будущее – в Крыму. Когда мне начинают рассказывать, что здесь плохо, это смешно. Я как-то приехал к одному человеку домой, пришлось три раза дом объезжать, чтобы машину припарковать. Вот и правда: бедно стали жить в России – машинами так все забито, что свою негде припарковать.

При Украине я никогда не видел на Хыдырлезе первых лиц. Сейчас Аксёнов каждый год посещает праздник, ведет диалог с народом. И это много значит. Люди это все оценивают, они знают, что такого никогда раньше не было.

Крымско-татарский народ ждет еще несколько вещей. Ждет язык в во всех школах, ждет топонимику. Жалуются, что справка о реабилитации – ненужная бюрократия. А еще: чем раньше во всех селах начнут транслироваться все российские телеканалы, тем будет проще и лучше.

Для оперативного получения новостей подписывайтесь на:
Telegram-канал
Facebook
Вконтакте
Twitter
Яндекс.Дзен
Youtube

Новости

-|-