16+
10 апреля 2017 15:52

Александр Герцен: Ученые-археологи КФУ наткнулись на очередные тайны Ханского дворца (ФОТО)

АА Распечатать

О последних необычных находках и открытиях ученых-археологов Таврической академии КФУ имени В.И. Вернадского на территории Дворца крымских ханов в Бахчисарае рассказал декан исторического факультета Александр Герцен.

Хан-сарай, что в переводе и означает Ханский дворец, как известно, является памятником федерального значения с очень интересной, яркой историей. Бахчисарай был столицей Крымского ханства. Поэтому в этом городе, основанном в первой половине XVI века, в правление хана Сахиб-гирея, находилась ставка правителя этого государства. До этого она была на плато Чуфут-кале. И, можно сказать, что своим основанием Бахчисарай обязан именно тому, что первой и важнейшей постройкой в нем был комплекс резиденции правящего хана. В декабре прошлого года неожиданно встал вопрос о необходимости проведения археологических исследований на территории Бахчисарайского дворца.

Почему?

О том, что дворец нуждается в ремонтных и реставрационных работах, говорили давно. Уже в конце XVIII, XIX – начале XX веков раздавались озабоченные голоса ученых, архитекторов, историков относительно того, что комплекс находится на грани разрушения, гибели. И в начале XX века были предприняты попытки проведения таких восстановительных работ. Правда, ремонты во дворце проводились и до этого. Но они имели, к сожалению, очень мало общего с научно обоснованной реставрацией. Первый такой ремонт шел с 1783 по 1787 годы – к приезду Екатерины II. Это было как раз вскоре после включения Крыма в состав России. Дворец покинул последний крымский хан Шагин-гирей. И оттуда было многое вывезено, ободрано, даже из декоративных деталей. Ремонтные работы возглавлял де Рибас, один из основателей Одессы. Ему было поручено это ответственное дело. Потом был большой ремонт в 20-30-х годах XIX века – дворец готовили к приезду императора Александра I.

Но на научную основу эти работы пытались поставить именно в начале XX столетия. И с той поры был еще один действительно большой ремонт – в первой половине 60-х годов прошлого века, который проводили киевские профессиональные реставраторы, архитекторы. Руководила работами Евгения Ивановна Лопушанская, известная многими проектами. Она в Крыму, Судакскую крепость реставрировала и другие объекты. Тем не менее, все работы не решали кардинальные вопросы, связанные, прежде всего, с восстановлением, ремонтом и укреплением несущих стен и крыш дворцовых построек.

То есть ремонты были больше косметическими?

Ремонт 60-х годов прошлого века затронул какие-то отдельные узлы. Тогда как раз вскрыли основание портала Алевиза Фрязина в посольском дворике. Это – самая древняя постройка дворца. По крайней мере, она имеет очень раннюю дату – 1503 год. Фонтанный дворик, где находятся «Золотой фонтан» и «Фонтан слез», летняя беседка подверглись капитальному ремонту. Но помещения верхнего этажа – кофейная комната, посольский зал, знаменитый «Золотой кабинет» Крым-гирея, и ряд других, уже, наверное, четверть века как закрыты. Потому что настолько там все – стены, крыши – в ветхом состоянии находится.

Решено было подготовить эти помещения к проведению капитального ремонта. Проект вошел в федеральную программу. Были выделены деньги на то, чтобы создать временное укрытие над частью главного корпуса дворца, которое позволит вести работы по ремонту верхних частей стен, крыш и перекрытий круглогодично. Такой опыт уже был. Когда турецкие реставраторы проводили работы на Зынджирлы медресе в Салачике, где был первый дворец крымских ханов. Медресе – 1500 года, построенное в период правления второго хана династии Гиреев – Менгли-гирея. Перед началом реставрационных работ над всем комплексом построили укрытие, что позволило вести их единовременно по всей площади объекта в любую погоду. Собственно, по этому пути пошли и московские проектировщики. Они подготовили проект такой крыши. Подобной тем, которые можно видеть в Симферополе на Привозе или на Центральном рынке, только более грандиозной.

Почему понадобились археологические раскопки?

Эта временная крыша должна была защитить от осадков помещения дворца: посольский зал, Малую мечеть. То есть довольно большую площадь. Планировалось, что она будет закреплена на шести опорах, которые нужно было не просто поставить на землю, а углубить на 50-60 сантиметров, чтобы они прочно стояли и держали эту конструкцию. А поскольку дворец является памятником мирового значения, необходимо было не просто выкопать ямы под эти опоры. Дворец практически не подвергался серьезным археологическим исследованиям, поэтому их необходимо было провести. Исследования были, но их качество страдало, потому что их не доводили, как говорится, до «материка». Например, убирали землю в так называемом персидском саду. Там были раскопаны остатки одной из бань. Но это не было комплексным, полноценным исследованием, археологическим изучением. Поскольку есть очень жесткое российское законодательство на этот счет. На местах, где будут установлены опоры, надо было провести археологические работы. Обратились ко мне, чтобы я руководил этими работами, в очень короткие сроки мне был выдан «открытый лист». Правда, выдан поздно, в декабре прошлого года. Археология не «вяжется» с зимними месяцами. Но, очевидно, рассчитывали, что зима будет такая же мягкая, как в прошлом году. Тогда мы, археологи, круглый год работали, например, по трассе газопровода Кубань-Крым. Нынешняя зима была достаточно суровой, поэтому археологические исследования в Ханском дворце нам не удалось выполнить в полной мере по объективным причинам. Довести до завершения удалось только один раскоп – в бассейном садике, недалеко от летней беседки, над которой на втором этаже находится «Золотой кабинет». Очень красивая, конечно, комната, один из лучших интерьеров дворца. Больше 20 лет туда не водят посетителей. Я там работал в конце 60-х – начале 70-х годов прошлого века. Тогда «Золотой кабинет» был доступен для туристов. И он был изюминкой дворцового ансамбля.

Заканчивалось действие моего «открытого листа» 28 февраля 2017 года. То есть нам дали меньше трех месяцев для археологических работ. Но два месяца их невозможно было вести, потому что было холодно, лежал снег. Потом там поставили навесы, разбили переносной павильон, и уже можно было работать.

Кто непосредственно вел археологические раскопки?

Создана организация, которая в соответствии с российским законодательством имеет право на проведение археологических раскопок – «Археологическое Таврическое общество». Но при условии, что «открытый лист» получает исследователь, имеющий на это право. А непосредственно в работах участвовали студенты-магистры исторического факультета и аспиранты КФУ. В частности, образно говоря, «прорабом» был мой аспирант Антон Душенко, который в декабре прошлого года защитил диссертацию по костерезному делу Мангупа. Он очень опытный исследователь. Еще со студенческих лет работал в Мангупской экспедиции. Были также ребята из КИПУ, которые тоже имеют опыт работы в археологических экспедициях. Вместе с ними был выпускник истфака Таврической академии КФУ и наш аспирант, мой диссертант Эмиль Серталиев. Он сейчас работает в КИПУ. Одним словом, у нас была очень хорошая, слаженная команда.

Кроме погодных, еще какие-то сложности возникали в ходе археологических работ?

Мы ожидали, что встретимся с большими трудностями. Потому что территория, на которой предполагалось вести работы, почти не исследована. Дело в том, что вся история этого дворцового ансамбля распадается на несколько этапов. Но, в основном, то, что мы о нем знаем, это дворец после 1736 года. В этом году, как известно, русские регулярные войска под командованием маршала Миниха смогли войти в Крым. После взятия Перекопа им был предпринят рейд на Гезлев (Евпатория) и оттуда на Бахчисарай. И, когда войска уходили из столицы ханства, в городе начался пожар. Был подожжен и дворец. Что понятно, ввиду того, какие тогда были отношения между Россией и Крымом. Это было время активного противостояния: с одной стороны – набеги, с другой – расширялась территория России в южном направлении. Была Тульская засечная черта, потом Белгородская. Одним словом, сосуществование было далеко не мирным. Союзниками Крым и Россия были до начала XVI века в противостоянии с угасавшей Золотой Ордой, которая стремилась вернуть под свою власть все земли, которые были захвачены еще Батыем.

После этого грандиозного пожара во дворце осталось очень мало: каменные стены некоторых построек. Очевидно, это – зал Дивана ( Совета и суда), мечеть и, наверное, мавзолей над ханским кладбищем. При ханах Селямет-гирее и Крым-гирее, том знаменитом, с которым связана легенда о «Фонтане слез», дворец был восстановлен. Но восстановлен так, что это даже по планировке мало совпадало с предшествующим дворцовым ансамблем, с расположением различных элементов.

Правда, надо учесть, что дворец все-таки был, в основном, летним. Поэтому, на его территории не было большого количества каких-то капитальных строений, а имелось очень много легких павильонов, беседок. И наши раскопки дали возможность попытаться определить, что же там было до пожара.

Есть два подробных описания прежнего дворца: турецкого путешественника Эвлия Челеби 1666 года и адъютанта маршала Миниха-Манштейна. И уже не одно столетие исследователи «бьются», пытаясь понять и сопоставить виденное этими двумя авторами с тем, что есть сегодня перед нашими глазами. И неоднократно высказывалось мнение, что дворец был перестроен капитальнейшим образом. Я уже не говорю о последующих ремонтах того, что было восстановлено после пожара 1736 года.

Каковы результаты археологических исследований, которые проводились во дворце под вашим руководством?

Во-первых, мы подтвердили, что, скорее всего, дворец имел какую-то совершенно иную планировку. В так называемом бассейном дворике, наши раскопки были доведены до «материка». А это – почти 4 м глубины. Нашими предшественниками был убран верхний слой земли примерно на метр. Это были не раскопы, а именно уборка. Но она немножко облегчила нам задачу. Из интересных находок, невещевых – там выявлена огромная яма, в которой находилась чистая известь. То есть яма для сотворения извести. Она, как известно, не сразу идет белая. Сначала в печи пережигают известняк, засыпают его в яму, «гасят» и он несколько лет должен выдерживаться, прежде чем стать белой известью. Яма, известь могут быть как раз остатками работ, связанных со строительством зала Дивана, который до нас дошел. Там были найдены и другие материалы, не все из них пока получили точное определение. Сейчас идет их обработка. Среди находок – монеты, курительные трубки. К слову трубки в Крыму обычно не датируются раньше первой половины XVII века. Потому что, в Турции в 20-30-е годы XVII столетия курение табака было запрещено под страхом смерти. Массовое производство трубок началось лишь во второй половине XVII века, когда эти запреты были сняты.

Очень интересный результат дал раскоп с другой стороны беседки. Мы открыли там сооружение то ли для подачи, то ли для сброса воды в речку Чурук-Су. Нашими работами мы подтвердили, что во дворце была очень сложная система водоснабжения и дренажей. Часть ее до сих пор работает. Дело в том, что во время сильных ливней дворец, особенно в летний период, заливался водой. И при Крым-гирее была построена хорошо продуманная система водоснабжения и дренажей. В надписи на мраморной плите над «Фонтаном слез» он назван ханом, который дал Бахчисараю устойчивое водоснабжение. И, действительно, выше дворца есть бассейн, куда была проложен керамический водопровод, по которому вода из мощного источника, находившегося под горой Бешикташ, так называемый Юсуф-Чокрак, подавалась в город. Были проложены многочисленные водоводы к фонтанам на территории Бахчисарая. И все путешественники отмечают, что еще в XIX веке журчание этих фонтанов, особенно ночью, было слышно по всему городу. И в гаремном дворике, около угла корпуса, который условно называется гарем, наш раскоп тоже вскрыл очень сложную систему из трех линий водоснабжения. Одна из них вела к фонтану, который был пристроен к торцу гаремного корпуса. Но самое удивительное, что одна из труб была… свинцовой.

Что в этом необычного?

Такие трубы использовались только для горячего водоснабжения. Очевидно, где-то была еще баня. Просто трудно представить, зачем на такое большое расстояние было устроено горячее водоснабжение.

Женщины в гареме принимали теплый душ?

Может быть. Эта свинцовая труба расположена довольно любопытно. Она проходила мимо дворцовой мечети в направлении стены, за которой находится река Чурук. Это для нас – одна из загадок. На всех четырех раскопах мы сталкивались с остатками этой сложной системы водоснабжения и дренажа. И раскопки останавливались, потому что просто все убрать и идти дальше до «материка» мы просто не имели права на памятнике такого значения. В конечном итоге, наши работы были остановлены четко по сроку действия «открытого листа». Но их результаты вынудили проектировщиков, которые занимаются установкой укрытия, пересмотреть его первоначальный проект. Было решено ограничиться только тремя опорами. Исходя из археологической ситуации, установка большего числа опор невозможна без повреждения открытых нами остатков строительных работ, систем дрена и водоснабжения.

Много тайн содержит, казалось бы, такой изученный объект, как Ханский дворец?

Главный вывод наших исследований – мы практически не представляем себе, что и как там было устроено. Например, мы открыли еще одну удивительную вещь около другого угла летней беседки и «Золотого кабинета» – слой с большим количеством крупных углей, как от жаровни, и обилием костей мелкого рогатого скота. Как какая-то «помойка» прямо возле зала Дивана. Сначала была гипотеза, что выявили слой пожара 1736 года. Но, оказалось, что это угли не от пожара, а именно какие-то хозяйственные отходы. Возможно, там была какая-то хозяйственная постройка. Мы также подкопались немножко к фундаментам летней беседки и «Золотого кабинета», которые, судя по письменным источникам, связаны с именем Крым-гирея. Это 60-е годы XVIII века. И там открылась очень интересная конструкция из лаг – горизонтально положенных не очень толстых брусьев. Но обнаруженный нами хозяйственный мусорник – явно более раннего времени. Потому что он, как бы «не вяжется» ни с летней беседкой, ни с рядом расположенным залом Дивана. Одним словом, вопросов после этих кратковременных археологических раскопок и исследований возникло очень и очень много.

Есть легенды, что там могут быть закопаны и какие-то сокровища. Даже были энтузиасты, которые пытались их искать, пытаясь сказку сделать былью. Кстати, руководство Бахчисарайского заповедника выразило заинтересованность, чтобы открытые нами во время раскопок конструкции, не были засыпаны. Их можно показывать посетителям дворца. Например, покрыв раскопы толстым стеклом. И, конечно, там нужно продолжить археологические исследования. Это интересно и полезно для Крыма, истории крымских татар, для которых этот дворец – знаковый. К слову, это – второй дворец, который мы исследуем. Первый – дворец Мангупских князей (княжество Феодоро), он датирован XIV-XV веками. Бахчисарайский – XVI века, более поздний. И, собственно говоря, в Крыму средневековых дворцов больше нет.

Беседовала Елена Озерян

Фотографии

Для оперативного получения новостей подписывайтесь на:
Telegram-канал
Facebook
Вконтакте
Twitter
Youtube

Новости