16+
29 марта 2017 11:50

Сергей Лапенко: Санкции и блокады стали стрессом, но не препятствием для крымчан

АА Распечатать

Крымская экономика даже по прошествии трех лет в российской действительности живет по своим законам. Сроки объявленного переходного периода давно вышли, но особенности сохраняются до сих пор, и вряд ли можно с достаточной степенью точности прогнозировать его окончание. Тем не менее, состояние экономики Крыма уже точно не вызывает опасений, малый и средний бизнес нашел точки приложения усилий, а промышленность, не капитулировавшая ни после двух десятилетий при Украине, ни в переходный период, наращивает обороты. О препятствиях на пути крымских предпринимателей, эффективности господдержки и сотрудничестве с материковыми компаниями в интервью Крыминформу рассказал председатель Крымского регионального отделения организации «Опора России» Сергей Лапенко.

Какие основные сложности возникают при доставке продукции с материка на полуостров? Какие изменения в этой сфере ожидаются после строительства Крымского моста?

Сложности, думаю, общеизвестные. Это проблемы с простоями грузового транспорта в периоды пиковой нагрузки работы Керченской переправы. Либо же когда она не работает по погодным условиям. Поэтому в зоне особого риска – скоропортящиеся продукты. Плюс, конечно, дополнительные расходы на услуги паромных перевозок. Хотя надо отдать должное усилиям федеральной и региональной власти – на сегодня многие проблемные вопросы, связанные с организацией работы переправы, уже решены.

Ну а Крымский мост объективно будет выводить регион на новый уровень развития. Начиная от того, что людям будет гораздо проще планировать свой отдых в Крыму на своем транспорте, и заканчивая тем, что в разы увеличится скорость доставки товаров и услуг с материка и обратно. Другой вопрос, насколько крымская инфраструктура будет готова к такому увеличению трафика. Это однозначно станет серьезным вызовом для многих служб и ведомств как на республиканском, так и на местном уровне.

Правительство России регулярно выделяет субсидии на развитие малого и среднего бизнеса на полуострове. В частности в этом году на эти цели выделено почти 200 миллионов рублей. Действительно ли эта мера помогает крымским предпринимателям?

Сам по себе факт особого внимания руководства страны к проблемам малого и среднего бизнеса уже многое значит. На фоне кризисных процессов государство ищет новые точки экономического роста. Поэтому предприниматели, создающие новые рабочие места, открывающие новые производства, должны получать зеленую улицу. В виде льготных кредитов, налоговых каникул и прочих преференций. Что же касается денег, о которых вы сказали. Любое дополнительное финансирование – это новые возможности для развития. Поэтому такие решения нужно только приветствовать.

Как вы оцениваете работу Фонда развития предпринимательства Крыма, который выделяет 500-тысячные гранты предпринимателям? Помогают ли многочисленные образовательные и просветительские семинары?

Считаю, что со своей основной задачей – организацией образовательных мероприятий – фонд справляется достаточно успешно. Говорю об этом с уверенностью, потому что мы постоянно проводим совместные проекты и можем видеть работу фонда во всех деталях. Думаю, что информация, которую получают предприниматели благодаря фонду, особенно если говорить о предпринимателях в регионах, является для них хорошим подспорьем. Кстати, насколько я знаю, в этом году выделение грантов не предусмотрено.

Интересует кредитная политика крымских банков. Например, процентная ставка по кредитам для бизнеса – адекватна ли она состоянию рынка и запросам предпринимателей?

Крымский банковский сектор пока еще не может в полной мере удовлетворить все потребности крымских предпринимателей – это факт. И стоимость кредитов, и условия их выдачи, и оформление документации – все это не может устраивать в полной мере. Соответственно, наши материковые коллеги находятся в более выигрышном положении, имея доступ к ресурсам крупных системных банков.

Но надо сказать, руководство местных банков понимает, что их монопольное положение рано или поздно закончится. Поэтому нужно работать над тем, чтобы привлечь и сохранить как можно больше клиентов. Здесь хочу отметить, что в начале марта мы подписали договор о сотрудничестве с банком РНКБ. Банк является оператором государственных программ льготного кредитования малого и среднего бизнеса. Эти программы приняты правительством при непосредственном участии «Опоры России», и мы напрямую заинтересованы в эффективной работе этого финансового инструмента.

Глава Крыма недавно рассказал о крупном инвесторе, который не смог зайти на полуостров из-за чиновников. Насколько велика проблема чиновничьего фактора в вопросе взаимодействия с предпринимателями?

Этот фактор во многих случаях является определяющим. Госслужащие сопровождают бизнес-проект на всех его этапах, начиная с протоколов о намерениях. Соответственно, от их квалификации зависит эффективность и оперативность такого сопровождения. И здесь на первый план выходит понятие мотивации.

Речь идет о том, что чиновники, по большому счету, не заинтересованы в том, чтобы делать свою работу качественно. Отсюда – большое число вакансий в органах власти, особенно на муниципальном уровне. При этом зарплатой, которую на сегодня может предложить государство, не заманишь ни местных, ни тем более материковых специалистов. Поэтому, да: кадровое обеспечение в органах власти – вопрос номер один для развития деловой активности в республике.

За три года с момента возвращения Крыма в Россию уже можно делать выводы об изменении делового климата и предпринимательской культуры на полуострове? В частности, как изменилось взаимодействие с налоговой, органами власти?

В сравнении с украинским периодом контрольно-надзорные органы стали более открытыми к взаимодействию с общественными организациями. У нас установились хорошие отношения с прокуратурой Республики Крым. Сейчас мы проводим с этим ведомством серию совместных круглых столов в крымских регионах. Спикеры – прокуроры, налоговики и сотрудники МЧС – рассказывают о нововведениях в законодательстве в своих сферах и затем отвечают на наболевшие вопросы предпринимателей. Судя по отзывам, такой формат общения весьма востребован и эффективен.

Или такой факт взаимодействия контрольно-надзорными органами: с лета прошлого года все внеплановые проверки по линии МЧС проводятся при условии обязательного участия представителей «Опоры России». Во избежание возможных злоупотреблений со стороны проверяющих. Сейчас мы работаем над тем, чтобы такая практика была расширена и на другие структуры.

К слову, последовательное снижение давления на бизнес за счет сокращения числа и частоты проверок – общегосударственный тренд. И именно этот год в данном смысле является знаковым: государственные органы переходят на риск-ориентированный подход при организации и проведении проверок предпринимателей. Собственно, если к бизнесмену нет претензий, он аккуратно уплачивает все налоги и сборы, соблюдает требования безопасности и так далее – зачем его отвлекать от работы визитами всевозможных проверяющих.

Как работает система госзакупок с точки зрения предпринимателей?

Смотря о каких предпринимателях мы говорим. Если о бизнесменах с материка, то они уже давно работают с этой системе, знают все ее возможности и ограничения. Крымчанам в этом плане намного сложнее, и они пока часто проигрывают на торгах своим коллегам-конкурентам. Так что со стороны крымского бизнеса есть большой запрос на обучающие программы и семинары по этой тематике. Поэтому «Опора России» инициировала проведение бесплатного обучения в крымских регионах. Думаю, что вместе с Комитетом конкурентной политики Республики Крым, Федеральной антимонопольной службой и операторами электронных торговых площадок у нас получится такое обучение провести.

К слову, буквально на днях в Симферополе был запущен онлайн-сервис «Электронный магазин – закупки малого объема», к тестированию возможностей которого привлекались представители нашей организации. Надеемся, что в перспективе такие программные продукты станут доступны во всех крымских муниципалитетах.

В Крыму уже больше двух лет действует СЭЗ. Легко ли стать ее участником и что это дает в практическом применении? Есть ли ощутимые результаты ее функционирования для Крыма?

Судя по числу зарегистрированных участников – порядка 800, – вхождение в СЭЗ уж точно не является проблемой. Другое вопрос, насколько это участие является эффективным. Вот мы совсем недавно проводили бизнес-завтрак с министром экономического развития Крыма Андреем Мельниковым. И там он сообщил, что из этих 800 участников около 250-ти не позаботились о своевременной подаче документов о своей деятельности в СЭЗ за прошлый год. Соответственно, с ними, возможно, отношения будет разрываться.

То есть, с одной стороны предприниматели стремятся «застолбить» себе место под крымским экономическим солнцем. Но это не означает, что республика будет относиться ко всем одинаково. Если вы избрали роль статиста – никто не собирается вас в этом поощрять.

Что же касается преференций, то они – вполне привлекательные. Например, 0% ставки налога на землю. Или 6% – взнос в Пенсионный фонд (на материке – 22%), 1,5 – в Фонд социального страхования (на материке – 2,9%), 0,1 – в систему медицинского страхования (5,1% – по всей стране).

Относительно ощутимых результатов для республики – здесь объективно нужно время. Объем заявленных участниками инвестиций – около 60 млрд рублей. Даже если не все заявки в итоге реализуются, все равно речь идет о серьезных дополнительных финансовых ресурсах для Крыма. Добавьте к этому новые рабочие места, технологии и многие другие позитивные моменты.

Западные санкции и украинская блокада – как повлияли и влияют ли до сих пор? Быстро ли предприятия, ориентированные на украинский рынок, смогли подстроиться под новые реалии?

Разумеется, санкции и блокады стали стрессом для крымской экономики. Разрыв связей с украинскими поставщиками, к примеру, остро почувствовали производители молочной продукции, которым перестало поступать сырье. Да и вообще крымский аграрный сектор и переработка сельхозпродукции, которые и до воссоединения с Россией испытывали серьезные трудности, на фоне той же водной блокады стали еще более проблемными. Но и усилия по их «реанимации» прилагаются серьезные, поэтому в ближайшей перспективе можно рассчитывать на их динамичное развитие. С другой стороны: продуктовая блокада на одно время высвободила целые товарные ниши. И те же пивовары комбината «Крым» умело этим воспользовались, нарастив производство.

Вот кто по-настоящему и в полной мере пострадал от введения санкций – это крымские IT-фирмы, делавшие программные продукты для дальнего зарубежья. Они, действительно, либо закрылись, либо переехали в другие российские субъекты.

Как предприниматели с материка меняют крымскую культуру предпринимательской деятельности?

Я бы сказал, что это – обоюдный процесс. Сначала и для нас, и для них было множество непонятных моментов, связанных с разночтением законодательства. Соответственно, привычные и отработанные годами модели ведения дел на материке здесь не срабатывали. По мере решения этих вопросов находилось все больше точек соприкосновения. Коллеги из других субъектов, изначально считавшие, что здесь не умеют и не хотят работать, забирали свои слова назад. С другой стороны, ввиду большой территории страны, у наших коллег более масштабный взгляд на бизнес-процессы. Особенно у тех, чьи компании и производства представлены сразу в нескольких российских регионах.

Для оперативного получения новостей подписывайтесь на:
Telegram-канал
Facebook
Вконтакте
Twitter
Youtube

Комментарии

18 ноября 2017 18:40

Путин нанес императорский визит в Крым

Новости