16+
20 марта 2017 10:43

Сергей Аксёнов: в режиме ручного управления

АА Распечатать

Глава Республики Крым Сергей Аксёнов в спецпроекте ТАСС «Первые лица».

Вы вежливый человек, Сергей Валерьевич?

Несомненно. И другим стараюсь пример подавать. Если позволю себе лишнее, о чем тогда говорить, как с подчиненных требовать соблюдения норм? Все начинается с руководителя, люди смотрят и делают выводы.

У нас туристический регион. Будем встречать гостей с хмурыми лицами, грубить с порога и бросать паспорт через стойку, кто же к нам поедет?

После марта 2014 года выражение «вежливые люди» получило в Крыму дополнительное значение.

Да, все правильно. Эти два слова вполне можно писать и без кавычек. Российские военные, которые зашли сюда три года назад, продемонстрировали, как надо себя вести. В Симферополе и вообще в Крыму ничего ведь не громили, не крушили, ребята действовали четко и аккуратно, с соблюдением принципов морали и этики. Как говорится, без шума и пыли. Сработали образцово. Настоящая вежливая сила. Считаю, операция была проведена идеально. Звезды счастливо сложились!

Во-первых, весь ход событий под личным контролем держал Владимир Владимирович Путин. Во-вторых, подавляющее большинство крымчан любили Россию и мечтали о воссоединении с исторической родиной. Многие открыто об этом говорили. В-третьих, вооруженный захват власти на Украине подтолкнул жителей к действиям, направленным на защиту своих интересов. Вы же помните: в числе первых законодательных актов, которые собирались принять в Верховной раде после свержения Януковича, был проект документа об ограничении использования русского языка на территории незалежной. Мнение восточных и юго-восточных регионов учитывать не собирались. Вместо того, чтобы наводить мосты, искать компромиссы, начали вбивать клин, угрожая «поездами дружбы» с бандеровцами.

Напряжение достигло апогея, когда в Симферополе хоронили ребят из «Беркута» и внутренних войск Украины. Троих наших земляков, убитых в Киеве. Люди восприняли случившееся крайне болезненно. Прощались с погибшими 22 февраля, а тела привезли на пару дней раньше… Все было зыбко, качели могли полететь в любую сторону. Если бы, повторю, президент России не держал ситуацию под своим контролем.

А с кем из «вежливых людей» вы познакомились первым?

С Игорем Михайличенко. Он был одним из командиров группы. Сейчас работает моим заместителем в Совете министров республики. И с другими «вежливыми» ребятами я по-прежнему поддерживаю контакты. Нас многое связало той весной, мы прошли, может, и короткий, но яркий совместный путь.

Вы ведь тоже почти военный?

Четыре года отучился в Симферопольском высшем военно-политическом строительном училище, правда, диплом не получил.

Почему?

Отказался присягать Украине. Планировалось, что после распределения продолжу службу в Москве, но потом киевские власти все переиграли. Это же 1993 год, последний выпуск училища. Фактически на нас оно закончило существование.

То время было богато на события. Помню, в августе 91-го нашу роту оставили дежурить по училищу, и в первый день путча пришел приказ снять со стены портрет Михаила Горбачева и засунуть его куда-нибудь подальше. А уже 21 августа всполошившиеся командиры распорядились срочно вернуть портрет президента СССР на место. Можно сказать, история писалась и переписывалась на наших глазах.

В 89-м году я дал присягу Советскому Союзу. Когда страна распалась, решил, что в украинскую армию не пойду, да ее в тот момент, по сути, и не было. Перспективы рисовались туманные, второй раз присягать мне казалось аморальным. Я крупно повздорил с рядом офицеров, которые весьма своеобразно трактовали сложившуюся ситуацию, поэтому уход из училища был наиболее оптимальным решением.

Но звание вы получили?

Нет, его присваивали после защиты диплома, а я ведь этого не сделал. Сдал три государственных экзамена и остановился, поняв бесперспективность дальнейших шагов.

Я собирался стать политработником, прошел хорошую профессиональную подготовку, в полном объеме прослушал необходимый учебный курс. Выпускников нашего училища можно встретить по всей стране. В самых неожиданных местах! Вплоть до администрации президента Путина и аппарата российского правительства. Бывший начальник училища Виталий Павлюченко, при котором я поступал и занимался, сейчас работает в Москве в «Боевом братстве» с Борисом Громовым, а мой замполит Степан Гайдаржийский прошлой осенью возглавил Нацгвардию в Крыму. Именно с ним и его подчиненными мы вели первые переговоры в конце февраля 2014-го. Важно было не допустить кровопролития, вооруженного конфликта с украинскими военными. Степан Петрович занимал должность заместителя начальника территориального управления внутренних войск МВД Украины, я позвонил ему, и мы тут же условились о встрече. Не теряя ни минуты. Многое зависело от правильного понимания ситуации, выдержки, гражданской позиции каждого офицера и рядового. Шального или провокационного выстрела могло хватить, чтобы началась мясорубка. Общая заслуга, что этого удалось избежать.

Вы ведь понимали, что в случае поражения сядете на Украине надолго?

Понимал. Другого варианта не было.

Ну почему? Был: уйти по следам барона Врангеля в Константинополь. На последнем пароходе.

Нет, побег не мой стиль. Коллеги знают: я никогда не прятался за чужими спинами. Кроме того, у меня здесь осталась семья.

Родных могли заранее вывезти.

Они не уехали бы, не оставили бы меня одного. К тому же жена, дети, родители ─ все занимали активную позицию, участвовали в политической жизни полуострова. Но я в любом случае не собирался никуда бежать. Сказал себе: скорее погибну, чем брошу начатое. Конечно, никто не знал, чем закончится, однако мы верили в Российскую Федерацию и в президента Путина.

В те дни я ведь слышал рассуждения и о том, что надо остановиться на провозглашении независимости Крыма. Выйти из состава Украины, однако в Россию не входить. И референдум, если помните, изначально был запланирован на 25 мая. Стали бы ждать этой даты, не исключаю, пролилось бы много крови. На полуострове находились 22 тысячи украинских военнослужащих, из них более 19 тысяч ─ приезжие, не крымчане. Да, Россия защитила бы свои интересы, но какой ценой? Поэтому Владимир Владимирович и принял тогда политическое решение сразу идти до конца, не тянуть.

А как получилось, что в 2010 году на выборах в республиканский Верховный Совет за ваше движение «Русское Единство» проголосовали четыре процента избирателей полуострова, а 16 марта 2014-го на референдуме о статусе Крыма решение о присоединении к России поддержало абсолютное большинство?

На самом деле столь скромные цифры в 2010 году объясняются просто: это результат махинаций Партии регионов, грамотно подстроенного технологического процесса.

Напомню: «Русское Единство» брендировалось за тридцать один день до выборов. Назовите другой проект, который смог бы раскрутиться за столь короткий срок и набрать достаточное количество голосов для избрания своих кандидатов в парламент. Мы же хотели создать так называемый Русский блок, объединив в нем Русскую общину Крыма, «Гражданский актив», ряд других пророссийских организаций, и идти на выборы единым фронтом. Но Партия регионов запретила блокироваться общественным движениям, пытаясь выбить у нас почву из-под ног.

Использовать старые уставные инструменты мы не могли, пришлось импровизировать по ходу пьесы, принимать жесткие решения, приобретать чистую, прошедшую регистрацию в минюсте Украины партию, быстро переименовывать ее, проводить ребрендинг и оперативно включаться в избирательную кампанию. В итоге «Русское Единство» добилось заявленной цели, мы создали депутатские фракции во всех районах и городах полуострова. Если кто-то быстрее проходил такой путь, снимаю перед ним шляпу.

Можете посмотреть мои интервью того времени, где отвечал оппонентам, которые пытались колоть мне глаза четырьмя процентами, отданными за русскую партию. Мы ведь шли на выборы сами, без какой-либо поддержки со стороны официальных российских властей. Поэтому в 2010-м нам удалось добиться, по сути, максимального результата. И потом мы продолжали наращивать активность. За следующие четыре года «Русское Единство» провело наибольшее количество публичных акций. В 2013-м Партия регионов сменила курс, резко начав агитировать за интеграцию Украины с Евросоюзом, и мы остались единственными, кто выходил на площади и прямо говорил, что будущее Крыма связано с Россией. Наши активисты пикетировали Верховный совет, требуя от депутатов защитить интересы жителей полуострова.

Поэтому к марту 2014-го ситуация стала принципиально иной. События в Киеве внесли лепту, народ не хотел повторения чего-то подобного на полуострове, Россия четко обозначила позицию. Украинские власти за двадцать лет после развала СССР столько раз обманывали крымчан, что страх очередного подвоха не покидал, и все же был настоящий драйв, подъем. Рейтинг «Русского Единства» сильно вырос, мы ведь не меняли политических убеждений, без оглядки на конъюнктуру гнули линию, которую провозгласили еще на этапе зарождения и учреждения партии.

С 1 января мы разгоняли пытавшихся устроить в Симферополе подобие киевского Евромайдана. Сторонники «Русского Единства», меняясь, ежедневно дежурили на улицах. Да, иногда приходилось действовать жестко, но по-другому в той обстановке было нельзя. Как говорится, или-или. За два месяца Крымская самооборона сформировалась как самостоятельная сила, 23 февраля удалось зарегистрировать ее юридически, и 26-го именно она сумела организовать сопротивление, не дав захватить Госсовет и погасив угрозу масштабных столкновений между крымчанами различных национальностей. Одно дело ─ намять бока и выкинуть за Перекоп киевский десант, и совсем другое ─ межнациональный конфликт на полуострове. Этого нельзя было допустить. Мы и не дали. Хотя, повторяю, риск, что вдруг полыхнет, существовал. Люди с обеих сторон готовились к худшему сценарию. У нас под зданием Госсовета стояли два автобуса с щитами и противогазами ─ на случай непредвиденных обстоятельств. К счастью, ничего из этого по-настоящему применять не довелось.

А настоящее, боевое оружие у вас есть, Сергей Валерьевич?

Наградное. От Сергея Кужугетовича Шойгу, Владимира Андреевича Пучкова, Андрея Юрьевича Бельянинова, тогдашнего главы таможни. Пистолеты Ярыгина, Макарова, Glock… Я не коллекционирую, но, конечно, храню.

Владимир Путин наградил вас орденом «За заслуги перед Отечеством». Сразу I степени.

Да, в Севастополе в мае 2014-го. Это был первый визит президента России в Крым после воссоединения.

Со второй степенью, думаю, так быстро не получится.

Начну с того, что ни на какие награды я не претендовал ─ ни на пистолеты, ни на ордена. При возвращении на Родину мы условий ни Владимиру Владимировичу, ни России, конечно, не ставили. С 1 марта 2014-го ни разу не задал вопрос, что будет мне лично или где стану работать.

Я не преследовал ни карьерных, ни меркантильных интересов, на госслужбу пошел, поскольку дорожил доверием президента и крымчан. Другой мотивации не было. Откровенно скажу, что по собственной инициативе не приближался бы к власти на пушечный выстрел. Ни в чиновники никогда не рвался, ни в начальники.

В житейском отношении к весне 2014-го я многого добился, ни в чем особо не нуждался. Те, кто хорошо знаком со мной, подтвердят: отношусь к деньгам как к инструменту для достижения цели. Я человек нежадный. Сколько зарабатывал, столько и тратил. Считаю: тому, кто отдает, больше возвращается. В свое время вместе с двумя партнерами финансировал из собственного кармана «Русское Единство», за короткий период мы создали всеукраинскую партию с шестнадцатью отделениями в разных областях. В политику я пришел из бизнеса и знаю, как правильно распоряжаться деньгами. И сейчас без проблем расходую личные средства, если вижу, что есть необходимость.

Что вы сделали с украинским паспортом?

Сдал в Федеральную миграционную службу, когда получал российский. В двадцатых числах марта 2014-го. Кажется, первым в Крыму обменял. Мы договорились, что все госслужащие так поступят. Чтобы исключить любые кривотолки и двусмысленность.

В вашем рабочем кабинете прежде, наверное, стояли аппараты правительственной связи с трезубцем на корпусе?

Обязательно! Лежат где-то на складе, как боевые трофеи. Может, выставим в качестве экспонатов музея «крымской весны», если соберемся его открыть… Почти ничего не менял здесь. Ни стол, ни стулья. Только повесил портрет президента Путина и карту России. С Крымом, разумеется. Ремонт в административных зданиях не первоочередная задача. Я и раньше сидел в скромных кабинетах, хотя возможности дорого обставить их были. Глупо тратить на офисную мебель даже личные деньги. Тем более бюджетные.

Кстати, любопытная и красноречивая деталь. За время «крымской весны» не было ни единого случая мародерства или воровства. Когда ополченцы вошли в хранилища Крымского отделения Нацбанка Украины, в сейфах лежало до четырех миллиардов гривен. Все аккуратно пересчитали, опечатали и сдали потом до копеечки. Ничего не пропало. Ни там, ни в других местах. Ни вилки, ни ложки. Это говорит о духе, настрое людей.

Ваш коллега Алексей Чалый, прозванный народным губернатором Севастополя, в недавнем интервью ТАСС, вспоминая 2014 год, сказал: «На то, чтобы сделать Крым и Севастополь точкой развития, запрос был сумасшедший. А сейчас его нет. Вообще нет». Согласны с оценкой?

Может, в Севастополе и нет. Жаль, если городские власти довели до столь плачевного состояния. Два года перетягивали канат и делили портфели вместо того, чтобы закатать рукава и заняться делом. Впрочем, это другой субъект Федерации, за который я не отвечаю. А на Крым запрос как был, так и остается.

Понимаете, чтобы оправдались ожидания, появившиеся у многих три года назад, Алексею Михайловичу, да и остальным должностным лицам, необходимо много работать, а не перекладывать ответственность и не обмениваться публичными обвинениями. На мой взгляд, не стоит Чалому расписываться за весь полуостров, рассуждая о завышенных ожиданиях. Пусть отвечает за вверенную территорию, за обязательства, которые в том числе он давал в 2014-м севастопольцам.
Нельзя допускать, чтобы личные амбиции возобладали над интересами общего дела.

А как вы относитесь к тому, что на полуострове существует два субъекта Федерации?

Исторически сложилось, что Севастополь сам по себе, но эта тема вне моей компетенции, такие решения принимают на другом уровне. Мне же вполне хватает вопросов по Крыму.

Возможно, процесс адаптации идет не столь бойко, как кто-то мечтал, тем не менее динамика заметна. Есть и объективные трудности. Пока приводятся в соответствие нормы федерального законодательства, продолжается переходный период по строительству, лицензированию, многим другим направлениям. По-прежнему отсутствует полноценная кадастровая регистрационная база земли и имущества, она заполнена лишь на тридцать процентов. Согласен, остаются еще черные пятна, которые отрицательно влияют на имидж Крыма. С другой стороны, стараемся создать инвесторам максимально льготные и комфортные условия. Так, в текст подписываемых соглашений включаем теперь пункт, что я как глава региона обязан в течение двух рабочих дней встретиться с любым инвестором, у которого возникли проблемы по вине местных властей. Понимаю, без моего участия приезжих бизнесменов могут, что называется, задробить, выкинуть из процесса. Поэтому вынужден вмешиваться в ситуацию, решать вопросы в режиме ручного управления. Да, принцип «Хочешь сделать хорошо ─ сделай сам» не слишком удобен для руководителя, но ответственность ведь в конечном счете все равно лежит на мне.

Приходится многое держать на контроле, поэтому работаю, встречаюсь с людьми с утра и до утра. Без перерывов на обед. Новое положение в инвестконтрактах должно начать действовать после 22 апреля, когда в Ялте пройдет очередной международный экономический форум.

Кого ждете в гости? Ближнее зарубежье, делегации из стран СНГ, где не боятся санкций за визит в Крым?

В прошлом году приезжали в том числе представители парламентов Италии, Франции, Германии, которые, посмотрев на нашу жизнь, после визита на полуостров выступили на родине с призывами отменить антироссийские санкции, которые вредят всем... Вода камень точит. Были даже японские парламентарии.

Инвестфорум ─ это все-таки не про депутатов.

Прилетали чиновники, бизнесмены. И в 2017-м ожидаем высокий уровень гостей. Аккредитовались уже 250 представителей международного бизнес-сообщества. Из Западной Европы, включая Великобританию, с Ближнего Востока. Планируется подписание ряда крупных сделок, не хочу опережать события.

Хотя санкционный режим накладывает определенные ограничения на работу с инвесторами, отрицать не стану.

Судя по качеству крымских дорог, вы вполне соответствуете званию российского региона. В том смысле, что с одной из двух классических бед у вас полный порядок. Про дураков, может, вы расскажете.

Давайте сначала про дороги. Если бы приехали сюда несколько лет назад при Украине, поняли бы, что такое настоящая беда. Как говорится, все украдено до нас. Разруха превосходила ожидания гостей из Москвы. Поэтому сегодняшнее состояние дорог по сравнению с тем, что здесь творилось в 2012–13 годах, пустяк, легкий испуг. Хотя, конечно, до европейского уровня нам еще далеко.

При этом лишь в 2016-м на дорожную инфраструктуру Крыма из федерального бюджета были выделены более восемнадцати миллиардов рублей.

Поясняю. Треть суммы планировалась исключительно на проектирование объектов по федеральной целевой программе развития Крыма. Два миллиарда ─ на обслуживание четырнадцати тысяч километров дорог: уборка, разметка, подсыпка, замена знаков и так далее. Не капитальный ремонт, словом. Сколько остается? Из четырнадцати тысяч километров восемьдесят процентов находятся сегодня в ненормативном состоянии. Мы же восстанавливаем примерно два процента дорожного полотна в год.

Если продвигаться такими темпами, через сорок лет будете у цели.

Наши подрядчики даже эти деньги не в состоянии освоить. Часть средств, выделенных на дороги, пришлось возвращать в федеральный бюджет. Обычная история со строителями: обязательств взяли много, выполнили далеко не все. Большинство подписанных договоров, увы, нарушены, сроки не выдержаны, у дорожников по-прежнему нет культуры производства. Тем не менее Счетная палата, МВД и ФСБ постоянно проводят тотальные проверки по дорогам. Как говорится, не верь ─ и не будешь обманут.

Поэтому после очередной инспекции Путин, по рассказам очевидцев, едва не открутил пуговицу у вас на пиджаке, так был недоволен качеством работ?

Выдумки! Владимир Владимирович никогда не позволяет себе подобного при общении с подчиненными.

Ситуация была иной. Президенту поступила информация, что Крым якобы в два с половиной раза поднял цену на песок. После заседания Госсовета Владимир Владимирович поручил информацию проверить. За два дня с помощью правоохранительных органов я все уточнил и доложил главе государства, что завышения цен нет. Но, безусловно, президент был прав, обратив внимание на работу с подрядчиками. Он вообще всегда прав.

Как рефери в футболе?

Я не сравниваю. Знаю, что никогда не подводил Владимира Владимировича, не позволял себе ничего лишнего. Горжусь, что у меня такой начальник.

Вот вы и предложили короновать его, объявить царем?

Тем, кто взялся рассуждать на эту тему, для начала надо было посмотреть передачу в целом. Тогда, может, поняли бы, о чем на самом деле шел разговор. Если новости нет, ее нужно придумать. В эфире крымского телевидения я говорил не о возрождении монархии в буквальном смысле, а об угрозе коллективной безответственности, которой необходимо противопоставить принцип единоначалия. Речь шла о конкретном человеке – нашем президенте, а не о форме государственного правления. Не о монархии, а о полномочиях главы России. О том, что руководить такой страной, как наша, должен человек, обладающий необходимыми полномочиями и готовый взять на себя полноту ответственности за любые принимаемые им решения. Этот человек – наш президент.

Чем вызвана начавшаяся в Крыму чистка рядов, Сергей Валерьевич?

Как вы выразились, чистка у нас и не заканчивалась. Думаю, за два года тут сменилось больше министров, чем в любом другом регионе страны. Это касается и мэров городов, и глав районов. Если поднимете статистику, увидите, сколько чиновников я отстранил от работы. В конце года все обязательно отчитываются об освоении средств, соблюдении графика. И министры республиканского правительства, и главы муниципальных образований.

В случае нарушений следуют увольнения. Сразу, без лишних разговоров. Так было и в конце 2016-го, когда я освободил от должностей мэра Алушты, главу администрации Бахчисарайского района, вице-премьера, руководителя службы капстроительства, главного архитектора Крыма… Подписал соответствующее распоряжение 30 декабря.

Новогодний подарок без выходного пособия?

Именно. В феврале 2017-го уволил начальника службы Госстройнадзора Крыма и главу Госкомрегистра по Ялте. Смотрели честными глазами и торговали землей на побережье направо и налево…

Процесс смены кадров идет, и, поверьте, он еще не завершен. Те, кто не понимает, в чем заключаются государственные интересы и что нужно делать на вверенных им постах, пойдет искать другую работу.

Вашего заместителя Олега Казурина вроде даже задержали по результатам проверки антикоррупционного комитета?

Больше скажу: он арестован, возбуждено уголовное дело. Надеюсь, это пойдет на пользу Казурину и остальным.

Люди с первого раза почему-то не улавливают. Уже ведь два мэра сели: глав Феодосии и Керчи взяли с поличным за взятку. Казалось бы, ясно дали понять, что не шутим. Нет, продолжают воровать. Значит, будут новые посадки, как говорит наш президент.

Мы активно сотрудничаем с правоохранительными органами, следствием, предоставляем необходимую информацию. По Казурину служебную проверку провели по моей инициативе. В зоне его ответственности было выполнение ФЦП в том, что касается дорог, ЖКХ… Из-за этого и начальник Службы госстройнадзора Тимощенко лишился должности. Ни один крымский чиновник не может чувствовать себя в безопасности. Все под контролем.

А что слышно про еще одного вашего бывшего зама Темиргалиева?

Он уволен в связи с возбужденным уголовным делом, по которому проходил основным фигурантом.

Я перестал доверять Темиргалиеву. Не могу пока подробно комментировать процесс, поскольку дело не завершено… Кадры, пожалуй, самая серьезная проблема, если брать глобально.

Люди с Большой земли едут сюда не слишком охотно?

Мы и не стремимся массово рекрутировать специалистов с материка. За ту зарплату, которую платят здесь в органах государственной власти, стоящий профессионал в Крым не поедет. Надо снять квартиру, заплатить за ее аренду, поесть, попить ─ и что останется?

Приезжают те, кто идеологически проникся или хочет задержаться в Крыму после выхода на пенсию. Правда, встречаются и любители поживиться. Точнее, рассчитывающие, что смогут что-нибудь урвать для себя. Периодически вижу соискателей на вакантные должности, которые пожаловали на роскошных личных автомобилях и сверкают дорогими часами на запястье. Спрашиваю: «Вы готовы работать за шестьдесят тысяч рублей в месяц? Аккурат на бензин для вашего Porsche Cayenne хватит». Начинают рассказывать, что согласны бесплатно служить Родине.

Да, я верю в альтруизм, считаю себя патриотом России, но в таких ситуациях почему-то вспоминаю фразу из фильма «Не бойся, я с тобой«: «Раз вы честный человек, господин Петров, так идите и работайте даром!«

И что, берете в итоге на службу этих «честных» людей, Сергей Валерьевич?

Нет, конечно. Не вижу смысла. Большинство из них на второй фразе начинают интересоваться тендерами, госзакупками и так далее.

Конечно, не равняю всех под одну гребенку. Едут и классные специалисты, кого-то специально просим прислать сюда. Вице-премьер Дмитрий Козак системно нам помогает в этом. Рад, что именно он курирует Крым в федеральном правительстве. Мне комфортно с ним работать.

Рассказывают, у вас периодически возникают трения.

У нас могут быть разные взгляды на те или иные вопросы, оба готовы бесконечно спорить, отстаивая точку зрения. Но я командный игрок. Если начальство приняло решение, пойду и сделаю. Дмитрий Николаевич конструктивно воспринимает предложения и возражения. Мы всегда находим разумный компромисс.

Правильно понимаю, что в 2016 году Крым своими трудами, без учета федеральных вливаний, заработал сорок миллиардов рублей?

Да, чуть более того. При этом при Украине даже в лучшие времена бюджет полуострова составлял в пересчете на рубли около двадцати двух миллиардов. Рост почти в два раза.

За счет чего?

Увеличилось количество предприятий, которые, выполняя крупные госзаказы, платят налог на прибыль и НДФЛ, улучшилось качество администрирования, усилен контроль за тем, чтобы зарплату не выдавали в конвертах. Мы легализуем бизнес-процессы, идем навстречу предпринимателям. Работает закон о свободной экономической зоне, предполагающий льготное налогообложение, дающий иные преференции тем, кто хочет реально вкладываться в Крым. Первые два года мы без конкурсных процедур заключали инвестсоглашения. Сейчас уже вышли на общефедеральное законодательство. Словом, слагаемых много. Только от строительства аэропорта Симферополя должны получить по НДФЛ три миллиарда рублей.

Как там, кстати, идут работы?

Двадцать четыре часа в сутки. В марте 2018 года ─ ввод в эксплуатацию нового терминала и реконструкция взлетно-посадочной полосы, которую по ночам ремонтируют в авральном режиме. Работает компания, которая занималась ВПП и в Шереметьево, и в Домодедово. Старые плиты снимают, новые заливают…

К президентским выборам должны успеть?

К началу летнего курортного сезона ─ 2018. В прошлом году через Керченский пролив с материка к нам переправились пять миллионов восемьсот тысяч человек. Международный аэропорт Симферополь обслужил более пяти миллионов двухсот тысяч пассажиров. Турпоток растет в среднем на двадцать – двадцать два процента за год, но с увеличением пропускной способности аэропорта число туристов должно заметно увеличиться.

Игорная зона на кого рассчитана?

В первую очередь на приезжих. В том числе из-за границы. Есть схемы, позволяющие даже санкции обойти. Не буду раскрывать секреты. Если бы были сомнения, что план сработает, никто не вкладывался бы в проект. Эскизные документы готовы, сейчас проходят экспертизу. Место тоже определено, общественные слушания проведены, в этом году начнутся строительно-монтажные работы на территории санатория «Жемчужина» в Большой Ялте.

На Керченский мост часто заворачиваете?

Раз в два месяца приезжаю. Проект федеральный, поэтому и контроль за расходованием бюджетных средств, за качеством строительства ведут федеральные ведомства. Я все чаще с воздуха наблюдаю за строительством. Так даже нагляднее. Теперь ведь самолеты из Симферополя облетают территорию Украины и проходят ровно над мостом. Все отлично видно…

Без моего участия не обходится в других вопросах. Сейчас совместно с российским правительством разрабатываем нормативный акт по сносу незаконных строений в стометровой береговой зоне на территории Крыма. Многие постройки находятся буквально в двух шагах от уреза воды. С этим надо что-то делать. Московские коллеги из различных министерств и ведомств, участвующие в разработке проекта, не до конца понимают ситуацию и говорят нам об общефедеральном законе. Мол, им руководствуйтесь. Мы объясняем, что половина незаконных проектов согласовывалась с Киевом, и решалось все с помощью взятки вопреки принятым нормам.

Последний пример ─ детский противотуберкулезный санаторий в Алупке, который мы осматривали прошлым летом вместе с Дмитрием Анатольевичем Медведевым. Половина территории санатория, включая пляж, была, по сути, захвачена, там построили коттеджный поселок под названием «Испанская деревня». На разрешающих документах стоят печати Кабинета министров Украины. На сегодня все суды официальная власть владельцам «Деревни» проиграла, поскольку формально у них полный порядок с бумагами. Что делать в такой ситуации? Повторюсь: нам советуют решать вопрос в рамках действующего законодательства. Но как? Российский суд отменит решение украинского Кабмина? Или надо из Симферополя возбуждать уголовные дела против коррумпированных чиновников в Киеве? Подавать тысячи исков в суды ─ не вариант. Тогда надо оставить прочие дела и лишь этим заниматься.

Выход?

Передать полномочия по сносу незаконных строений и регулированию конфликтной ситуации Госсовету Крыма. Чтобы можно было на месте составить списки того, что нужно убрать. Тем более что ревизия стометровой береговой зоны проведена.

Надо сформировать архитектурные планы набережных для каждого города. Все, что не соответствует здравому смыслу и логике, сносить без всякой пощады. При этом добросовестным владельцам, официально купившим землю, к сожалению, у жуликов, должна быть выплачена компенсация в размере стоимости приобретенного жилья или имущества.

Иначе придется забыть о развитии Крыма как курортного региона. На Южном берегу вдоль моря ни пройти, ни проехать, ни сесть, ни лечь. Посмотрите на Большую Ялту, Алушту, Евпаторию… За время, пока хозяйничали украинские власти, города разорвали на куски, налепили дворцов в уникальных местах, возвели двадцатиэтажные каланчи в особо охраняемых зонах. Это никуда не годится.

Но их-то вы точно не снесете.

Сейчас большинство строек остановлены, купированы. Будем разбираться с каждым объектом. Какие-то наверняка сровняем с землей. Те, что не проданы людям, а являются собственностью застройщиков.

Остальные строители получат социальную нагрузку. Угробили Приморский парк в Ялте, понатыкали там свечек с коммерческими апартаментами, пусть теперь облагораживают набережную имени Ленина, делают парковки, подсветку, как в Монте-Карло. Прекрасно знаем, сколько стоил квадратный метр жилья в парковой зоне Ялты ─ космические деньги! Поэтому девелоперам придется раскошелиться на общественные нужды. Все оформим по закону, заключим соглашение с городскими властями.

Конечно же, все снести и выплатить компенсации не получится, но порядок нужен. Дмитрий Николаевич Козак плотно занялся этим вопросом. Думаю, найдем правильные решения вне судебных разбирательств. Для этого требуется политическая воля, и она есть. Подключим коллегиальный орган, может, Общественную палату, который будет осуществлять необходимый фильтр, чтобы не допустить перегибов в другую сторону.

Иначе получится, что раньше донецкие с днепропетровскими можжевельник в заповедниках рубили, а теперь москвичи с питерцами подтянутся?

Не получится. Преференций по прописке в паспорте мы не делаем. Не имеет значения, какие у ходока просители или поручатели. У меня в стране один начальник.

С украинской собственностью в Крыму разобрались?

Нет пока. Говорю же: в кадастровую базу внесены лишь тридцать процентов всего имущества.

Дмитрий Фирташ, чьей экстрадиции из Австрии добиваются американцы, по-прежнему владеет заводом «Титан»?

Да. Мы ничего не отбирали, исходя из личности собственника. Стоял вопрос о том, кто из них нарушил перед крымчанами финансовые обязательства. Национализировали лишь активы Игоря Коломойского, поскольку его «Приватбанк» кинул подавляющее большинство жителей полуострова, задолжал им деньги. Когда банк в 2014-м закрыл отделения в Крыму, ни одного депозита, средств с текущих счетов возвращено не было. Мы не имели морального права вешать эти суммы на бюджет России, вот и занялись поиском альтернативных источников. Национализированное имущество Коломойского и его соратников (около ста пятидесяти объектов) выставили на торги, за счет вырученных средств уже возвратили вкладчикам, которые попали под соответствующий федеральный закон, миллиард восемьсот миллионов рублей. Общая сумма долга Коломойского перед крымчанами ─ пять миллиардов четыреста миллионов рублей. В этом году рассчитываем вернуть людям еще два миллиарда. Будем и дальше распродавать недвижимость олигарха.
Больше никого из частных лиц мы не трогали.

Зато голландцы тронули скифское золото из крымских музеев…

Уже высказывался по поводу этого ареста. Решение суда Амстердама неправомерно и политически мотивированно. В частности, оно попирает принцип нерушимости музейных коллекций, создавая опасный для мировой культуры прецедент. Нами подана апелляция, вместе с МИДом и Минкультом России продолжаем борьбу за возвращение арестованных экспонатов в Крым. Киев не имеет к ним никакого отношения.

А как идет ваш диалог с крымскими татарами?

Живем мирно, по-соседски. Вот данные соцопроса, который ежегодно проводится в феврале. На вопрос об отношениях между людьми различных вероисповеданий более восьмидесяти процентов опрошенных из года в год называют их доброжелательными и бесконфликтными, а число считающих отношения напряженными снизилось с одиннадцати процентов в 2015-м до пяти с половиной в 2017-м. По-моему, все красноречиво. Отлично сработал межконфессиональный совет Крыма «Мир ─ дар Божий», куда входят представители различных религий и диаспор. Нам активно помогали руководители российских регионов, в первую очередь, глава Чеченской Республики Рамзан Ахматович Кадыров, президент Татарстана Рустам Нургалиевич Минниханов.

Считаю, с национальным вопросом у нас сейчас порядок.

С 2008 года вы возглавляете федерацию греко-римской борьбы Крыма. Какой у вас разряд или дан?

Профессионально борьбой никогда не занимался, но постоять за себя могу. И на ковре, и вне его.

Мандат депутата Госдумы вы передали бывшему прокурору Крыма Поклонской. Вас не смущает ее активность в публичном пространстве? То расскажет о мироточащем бюсте Николая Второго, то объявит войну фильму Алексея Учителя, которого пока никто не видел…

Наталья Владимировна своей деятельностью заслужила и доверие крымчан, и депутатский мандат. Она ─ честная, искренняя и смелая. Что касается тех заявлений, вокруг которых ее оппоненты пытаются раздуть скандал, считаю, что Наталья, как и любой человек, имеет право высказывать и отстаивать свое мнение и убеждения. Конечно, публичный политик должен тщательно взвешивать каждое слово, но это приходит с опытом. Думаю, в искренности Натальи есть свои плюсы.

А какие эмоции у вас вызывает Олег Сенцов? Двадцать лет колонии за намерение ─ не многовато?

Если бы теракт удалось осуществить, тогда было бы достаточно? Полагаете, стоило дождаться, пока 9 мая в Симферополе прогремит взрыв у Вечного огня, не дай бог, погибнут мирные люди, и задерживать? Человек вынашивал злой умысел. На мой взгляд, подобные мысли надо пресекать в зародыше. Такое может планировать лишь враг Крыма и России.

В любом случае суд принял решение, не буду его комментировать. Право на помилование есть только у президента.

Как вам под санкциями живется, Сергей Валерьевич?

Спокойно. Я и раньше за границу почти не ездил. В последний раз, кажется, в 2010 году летал в Израиль. Да и то по делам. Бизнеса за пределами полуострова у меня нет и не было. Поэтому санкции особо и не заметил.

Чтобы стало понятнее: за последние три года всего один раз искупался в море. С Олегом Евгеньевичем Белавенцевым вышли в Севастополе в бухту на катере, за несколько часов я так сгорел, что потом пару дней не мог ни сидеть, ни лежать. Вот и весь мой отдых.

С однофамильцем Василием Павловичем, написавшим «Остров Крым», вы были знакомы?

Не довелось. Хотя кто-то даже умудрился усмотреть скрытые смыслы в сходстве фамилии. Мол, один написал про остров, второй помог увести его в русскую гавань. Ведь украинские националисты вынашивали идею срыть перешеек. С них станется…

Впрочем, нынешняя киевская власть продержится, думаю, несколько месяцев, год ─ от силы. Украинцы ─ народ терпеливый, но могут решить вопрос за пару дней, если все надоест. В любом случае ясно: это последний поход в политику Порошенко и его команды. Не сомневаюсь, Украина снова станет братским государством для России, как было всегда. Не при этих киевских руководителях, конечно. Хотя полмиллиона украинцев по-прежнему каждое лето приезжает в Крым на отдых. Так было и в 2015-м, и в 2016-м.

Люди мудрее политиков.

Значит, допускаете, что сможете побывать в Киеве? Своим ходом, без наручников и не на броне танка?

У меня нет такой цели. Если не ошибаюсь, не был в столице Украины с августа 2013-го. Не жалею и не рвусь. Я живу настоящим, решаю вопросы, которые сейчас стоят на повестке. Работа главы республики ─ испытание даже посильнее, чем «крымская весна». Честно вам говорю…

Еще раз повторю: тогда, три года назад, могло обернуться по-всякому, но прошло наилучшим образом. За две недели и, по сути, без единого выстрела. Поэтому крымский опыт уже изучают в различных учреждениях как некий образец. Хотя он вряд ли достижим, такое случается один раз.

Я пришел сюда на справедливой волне и знаю, что за меня стыдно не будет. Ни президенту, ни людям. Репутация дороже денег. Когда оставлю госслужбу, хочу спокойно ходить по улицам, ездить на рыбалку и не прятать ни от кого стыдливо глаза.

Так вы еще и рыбак?

В теории. Точнее, в далеком прошлом. Рыбачу реже, чем купаюсь в море. В последний раз выбирался лет восемь назад.

Золотую рыбку не поймали?

Все больше карасей да судаков. Вы же знаете, в этом занятии процесс важнее результата. Посидеть с друзьями на берегу, костерок развести, поговорить по душам…

Вы человек небедный. На ком сейчас ваш бизнес?

На жене в основном. Я полностью отстранился, чтобы даже намека не было на конфликт интересов. У нашей семьи есть коммерческая недвижимость в центре Симферополя, например торговый комплекс «Океан», где Елена ─ учредитель. Еще она занимается общественной деятельностью, ее это увлекает. Недавно под патронатом Елены, не потратив ни рубля из казны, установили на спонсорские деньги памятник императрице Екатерине. Сейчас по школам Крыма проводит детский конкурс «Мы ─ наследники Победы».

Вроде и ваш отец Валерий Николаевич пошел в публичную сферу? Вы подтянули?

Он всегда занимал активную жизненную позицию, возглавлял русскую общину севера Молдовы, пока там жил. Именно благодаря ему я стал участвовать в общественном движении, познакомился с Сергеем Павловичем Цековым, главой Русской общины Крыма, ныне членом Совета Федерации. В Молдавии отец много лет работал начальником цеха на оборонном предприятии. Сегодня он зампредседателя комитета по жилищно-коммунальному хозяйству в Госсовете Крыма.

Там же, в Госсовете, родная сестра жены Евгения Добрыня возглавляет комитет по имущественным и земельным отношениям. С конца нулевых годов она отвечала в «Русском Единстве» за работу в социальных сетях. Делала это бесплатно, на патриотической основе. Евгения Александровна ─ человек системный и ни в чьем лоббировании не нуждается. Она прекрасно понимает, что ответственность за ее работу ляжет на меня и на кону моя репутация. У нас такой принцип: отвечает не только непосредственный исполнитель, но и рекомендовавший его на должность.
Кстати, с 2008 года мои родные и друзья регулярно выходили вместе со мной на протестные акции. С транспарантами, с российскими флагами, со знаменем Победы… Когда мы в составе «Русского Единства» боролись за русский язык и культуру, жестко оппонируя украинским властям, никто не спрашивал меня о родственниках. Как и в дни «крымской весны», в которой, повторю, мои родные тоже принимали активное участие. В тот момент не интересовались, кто эти люди, откуда…

Хотелось бы, чтобы моих родственников, работающих в структурах власти, оценивали по конкретным делам – как и остальных должностных лиц.

Чем сын занят?

Служит в Воздушно-космических войсках России.

А как же институт?

Олег продолжает учиться в Крымском федеральном университете. Два курса окончил и пошел в армию. Призвали 12 декабря 2016-го. Вот зимнюю сессию сдал заочно. Считаю, что каждый мужик должен отслужить положенное, отдать долг Родине. И лучше это делать в 18 лет, а не после института.

Навещали ребенка в части?

Съездил на присягу. Достаточно. Не хочу смущать командование. Пусть служит как все.

Дочь Кристина в прошлом году окончила учебу, готовится к свадьбе. День назначен, но у меня он уже давно расписан буквально по минутам, запланированы мероприятия, которые не перенести, не отменить. Теперь вот думаю, как выкрутиться.

Вы же вежливый человек, Сергей Валерьевич, единственную дочку не обидите.

Уговор дороже денег. Раз пообещал быть, надо выполнять, везде успевать…

Для оперативного получения новостей подписывайтесь на:
Telegram-канал
Facebook
Вконтакте
Twitter
Youtube

Комментарии

12 декабря 2017 08:50

Первый крымский вуз – на пороге 100-летия

Новости