16+
24 января 2017 09:00

Виктор Сухоруков: «Никогда не делил Крым на свой и чужой»

АА Распечатать

Крымские поклонники Мельпомены очень тепло приняли антрепризный спектакль «Старший сын» по культовой одноименной пьесе Александра Вампилова, показанный на сцене Государственного академического музыкального театра в Симферополе. Несмотря на достаточно прохладный воздух в зале и избалованность публики гастролями знаменитых театральных коллективов, свободные места можно было пересчитать по пальцам. И немалая заслуга в этом – блистательная игра любимца миллионов зрителей, по-настоящему народного артиста России Виктора Сухорукова, представшего в ведущей роли главы семьи Сарафановых. Корреспонденту Крыминформа удалось побеседовать с популярным актером буквально за несколько минут до открытия занавеса, и хотя время поджимало, а организаторы спектакля из-за этого заметно нервничали, Сухоруков, заранее давший согласие на интервью, от своего слова не отступил и заверил: «Будем общаться до последней минуты!»

Насколько видение героев Вампилова в вашей постановке отличается от «классического», к которому мы привыкли по фильму Виталия Мельникова с Евгением Леоновым, Николаем Караченцовым, Михаилом Боярским?

Фильм видела вся страна, причем не однажды. Но все же это пьеса, и ее одно время ставили в театрах по всему Советскому Союзу и даже в национальных республиках. И меня попытались сравнивать с Евгением Леоновым, блистательно исполнившим в кино роль Сарафанова-старшего: мол, не боишься, что будет хуже? На что я отвечаю: «Не боюсь. У меня будет лучше, потому что будет по-другому!» И у меня решение действительно совершенно другое: Леонов делал пьющего человека, немножко рыхлого, неряшливого, потерянного, а мой Сарафанов – одержимый! Он – Эйнштейн, Бетховен!

В сюжете пьесы упоминаются две черты его биографии или даже характера. Во-первых, жена когда-то оставила с ним двоих детей. Но разве с пьяницей она оставила бы четырехлетнюю дочку и годовалого мальчика?! И второй момент: он всю жизнь писал кантату «Признание любви к человечеству», мечтая когда-нибудь сыграть ее вместе с оркестром. Вот такого мечтателя мы и сочинили! Так что хотя картина «Старший сын» замечательная, но мы не только не соревновались, но даже не думали о ней, когда сочиняли свою историю. Кстати, вот судьба: именно ее режиссер Виталий Мельников снял меня в фильме «Бедный, бедный Павел!»

Мой друг – кстати, ваш тезка, в одном из питерских театров тоже сейчас играет роль старшего Сарафанова. По его словам, после каждого спектакля режиссер его целует в лоб и говорит: «Витя, ты гениален!»

Я тоже! Мы, Викторы, все гениальные!

Два месяца назад Вы отметили свое 65-летие. Праздновали бурно или, как и хотели, в чем признавались в одном из интервью, «заперлись от всех и спали – ели»?

Получилось отдохнуть. Я был один дома, не подходил к телефону, не отвечал ни на какие поздравления, хотя звонков действительно было много. Кто-то обиделся, кто-то промолчал, кто-то укорил... Но это не блажь, не дурь и не каприз, а всего лишь день отдыха для меня! Потому что в это время, в ноябре, я снимался в 16-серийном фильме – четвертом сезоне сериала «Физрук», где я играю отца героя Дмитрия Нагиева, выпускал главную роль в спектакле «Встречайте, мы уходим!» вместе с моим напарником, актером Большого Драматического театра им. Товстоногова Андреем Шарковым, помимо этого играл в спектаклях как актер театра им. Моссовета, Тартюфа – в театре на Малой Бронной, в спектакле «Улыбнись нам, Господи!» в Вахтанговском театре; готовил «Старшего сына» – это хотя и антреприза, но сделанная на очень высоком уровне. Так что я востребованный, весь занятой, весь из себя деловой и поэтому мне еще и устраивать какие-то гульбища ни к чему.

Есть и вторая причина, которая состоит в том, что я вообще не сторонник дней рождения и не поклонник юбилеев. Потому что в жизни день рождения – это обычная природная метка, которая никуда от тебя не уйдет, даже когда человеку исполняется 150 или 250 лет. Вот, например, говорят: сегодня исполняется 175 лет со дня рождения такого-то! Ну при чем тут день его рождения, если он давно умер! Мне кажется, это звучит странно, хотя в жизни у нас у каждого день рождения никто не отнимет. Ну, разве что у тех, кто вообще не помнит, когда родился... А все остальное – это реальность, неинтересно, скучно, обыденно. Зато сколько событий и явлений, мимо которых мы проходим, порой не замечая, происходит внутри – между этих дней рождения! 9 сентября у меня произошел уникальный случай: в моем городе Орехово-Зуево Московской области состоялось открытие бронзовой скульптуры Виктора Сухорукова. В полный рост я сижу на скамейке, весь из бронзы. Вот это – событие!!!

И как вам это?

Иронично, смешно, но – горжусь. А чем плохо, что тебе поставили памятник? И теперь все туда приходят, фотографируются, обнимают, садятся рядом. А морозы начались – так шапочку надели и шарфик повязали!

В последние годы в разных городах появляются памятники культовым литературным и киногероям. Как бы вы отнеслись к тому, что в Севастополе установили бы памятник вашему персонажу из фильма «Брат-2» с пистолетом и подписью: «За Севастополь ответили»?

Уже предлагали! И с пулеметом, и с ботинком в руке, учитывая, что я еще и Хрущева играл. Но я, конечно, отказался, потому что это всего лишь персонаж, некая роль, а не я сам. А память «ответу за Севастополь» – возвращению Крыма и Севастополя в Россию как событию – можно увековечить в каких-то более масштабных образах, нежели в виде персонажа Вити Багрова. Тем более, не забывайте, что он все-таки был киллер, убийца! Как бы гордо и пророчески ни звучала эта фраза, сочиненная режиссером Алексеем Балабановым в 1999 году, но все равно надо понимать, что это случилось в реальности. Когда история вдруг включила некий механизм, который провернул шестеренки свои мощные, необузданные, несмазанные, и произошло чудо – Крым обрел свой новый статус. Хотя, по-моему, вернулся к своему статусу, и лично я горжусь этим обстоятельством. Но при этом ставить ради киношного героя памятник, конечно, ни к чему. Потому что Крым уже сам себе памятник! А лично я лично никогда не делил Крым на свой или чужой, украинский, и даже в мыслях такого не было.

Кстати, в том же фильме «Брат-2» , раз уж вы о нем вспомнили, есть кадры, когда я иду в Чикаго по «Украинской деревне», и там мелькнула церковь – новая, вся в золоте, красавица. Этот храм был сооружен современниками примерно как раз в те годы, и мне Балабанов говорит: посмотри, там на бронзовой табличке написано: «Сей храм сооружен в честь 1000-летия крещения...» Продолжайте!

Руси?

Счас! Украины!!! 1999 год! И Леша Балабанов на это сразу обратил внимание!

Виктор Иванович, принято считать, что Ваше возвращение в кино состоялось с фильмом «Бакенбарды», где Вы исполнили очень жесткую и даже в чем-то пророческую роль. Но мне Вы почему-то больше запомнились по фильму «Комедия строгого режима», вышедшему тремя годами позже, где ваш персонаж, заключенный уголовник, вживается для тюремного спектакля в роль Ленина. Вам не показалось, что роль вождя мирового пролетариата в таком гротесковом виде Вам удалась лучше, нежели тем, кто ее исполнял в серьезном кино времен СССР?

Еще как удалась! Я вам расскажу дальше на эту тему! Через несколько лет после «Комедии строго режима», в 1998 году эстонский кинорежиссер Харди Волмер пригласил меня в Таллин» сняться в фильме «Все мои Ленины» – истории школы двойников вождя мирового пролетариата. В Эстонии в то время кино практически не снимали, но это был редкий случай. Более того, в этой картине, где я играл и Ленина, и его двойника, я был единственным русским, а остальные – эстонцы. Вот это был высший пилотаж «ленинизма»! Я очень жалею, что широкий зритель эту картину не увидел, хотя она появлялась на дисках в России. И как бы тогда к нам, русским, плохо ни относились, в конце года эстонцы пригласили меня на серьезную национальную премию «Полярная звезда», где они вручали награды лучшему архитектору, строителю, художнику, актеру и так далее. И я получил главный приз за лучшую роль в этой национальной эстонской номинации! И денег мне дали, и вином напоили, и в карете возили по Таллину!

Ныне очень популярный актер Сергей Селин, который снялся в «Комедии...» в небольшом эпизоде, мне о Вас в роли Ленина-зэка как-то сказал: «Сухоруков – это глыба!»

Сережка и сам сейчас – глыба, хотя тогда еще был студентом.

А вы случайно не в курсе, почему в титрах «Комедии..» нет указания Сергея Довлатова, по мотивам произведений которого снят фильм?

Когда картина уже была готова, родственники писателя запросили дополнительно очень большие деньги – поступили немножко нечестно, нарушив ранее достигнутые договоренности. В общем, нашла коса на камень, а создатели фильма решили найти антиматериал и таки нашли его. Тем более, что если браться жестоко за эту тему, то и Довлатова можно было обвинить в плагиате, потому что тема представления спектаклей в тюрьме не нова – она использовалась и у Достоевского, и у Горького. То есть тему классиков Сергей Довлатов просто перепел на современный тюремный лад. Поэтому в итоге его фамилию из титров убрали, но картина, к сожалению, получила только республиканский прокат.

Виктор Иванович, а где вы предпочитаете отдыхать?

У себя на даче в Подмосковье, где у меня есть огород. И в Крым зовут в замечательные места – у меня здесь есть, где остановиться, покупаться... Я люблю Крым, обожаю его и преклоняюсь перед этой землей, считаю, что это земля Богов, за которую стоит биться. И для меня Крым – это не географическое или политическое понятие, а священное, божественное! Вы в Крыму просто к этому привыкли и многого не замечаете, но здесь происходят очень интересные вещи!


Фото Павла Миленина

Для оперативного получения новостей подписывайтесь на:
Telegram-канал
Facebook
Вконтакте
Twitter
Youtube

Новости