16+
29 декабря 2016 17:45

Зампрокурора Крыма: За два года в республике работы меньше не стало

АА Распечатать

Прокуратура Крыма выполняет не только свои прямые функциональные обязанности в соответствии с законом, но и взяла на себя «повышенные обязательства» по соглашению с Советом министров республики. Уже продолжительное время надзорное ведомство не просто анализирует принятые документы, но и оценивает проекты, заметно снижая процент брака на выходе. О результатах такой работы, новых задачах на следующий год и работе в наиболее близких людям подконтрольных сферах Крыминформу рассказал заместитель прокурора Крыма Сергей Черневич.

Прокуратура Крыма проводит анализ проектов и уже принятых нормативно-правовых документов в республике. Как Вы оцените правовую грамотность Совмина и Госсовета Крыма? Много ли замечаний к проектам?

В отношении юристов следует говорить скорее о профессиональной квалификации. Профессионализм и квалификация юристов Совмина, отдельных министерств, комитетов и ведомств, безусловно, растет. Понятно, что людям надо перестроиться с украинского на российское законодательство. Во многом помогает то, что по шестому Федеральному конституционному закону (6-ФКЗ) есть ряд направлений, где предусмотрено региональное нормотворчество – мы сами можем по согласованию с федеральными министерствами устанавливать региональные правила игры, даже отличные от федерального законодательства. И здесь квалификация юристов, конечно, требуется очень серьезная.

По каждому второму проекту Государственного Совета у нас имеются замечания. Это не значит, что проекты незаконны, но в 50% случаем мы считаем, что нужно проекты доработать – что-то надо убрать, что-то добавить. По принятым 128 нормативно-правовым актам внесен один протест – это говорит о достаточно высоком профессионализме. Протест приняли к рассмотрению, но ввиду того, что на очередной сессии Госсовета, как это было положено по закону «О прокуратуре», его не рассмотрели, мы обратились с административным заявлением в суд, чтобы суд поставил точку. Речь идет о временном запрете на регистрацию сделок с недвижимостью в 100-метровой прибрежной зоне. В принципе, Госсовет имеет полномочия принимать подобные законы или постановления, но только после согласования с министерством экономического развития России. В данном случае такого согласования на момент принятия не было, тогда как в 6-ФКЗ такое требование содержится. Поэтому мы пошли в суд.

По Совмину, включая все министерства и республиканские ведомства, мы изучили 2,5 тысячи проектов и принятых нормативно-правовых актов. Из них 440 проектов по Совмину, 620 – по ведомствам. Замечания вносим на каждый десятый проект из Совмина, однако проблема состоит в том, что далеко не каждый проект попадает к нам, и мы вынуждены реагировать уже на принятые акты.

Из почти полутора тысяч уже принятых документов главы Крыма, министерств и ведомств протесты внесены более чем на сто. То есть на каждый пятнадцатый. И они появились лишь потому, что на проектной стадии не согласовывались с прокуратурой.

Как раз на днях глава Крыма Сергей Аксёнов поручил юристам Совмина сопровождать процесс сноса незаконных строений в прибрежных зонах, не доверяя муниципальным юристам. В муниципалитетах с юристами все плохо?

На самом деле, в муниципалитетах все гораздо хуже. Но Сергей Валерьевич имел в виду не профессионализм, а непонятную заинтересованность местных чиновников. Скажем, апелляционные жалобы на судебные постановления подаются такие, что суд их заранее отклоняет. Они написаны неквалифицированно и неграмотно. На мой взгляд, снос самовольно построенных зданий и сооружений следует сопровождать квалифицированным юристам, потому что незаконный снос повлечет возмещение ущерба гражданам, которым принадлежат постройки. Соответственно, все затраты лягут на бюджет.

Прокуратура сама анализировала ситуацию с незаконной застройкой побережья?

Мы специально не анализировали, у нас нет такой задачи. Да и смысла в таком анализе нет, потому что всю работу сделал Совмин – в республике выявлено более 9,5 тысяч незаконных строений. Мы же смотрим, чтобы весь процесс сноса происходил в рамках правового поля. Чтобы было принято соответствующее решение органом местного самоуправления, как это предусмотрено Гражданским кодексом, чтобы были основания для сноса. Там же не все самовольно построенные объекты сносятся, а только при наличии угрозы жизни и здоровья и ряде других критериев.

Возьмем подобную ситуацию в Симферополе. Имеется предписание прокуратуры о ликвидации стоянки на улице Куйбышева, 7. Арендатор земли не может сделать этого, потому что люди, пользующиеся стоянкой, выходят на ее защиту. Как быть предпринимателям, которые и хотели бы выполнить законные требования прокуратуры, но не могут сделать этого физически? И что в такой ситуации делать людям?

В любом споре есть две стороны, но и должностные лица, и граждане должны действовать в рамках закона. Люди вышли на пикет, была публикация в прессе, и по ней мы проводим проверку. Поверьте, если позиция окажется не в пользу пикетчиков, то мы все равно будем добиваться исполнения закона. Ведь если мы примем незаконное решение, завтра выйдет на пикет другая сторона. В любом случае, будет принято только законное решение.

В недавнем интервью нашему агентству представитель другого ведомства отметил рост правовой грамотности населения и, в частности, уменьшение бесцельных обращений. Вы наблюдаете такую же динамику?

Практика на протяжении трех лет свидетельствует о том, что доля удовлетворенных обращений примерно одинакова – 15-20%. Мы можем фиксировать рост обоснованных обращений по каким-то направлениям, допустим, по ситуации с задолженностью по заработной плате: если ситуация где-то ухудшается, то количество обоснованных обращений в связи с задержкой зарплат будет расти. И наоборот – при нормализации выплат обращений просто не будет. Точно так же и с землей: если власти начинают что-то делать не так, начинают сразу идти обоснованные обращения, которые мы вынуждены удовлетворять. Но в среднем лишь каждое пятое-шестое обращение удовлетворяется. И нет таких отраслей надзора, где бы процент удовлетворенных был более 50. Можно сказать, что в основной массе люди, которые недовольны какой-то создавшейся ситуацией, оказываются не правы с точки зрения закона. При этом общее число жалоб растет, но процент сохраняется.

В Госсовете прокуратура не так часто выступает громко. За два предыдущих года вспоминается лишь требование уже экс-прокурора Крыма Натальи Поклонской лишить депутатских полномочий Валерия Гриневича. Однако мы видели, что это требование выполнено не было.

Дело в том, что в федеральном законодательстве имеется правовой пробел. Есть определенные обязанности, возложенные на депутатов регионального уровня. Гриневич нарушил эти обязанности, но этот факт сам по себе не влечет за собой автоматического лишения депутатских полномочий. Госсовет имел право рассмотреть вопрос, но не взял на себя ответственность лишать Гриневича полномочий до приговора суда.

Более двух лет Крыма практически не касалась проблема проведения государственных закупок по 44-ФЗ. Здесь устанавливались свои правила, а на незаконной деятельности попадались очень немногие. В последнее время число дел о нарушениях закона при госзакупках резко выросло. С чем это связано? С окончательным переходом на российское законодательство? С активностью общественности? Или просто страх потеряли?

Наверное, все в совокупности. В первую очередь, больше стали использовать 44-ФЗ. Если в 2014-2015 годах мы полностью работали по региональному порядку, то в 2016-м работали и по 44-ФЗ, который гораздо жестче, чем наш 219-й региональный порядок. Отчасти это связано с тем, что кто-то, как вы сказали, страх потерял, и прокурорские проверки это подтверждают – у нас есть уже и уголовные дела, и административные производства. Не хочу обижать общественников, но прокуроры в данной сфере работают гораздо успешнее и эффективнее, хотя помощь общественников мы всегда приветствуем.

За 11 месяцев выявлено свыше 1800 нарушений закона по закупкам, внесено 200 представлений, возбуждено 30 уголовных дел, ущерб по которым составил около 800 млн рублей. Причем нарушения выявлялись на всех стадиях закупок, начиная с неэффективного и неверного планирования и заканчивая исполнением государственных и муниципальных контрактов.

Например, директор средней школы в Черноморском районе необоснованно подписал дополнительное соглашение к контракту, увеличив цену контракта на 436 тыс рублей, тем самым допуская незаконное расходование средств. В Саках директор детского сада оплатил невыполненные работы на 700 тыс рублей. Он уже признан виновным, а ущерб возмещен в полном объеме.

Допускались и бесконкурсные процедуры. В Симферопольском районе по постановлениям прокурора привлечено 15 директоров школ, которые заключили контракты на обеспечение питанием школьников без конкурсов, по сути – с одним и тем же хозяйствующим субъектом.

В Раздольненском районе директор школы не принял мер по взысканию штрафных санкций при несвоевременном изготовлении проекта охранной сигнализации, чем причинил ущерб на 102 тыс рублей, которые недополучил бюджет.

А благодаря общественникам была отменена закупка автомобилей в Феодосии на 10 млн руб. Причем закупка проводилась несмотря на то, что, например, одно из муниципальных предприятий задолжало своим работникам более 700 тыс рублей. То есть 700 тыс не могут найти на зарплаты, а на машины – находят. Замечу, что прокурор отслеживал ситуацию и в любом случае вмешался бы, но это сделал сам глава республики.

Кстати, задолженность по заработной плате в государственных и муниципальных органах власти еще недавно стремилась к нулю. Как сейчас обстоят дела?

Действительно, в госорганах и муниципалитетах и сейчас нулевые долги. Задолженности из федерального, республиканского и местных бюджетов нет. Вместе с тем, муниципальные предприятия – это хозяйствующие субъекты, не финансируемые из бюджета. Они зарабатывают деньги сами. И вот по государственным и муниципальным предприятиям у нас самая высокая задолженность. В целом на 1 декабря задолженность по оплате труда в республике составляет 72,2 млн руб и зафиксирована на 29 предприятиях. Причем 17 из них – государственные, и на них приходится 41,3 млн рублей, то есть 57,2%. Основная часть в сумме более 26 млн рублей – в Феодосии из-за предприятий оборонного комплекса. Шесть муниципальных предприятий задолжали 6,4 млн рублей, это менее 9%. Еще шесть частных предприятий накопили треть всех долгов по Крыму – 29,5 млн рублей.

Вырисовалась другая проблема – выплата необоснованно высоких зарплат, и самый яркий пример – в республиканской больнице имени Семашко. Были ли возбуждены уголовные дела по проверке в этой больнице и, возможно, в других госучреждениях?

Прокуратура провела проверку и выявила факт необоснованной выплаты зарплаты руководству больницы имени Семашко. В частности, главному бухгалтеру была установлена надбавка за оказание высокотехнологичной медицинской помощи. Непонятно, какое отношение к ней имел главный бухгалтер. Дело возбуждено в отношении главного врача, потому что без ее ведома не могло ничего подобного произойти. В настоящее время ведется следствие по делу, оно находится на особом контроле у руководства прокуратуры.

В связи с этим случаем мы подключили министерство здравоохранения, проверили все государственные учреждения, но аналогичных больше не выявили. Более того, мы дали поручение, чтобы все министерства проверили подведомственные предприятия и учреждения, а на следующий год мы уже скорее всего прокурорскими силами проверим все учреждения и предприятия. Потому что буквально на днях был случай в Феодосии – в муниципальном предприятии одного из сельских поселений была образована задолженность ввиду неэффективного управления, а зарплату себе директор предприятия положил в 70 тыс руб. Спрашиваем у главы поселковой администрации, куда смотрели, говорит – понадеялся на добросовестность… Хотя понятно, что зарплата руководителя – это личная ответственность учредителя предприятия, в данном случае граничащая с халатностью. Так что мы с помощью городских и районных прокуроров проверим в том числе и обоснованность начисления таких высоких зарплат, премий и надбавок.

Как обстоит дело с нарушением прав предпринимателей в Крыму? Отличается ли картина от общероссийской?

Основное отличие Крыма от других субъектов состоит в том, что на материке все процессы проходили на протяжении нескольких лет, а в Крыму начали всем заниматься с 2015 года. Я говорю об оказании государственных и муниципальных услуг в рамках административных регламентов. По сути дела, мы начали формировать базу, порядок принятия и сами административные регламенты с нуля. Если на март 2015 года у нас было принято только 55 админрегламентов, то на сегодня их более 160. А что такое административный регламент? Это правила игры, которыми руководствуется контролер и которые в любой момент может посмотреть проверяемый предприниматель, сверить правильность действий контролера. Это самое основное.

Сейчас идет активное строительство, и уже практически во всех муниципальных образованиях открыты многофункциональные центры. Это второй этап, когда мы на практике создаем такое учреждение, в которое по принципу «единого окна» подаются документы и там же получают все необходимые документы. Поэтому основные замечания у нас связаны с тем, что где-то несвоевременно принимаются административные регламенты, неэффективно оказываются государственные и муниципальные услуги по принципу «единого окна». Возбуждено 4 дела по фактам воспрепятствования предпринимательской деятельности, еще 4 дела – по фактам нарушения прав предпринимателей при осуществлении ими хозяйственной деятельности. Итоги уже есть. В Ялте осужден заместитель главы администрации за то, что требовал от двух предпринимателей 600 тыс рублей за размещение торгового объекта. В Алуштинском лесоохотничьем хозяйстве от предпринимателя требовали деньги за осуществление джип-туров, и по этому факту тоже возбуждено уголовное дело.

Есть еще масса фактов, где действия чиновников не влияли напрямую на предпринимательскую деятельность, но отражались на ней. Например, к ним относятся затягивание процесса рассмотрения заявлений об отводе земельного участка, об упрощенном оформлении участка по украинским документам. Около половины жалоб – об оказании административного давления путем проведения необоснованных проверок, превышении полномочий чиновниками и контролерами и так далее.

Это особое направление деятельности прокуратуры – надзор за контролерами. Мы на всех стадиях отслеживаем – от планирования проверок до непосредственно контрольных мероприятий и вынесения предписаний либо привлечения к административной ответственности. Вплоть до проверки заявлений, которые стали основанием для проведения проверки. Скажем, в Ленинском районе Крыма прокурор выявил факт самостоятельного изготовления органами контроля обращения от имени главы местной администрации.

Мы проводим форумы для получения обратной связи от предпринимателей. Понимаем прекрасно, что латентность этих нарушений очень высока, так как предприниматели боятся последствий таких обращений. А когда они объединены в какое-то сообщество, то им легче с нами разговаривать. И мы призываем с нами общаться и своевременно обращаться в случае необходимости. У нас и телефон доверия, и электронная почта работает – мы всегда на связи.

А на сами многофункциональные центры жалобы уже поступали?

На МФЦ были жалобы, в основном – в районах. По МФЦ сейчас, на мой взгляд, нарушений стало гораздо меньше. С учетом того, что с каждым месяцем самих центров становится все больше, это значительно облегчит жизнь предпринимателям и просто гражданам в получении услуг. И не стоит забывать, что лишь за два года Крым фактически наверстал то, что на материке делается уже много лет. По нашим мерам реагирования был разработан, в том числе, порядок осуществления выездов МФЦ на дом с целью предоставления госуслуг инвалидам.

Прокуратура курирует и вопрос безопасности дорожного движения, который вышел на первый план с приходом в Крым аномально снежной зимы. Много ли ведомство внесло предложений по повышению безопасности движения?

Мы обращаем внимание на состояние и содержание автомобильных дорог. Основной упор изначально делали на то, чтобы каждая дорога имела своего владельца. Только рачительный хозяин будет содержать свою собственность. В первую очередь мы ориентировали прокуроров на то, чтобы они обязывали муниципалитеты принимать на свой баланс дороги. Ведь пока они не будут приняты на баланс, их нельзя ремонтировать ни за муниципальные, ни за республиканские деньги. У нас значительная работа проведена именно в этом направлении.

Большая работа также проведена в плане повышения безопасности пассажирских перевозок, включая предрейсовые и послерейсовые осмотры водителей, оценка состояния технических средств, обеспечение водителей отдыхом. Отдельная тема – состояние автовокзалов, чтобы все они были категорированы от актов терроризма, ведь автовокзал – это место большого скопления людей.

Большая работа проведена прокурорами по прекращению права управления транспортными средствами, что в первую очередь касается лиц, страдающих наркоманией и алкоголизмом. У нас 95 исков предъявлено только в этом году прокурорами. То есть 95 человек, состоящих на учете в диспансере, лишены водительских прав.

В Крыму осталось много бесхозных дорог?

Достаточно много. Потому что этот процесс требует финансовых затрат. На каждую дорогу должны быть изготовлены соответствующие документы. Одномоментно этого никак не сделать, если работа не велась десятилетиями. Поэтому достаточно много дорог, которые не имеют своего хозяина, особенно в муниципалитетах.

Не сомневаюсь в том, что обращений граждан на состояние дорог было много. Реагировала ли прокуратура?

За состоянием дорог должен следить контролирующий орган – ГИБДД. Задача прокуроров – заставить контролирующий орган работать, что мы в принципе и делаем. Порой органы ГИБДД, на наш взгляд, даже перегибают палку, когда чуть ли не ежемесячно одного главу администрации привлекают к административной ответственности, вносят предписание по разным дорогам, хотя у него нет ни финансовых, ни организационных возможностей привести дороги в нормативное состояние. Прокуратура может предъявить иск к муниципалитету и обязать его заасфальтировать ту или иную дорогу, но мы здесь поступаем достаточно мудро и осторожно, когда говорим, что депутатам и контролирующим органам виднее на сегодня. Если заставить одновременно все дороги отремонтировать, у нас не хватит и федерального бюджета. Поэтому подходим избирательно, и исков – немного. Реально заставляем приводить в порядок те дороги, по которым ездить попросту небезопасно.

Есть еще одна сфера, близкая каждому человеку – жилищно-коммунальное хозяйство. Его обновление идет далеко не ударными темпами, что вызывает нарекания граждан. Много ли обращений по этому поводу поступает в прокуратуру?

Та форма управления ЖКХ, которая существовала в Крыму, полностью отличалась от российской. Если здесь работали муниципальные жэки, то в РФ уже давно от них отказались. Сейчас осуществляется либо непосредственное управление, либо через жилищно-строительные и иные кооперативы и управляющие компании. И большее количество нарушений допускается именно со стороны организаций, обслуживающих многоквартирные дома. Это касается некачественной уборки мест общего пользования, завышения тарифов управляющими компаниями, которые должны приниматься общим собранием жильцов, начисление платы за пользование имуществом вообще без утверждения тарифов.

У нас на начало года было более полутора тысяч домов без управления. Сейчас, по данным жилищной инспекции, их осталось 55. Наша задача состояла в понуждении муниципалитетов к выбору людьми управляющих компаний для обслуживания их домов.

Большой блок вопросов – это содержание и эксплуатация котельных. Как и в отопительный сезон 2015-2016 годов, мы сейчас отмечаем неготовность многих котельных, даже несмотря на то, что паспорта готовности подписаны всеми, в том числе и представителями муниципалитета. Когда прокурор выходит с сотрудниками Ростехнадзора, выявляется, что сведения, внесенные в паспорта, не соответствует действительности – котельная по сути дела не готова.

Не могу не спросить о соблюдении прав крымчан в части сохранения льгот, действовавших при Украине. Удалось ли в Крыму сохранить уровень льгот и субсидий, чтобы никто не был обижен?

В целом, удалось. Наши проверки подтверждают это. Мы приняли то необходимое количество нормативных актов, которое обеспечило переход с украинских льгот на российские. Единственный и самый существенный момент касается льгот, которых в принципе нет в российском законодательстве. Например, бесплатный проезд к месту боевой славы. Здесь идет процесс предоставления льгот в виде денежных выплат.

Труднее ли стало работать за два года?

Поначалу было больше таких вопросов, которые нам приходилось решать за контролирующие органы. Прокуратура стала одним из первых федеральных органов, созданных в Крыму. Когда мы были созданы 25 марта 2014 года, по сути не было ни одного контролирующего органа. А если и был, то оставался на бумаге. Помню, Наталья Пеньковская была одна в межрегиональном управлении Роспотребнадзора, а все остальные сотрудники работали еще в санитарно-эпидемиологической службе. Поэтому нам больше приходилось работать именно за контролирующие органы. Прокуроры сами всё проверяли. В 2015 году контролирующие органы уже создали, но был страшный дефицит кадров. Укомплектованность была на уровне 50-60%. Сейчас у нас есть весь набор контролеров. И в этом плане работать, безусловно, легче. Но работы меньше не стало. Число жалоб все растет. До какого количества дойдем – представить невозможно.

Дорогие читатели!

Призываем вас взвешенно комментировать публикации на нашем сайте. Мы уважаем право каждого на свободное высказывание своего собственного мнения и благодарны за желание им поделиться. В то же время, на этапе премодерации будут удаляться сообщения, содержащие ненормативную лексику и личные оскорбления, призывы к экстремизму и разжиганию межнациональной розни, побуждающие к проявлению агрессии и вражды. Также не будут опубликованы комментарии с гиперссылками на сторонние ресурсы.

Для оперативного получения новостей подписывайтесь на:
Telegram-канал
Facebook
Вконтакте
Twitter

Редакция агентства "Крыминформ"

comments powered by Disqus

Новости