16+
22 августа 2016 13:30

Сергей Карпов: До 2020 года крымчане увидят, что и у них #ЖКХменяется

АА Распечатать

Крымчане давно поставили диагноз сфере жилищно-коммунального хозяйства республики – состояние стабильно тяжелое. Вера в выздоровление с каждым годом угасает пропорционально росту количества свалок и старению коммунальной инфраструктуры. Люди, с одной стороны, просто устали от обещаний и ожидания чудо-доктора, который реанимирует ЖКХ и заставит работать его как часы. С другой, впрочем, и сами не слишком-то и спешат помочь излечению «тяжело больного». Как долго российское #ЖКХменяется будет оставаться для Крыма лишь красивым слоганом? Что и кому необходимо сделать для того, чтобы города были чистыми, а коммунальные платежи вносились за реально оказанные услуги? Об этом Крыминформу рассказал министр жилищно-коммунального хозяйства Республики Крым Сергей Карпов.

Сергей Владимирович, каждый человек, когда ждет кого-то в гости, первым делом убирает в доме. Вы на посту министра ЖКХ Крыма в первую очередь занялись проблемой мусора, что чрезвычайно важно для республики как курортного региона, который ежегодно наращивает турпоток. В каких районах Крыма, по-вашему, наиболее удручающая картина? Как Вы считаете, почему никто в Крыму не смог решить проблему за два с половиной года в составе России, притом что федеральный бюджет не жалеет средств на решение наболевших проблем полуострова?

Мы все всегда вспоминаем старый советский принцип – чисто не там, где убирают, а там, где не мусорят. Здесь такая же ситуация. Всем существующим свалкам 15, 20 и более лет. Это какие-то такие периоды беззакония, халатного отношения руководителей к своей земле. Много может быть причин, на самом деле, но основная – то, что чиновники на местах не совсем правильно занимались планированием того, где мусор нужно вообще хранить, куда его вывозить и что с ним дальше делать. Это – основная причина, наверное.

При этом, ошибки повторялись системно из года в год, из десятилетия в десятилетие. Свалке в Мраморном, например, 30 лет. Отнимем два с половиной года российского Крыма, 23 года нахождения в Украине и получается, что свалка разрасталась еще с советского времени. Кто-то когда-то решил, что там можно сваливать мусор, кто-то когда-то разрешил там сваливать мусор. Т.е. это системные ошибки советских, а потом украинских чиновников.

Дальше – больше. Люди, которые приходили во власть и руководили муниципалитетами, вместо того, чтобы системно к свалкам подойти – закрыть, ликвидировать, понять, где это должно находиться, организовать место – этого не сделали. По разным причинам – по непониманию, по политическим соображениям, по халатности. Хотели – не получилось, не дожали, не смогли. Но что сейчас об этом говорить? Мы просто сейчас на выходе имеем проблему, которую должны решить.

В России вопросы переработки и утилизации ТКО решаются различными способами. Какими методами Вы будете бороться с мусором в Крыму? Мы будем перенимать существующий опыт каких-то регионов или пойдем по своему пути?

Самое первичное – выявить уже существующие свалки, где мусор уже вываливается несанкционированно, без разрешения, где ни попадя. Второе – по выявленным местам провести рекультивацию свалок, ликвидировать их, сделать так, чтобы они не горели, не оказывали отрицательного влияния на окружающую среду. Это необходимая экологическая составляющая. И третье – организовать места складирования мусора, упорядочить их, для чего разрабатывается сейчас схема.

Есть генеральный план санитарной очистки Крыма. На его основании разрабатывается территориальная схема очистки полуострова с дальнейшим выбором региональных операторов по вывозу мусора. Т.е. в Крыму будет создано некоторое количество полигонов. Пока – четыре. Сейчас идет работа по выбору концессионера, частный бизнес заходит сюда на строительство четырех полигонов. Плюс будет построено четыре перерабатывающих комбината. Впрочем, после создания территориальной схемы санитарной очистки Крыма, возможно, их количество будет увеличено. Мы говорим пока о четырех кластерах. Это прибрежная зона, которую в первую очередь, нужно очистить от мусора и канализационных стоков в море. Второй кластер – это Восточный Крым. Это въездная дорога на полуостров. Далее – северная часть Крыма и Черноморский район.

Отдельным кластером будет Южный берег Крыма. На ЮБК у нас, вопреки всему и всем, работает французская компания. Называется Veolia. Т.е. под санкциями французы в российском Крыму работают. Мы их поддерживаем. Мы под них выделяем отдельный кластер в Большой Ялте. Собственники у них – немцы и голландцы, по-моему. Т.е. это крупная компания, готовая зайти с инвестициями. Они и сейчас уже работают. У них стоит сортировка. Это одна из первых компаний, если не первая, кто начал заниматься раздельным сбором мусора.

Некоторые СМИ публиковали Ваши заявления и других чиновников о том, что в Крыму якобы не будут строиться перерабатывающие заводы. Сейчас из Ваших слов понятно, что это не так.

Министерство ЖКХ Крыма ни в коем случае не отказывается от переработки мусора. Эта информация не соответствует действительности. Меня иногда неправильно понимают журналисты, когда говорят, что министр заявил, что не будет мусороперерабатывающих заводов. Дело в том, что само понятие «переработка» – многогранное. И когда кого-то спрашиваешь, что такое мусоропереработка в вашем понимании – люди теряются. Мы сейчас говорим, скорее всего, о так называемом холодном горении. Потому что сжигать мусор в Крыму при такой экологии – это недопустимо. И какие бы фильтры мы не использовали, через время появятся новые, более современные технологии, и некогда хорошие фильтры все уже будут оценивать как плохие. Это реалии. Экологи это хорошо понимают, поэтому и уходят от мусоросжигающих заводов.

То есть пока мы говорим о четырех заводах. Их, может быть, будет шесть, может, – восемь или даже 12. Мы не знаем. Мы сможем об этом говорить, когда будет территориальная схема санитарной очистки полуострова. Сейчас она разрабатывается, делает это большая московская компания. Это люди, которые сделали территориальную схему для Московской области, для больших российских республик.

Сколько времени, по Вашей оценке, необходимо Крыму на решение мусорной проблемы?

Чтобы избавится от мусора, в первую очередь, нужно перестать его сваливать там, где нельзя. Для этого закуплена техника, поставлены контейнеры в городах и вдоль трасс. С этого нужно начать. Для того, чтобы вообще привести все в порядок, федеральная целевая программа в части рекультивации предусматривает четыре крупных полигона по рекультивации в 2017 году и порядка шести в 2018 году. В принципе, мы говорим о том, что к 2020 году мы подойдем к систематизированной работе. Основную часть мы уберем, т. е. выполним программу за два года, и до 2020 мы, в теории, придем к раздельному сбору, сортировке и переработке мусора с дальнейшей утилизацией. К 2018 году мы должны закончить с основными проблемными, горящими точками. Я думаю, что к 2018 году, когда люди по мосту начнут заезжать в Крым, они будут заезжать уже в чистое, экологичное место – в тот Крым, к которому они привыкли с детства – красивый, зеленый с чистым воздухом и без горящих свалок.

Не менее остро, чем мусор, в Крыму стоит проблема строительства и реконструкции очистных сооружений, а также канализационных систем. В частности, в курортных приморских поселках. С этой проблемой Вы уже ознакомились на примере Коктебеля. Федеральная целевая программа развития Крыма и Севастополя предусматривает выделение значительных средств на решение именно этой проблемы. На каком этапе сейчас находится ее реализация?

Крым, в плане коммунальной инфраструктуры – сложный регион. Сложный по ландшафту – это и горы, и степи, и побережье. И, конечно, вся инфраструктура совершенно устарела. Это надо признать. Мы сейчас должны говорить о том, что в первую-очередь, Южный берег Крыма в плане подачи воды и стоков – регион самый сложный. Кроме того, по Крыму изношено 85% сетей. Мы привлекаем большие средства по ФЦП, а также деньги частных инвесторов на ремонт. Что касается стоков в море, пока принимаем меры локальной очистки.

Если рассматривать проблему глобально, то одна из главных проблем – это несознательность граждан. Приятно жить в чистой стране, но усилиями одного государства чистоты не навести. Владельцы частных гостиниц, имея две сотки земли под гараж, к примеру в Коктебеле, строят там пятиэтажную гостиницу без соответствующих коммуникаций. Когда мы отрезаем их от городской канализации, заставляя тем самым реконструировать свои внутренние сети, платить за стоки, они втихаря, по ночам, скидывают стоки в ливневую канализацию, которая рассчитана на дождевую воду. Это варварство. Это вредительство в его высшем проявлении. Мы пытаемся с этим бороться, даем места, куда вывозить отходы, машины, откачивающие канализацию. Но наступает ночь, «засыпает город – просыпается мафия» и все повторяется снова и снова.

Мы стараемся делать упор на сознательность. И по мусору, и по канализации. Люди должны прийти и сознаться, по-честному. Тогда мы будем все легализовывать. В итоге так или иначе карательные меры будут приняты ко всем, кто не хочет делать это правильно, ко всем, кто допускает, чтобы нечистоты лились в море, ко всем, кто это делает умышленно. Это будут жесткие меры. Мы их заставим заплатить, будут применены штрафы минэкологии, Росприроднадзора. Мы уже в Коктебеле назначили комиссию, которая ходит по домам и принуждает людей, пока по-хорошему, легализовывать. Нам, в первую очередь, нужно понимать, сколько таких людей.

У нас очень большой объем строительства новых систем заложен в федеральной целевой программе. Мы охватили весь полуостров. В первую очередь, это прибрежная зона и Симферополь. Мы четко идем по ФЦП. Защитили финансирование и четко понимаем, где и что мы будем делать. В 2017 году частично еще будут идти проектно-изыскательские работы. И в 2017-2018 годах уже выйдут строители на объекты. До 2020 года инфраструктура Крыма будет приведена в хорошее состояние. Понятно, что люди хотят все «уже сегодня». «Уже сегодня» не получится, быстро не будет и с этим надо смириться.

Вслед за проблемой очистных сооружений возникает также вопрос вторичного использования сточной воды в технических целях, в том числе на полив сельхозземель. Государственный комитет по водному хозяйству и мелиорации Республики Крым на протяжении двух лет поднимал этот вопрос неоднократно, но взаимодействия с министерсвом так и не было достигнуто.

Сегодня мы говорим о том, что новые системы, которые будут строиться по ФЦП, предусматривают очистку воды для вторичного ее использования при поливе. Сейчас продолжаются проектно-изыскательские работы. В их результате мы поймем, какой объем та или иная канализационно-очистная станция будет выдавать воды, годной для полива. Скорее всего, это будет около 70% от потребления воды населением. Плюс, конечно же, строительство очистных сооружений будет идти в паре с реконструкцией существующих сетей, которые сейчас нам дают очень большие потери.

Совершенно неожиданно камнем преткновения в Крыму стала реализация поручений президента России и Правительства РФ о внедрении единого платежного документа и старта работы Единого информационно-расчетного центра. С одной стороны, мнения жителей вдруг разделились поровну. Многие в принципе не понимают, зачем это нужно, как ЕПД изменит систему расчетов за услуги ЖКХ? Кроме того, крымчане опасаются того, что внедрение единой платежки повлияет на тарифы в сторону их увеличения для граждан. С другой стороны, ресурсоснабжающие организации и муниципалитеты, скажем прямо, саботировали передачу баз данных своих клиентов в ЕИРЦ. В связи с этим возникает вопрос, успеет ли Крым выполнить поручения президента и правительства и запустить проект до 1 января 2017 года? И, наконец, что необходимо знать жителям Крыма о единой платежке?

Вопрос надо разбить на две части. Первое – что даст людям единая квитанция? Что мы имеем на сегодняшний день? Пять-шесть книжек, которые мы бережно храним вместе с отрывными квиточками. При этом мы не знаем, за что платим. Что будет происходить, когда мы будем получать на руки единый платежный документ? Во-первых, в нем будут расписаны все услуги, за которые мы платим, в том числе содержание домов. Помимо оплаты по показаниям счетчиков, которые мы сами подадим либо по телефону, либо напишем на обратной стороне квитанции и сдадим ее, либо укажем в личном кабинете в интернете. У нас будет открытость платежей. Есть, к примеру, статья «за содержание мест общедомового пользования и эксплуатация дома». Люди платят где-то 800, где-то 1000 рублей, но не понимают, за что. Выходят на улицу и видят, что дворник не убирают, подъезд не моют, зимой – сугробы, в подъезде темно, крыша течет. В этом документе все будет написано постатейно. Это рождает прозрачность, прежде всего.

Во-вторых, это удобно. Т.е. вместо тех пяти книжек, в руки будет выдаваться один листочек формата А4, в котором указана вся информация. Это несомненный плюс в смысле собираемости средств. Сейчас собираемость по платежам ЖКХ не пропорциональна у разных ресурсоснабжающих организаций. С единой платежкой жилец, получая ее в руки, идет и платит по ней сразу и за свет, и за воду, и за тепло, и за газ. За счет этого, мы ликвидируем должников. Плюс ЕИРЦ берет на себя ответственность за собираемость и общение с жильцами. Вопросы технического обеспечения при этом ложатся на плечи поставщиков услуг. Т.е. прорывы труб, отсутствие света, газа – это их вопросы.

Также отдельный вопрос – муниципальные управляющие компании, наши МУПы. У нас их очень много сейчас и ставится вопрос об их централизации, о некоем сокращении, так скажем, оптимизации структуры МУПов. В крупных городах мы понимаем, чем они занимаются, а вот в маленьких муниципальных образованиях – не совсем понятно. У нас очень много убыточных МУПов. Когда-то они были созданы с благой целью обеспечения населения услугами, но не все, к сожалению, с этой задачей справились. Многие наращивают долги перед ресурсниками. В связи с этим встал вопрос, зачем они нужны? Мы сами можем оказывать эту услугу силами подведомственных организаций.

Второй вопрос по внедрению ЕПД – хотят или не хотят ресурсные организации включаться в этот документ. Конечно, противодействие серьезное идет. Если те организации, которые подведомственны министерству ЖКХ – «Вода Крыма», «Вода ЮБК» и «Крымтеплокоммунэнерго» – без проблем включились в работу, то «Крымгазсети» и «Крымэнерго» немножко этот процесс динамят. Я боюсь предполагать, почему они не хотят это делать. Может, их что-то пугает, потому что это впервые, может, у них свои экономические мысли по этому вопросу?

В плане того, ляжет ли это на плечи населения – нет, не ляжет. Мы об этом давно говорим. Платеж по единому платежному документу – с процентом 0. То есть, сколько ты ресурса использовал, столько ты и заплатил. Никакого процента никто снимать не будет. Все отношения с банком-партнером – это проблемы ЕИРЦ. Если население считает, что кто-то от них что-то утаивает, мы готовы показать.

В заключение этой темы, хочу сказать, что мы не просто войдем в 2017 год с единой платежкой, а мы уже запустили единую платежку. Вы знаете, у нас есть два пилотных дома, где все успешно работает. Кстати, в вопросе внедрения ЕПД МУПы нас всецело поддерживают.

Также крымчан волнует вопрос по взносам за капремонт домов. Здесь опять таки люди ничего не понимают, потому как представители разных управляющих компаний преподносят противоположную информацию и вводят в заблуждение: надо/не надо уже платить взносы и т.п. Сергей Владимирович, будут ли крымчане платить в этом году взнос на капремонт, и если да, то когда и сколько?

Что должно происходить в идеале? В идеале собственник квартиры, проживая в доме, должен скооперироваться с остальными жителями, создать некий совет дома, проголосовать и решить – либо открывать отдельные счет дома на капитальный ремонт и туда самостоятельно перечислять средства, потому что дом рано или поздно придет к необходимости капитального ремонта. Либо воспользоваться нашими услугами – тем фондом, который мы создали в республике, нашим региональным оператором, который собирает взносы на капитальный ремонт, включая их в единый платежный документ.

Люди у нас хорошо умеют читать, но самоорганизовываться, к сожалению, умеют плохо. Поэтому и был создан в республике региональный оператор. С октября фонд начнет выставлять первые платежи, рассылать первые квитанции. Весь многоквартирный жилой фонд уже учтен, есть паспорт на каждый дом и оценка по первичному проведению капитального ремонта, который нам подают и жители, и МУПы. Т.е. мы не сами выдумали все данные, нам их подали либо кооперативы, либо управляющие компании. На основании этих данных создана база капремонта до 2030 года, куда включен каждый дом. И каждый человек может зайти в базу, посмотреть каждый дом и по сроку, и по составу работ. Таким образом, с октября текущего года мы начнем платить взносы. Причем, в 2015 и 2016 годах платить взносы нам помогли за счет средств федерального бюджета. В этом году мы заканчиваем эту программу, и после мы переходим к сбору платежей от населения.

Главное, что я хочу сказать крымчанам – гражданам нужно проявлять активность, ведь без самоорганизации и сознательности людей ни один чиновник федерального, республиканского или муниципального уровня даже при наличии средств и инвесторов не сможет решить все накопившиеся за десятилетия проблемы. Когда же мы объединимся, Крым станет чистым и комфортным и для местных жителей, и для туристов.

Дорогие читатели!

Мы понимаем всю сложность тех событий, которые сейчас происходят в Крыму и в мире. Поэтому мы призываем вас взвешенно комментировать публикации на сайте нашего агентства.

Мы уважаем право каждого на свободное высказывание своего собственного мнения и благодарны за желание им поделиться. Но решительно не приемлем высказываний, содержащих личные оскорбления, побуждающих к проявлению агрессии, вражды, призывы к экстремизму, разжиганию межнациональной розни.

Поэтому на время мы вводим предварительную модерацию комментариев читателей. Будьте уверены, любой продуманный комментарий, мнение, высказанное по существу и в уважительном ключе, будут обязательно опубликованы.

Надеемся на ваше понимание.
Редакция агентства "Крыминформ".

скрыть

comments powered by Disqus

Новости