16+
26 июля 2016 10:30

Игорь Воронин: «Таврическая академия – это все тот же классический университет, историческая миссия которого – фундаментальная подготовка студентов»

АА Распечатать

Директор Таврической академии КФУ имени В.И. Вернадского профессор Игорь Воронин рассказал Крыминформу об особенностях нынешней вступительной кампании, профессиях, популярных у абитуриентов и не очень, «тимбилдинге» и корпоративной культуре. А также о реформаторском «проевропейском» лобби в среде чиновников от образования и чем это может грозить старейшему вузу Крыма.

Сейчас самый разгар вступительной кампании. Каковы ее особенности в этом году?

В этом году система поступления для крымчан сохранилась такой же, как и в предыдущие годы – они пользуются льготой, то есть могут поступать по общепринятой российской системе, сдав ЕГЭ, либо экзамен непосредственно в том вузе, куда они хотят поступать. Также для крымчан выделено достаточное количество квот – бюджетных мест в вузах материковой части России, где они могут поступать на таких же условиях. Кроме того, по сравнению с прошлым годом, у нас наметилось некоторое уменьшение заявлений от абитуриентов.

Крымские юноши и девушки все активнее едут учиться на материк. Каковы, по-вашему, причины уменьшения числа желающих учиться дома?

Не надо забывать об имеющей место у нас очередной «демографической яме». Есть в демографии такое понятие. Опять же, крымчане едут поступать на материк, потому что там для них действуют такие же льготные условия для поступления, что и дома. А, в принципе, процент абитуриентов, которые готовы покинуть отчий дом и уехать куда-то за пределы своего региона, очень небольшой. И во все времена, во всех странах он практически одинаков. Молодые люди с амбициями, с желанием самостоятельно строить свою жизнь всегда были, есть и будут. Но их число незначительно. Основная масса всегда ищет место обучения рядом с домом, в своем городе или в небольшой транспортной доступности. Поэтому пугаться того, что вдруг большое число крымских абитуриентов одномоментно возьмут и уедут на материковую Россию не стоит. Да, в эти годы, когда крымчанам предоставляются преференции при поступлении, этот процент несколько выше. Но как только льготные условия закончатся, все встанет на свои места. Кстати, на следующий год для крымских абитуриентов они опять сохранятся.

Кроме уменьшения количества поданных заявлений, нынешняя вступительная кампания отличается от предыдущей?

Вступительная кампания этого года никаких сюрпризов нам не преподнесла. В конкурсной ситуации лидерами являются те же специальности, что и в прошлом году. На середину июля у нас сложился ТОП-5 самых популярных направлений подготовки. На первое место в этом году вышла «Реклама и связи с общественностью», на втором и третьем месте – «Юриспруденция» общего профиля и с профилем «международное право» соответственно. На четвертом месте – «Английский язык и литература» и на пятом – «Журналистика». То есть «набор» самых популярных специальностей остался тот же.

Анти-ТОП-5 уже вырисовывается?

Тут тоже никаких сюрпризов нет. Меньше всего у нас, к сожалению, желающих поступать на «Персидский язык и литературу», на втором месте снизу техническая специальность нашего нового факультета информационно-полиграфических технологий – «Технология полиграфического и упаковочного производств». Это к вопросу о том, что нам нужны (или не очень) инженерные специальности. К сожалению, не пользуются они у абитуриентов, по крайней мере, крымских, спросом. На третьем месте – «Химия», на четвертом месте – «Крымско-татарский язык и литература», что, к сожалению, тоже уже традиционно. И на пятом месте с небольшим конкурсом – специальность «Графика» факультета информационно-полиграфических технологий.

Кстати, сейчас любой чиновник как мантру повторяет, мол, сколько можно готовить «экономистов-юристов», нам нужны инженеры. К сожалению, жизнь показывает обратное. Как была популярной юриспруденция, так она остается популярной во все времена. Так же, как и журналистика. А на инженерные специальности спроса нет.

Почему?

Подчеркиваю, что это мое мнение: если мы живем в рыночной экономике, то в ней все должно регулироваться рынком. Если есть потребность в той или иной специальности, то она и будет больше востребована. А сколько нужно, например, инженеров строительной компании? Два-три-четыре. Крупных строительных компаний у нас на весь Крым от силы десяток наберется. То есть подготовив тридцать-сорок хороших инженеров, мы эту потребность закрываем на несколько лет. А сфера приложения той же юриспруденции огромная: суды, прокуратура, органы МВД, частная практика, нотариат и т.д. А проблема правового нигилизма, которую мы не преодолели еще с советских времен? В развитых странах мира у каждой семьи есть свой семейный юрист. У нас, к сожалению, такой практики пока нет. Поэтому потребность в юристах в ближайшие годы будет ещё велика. Но, по большому счету, хороших юристов как не было, так их и нет. Поэтому, если из сотни выпускников 50 будет высокопрофессиональными юристами, это уже хорошо. Остальные, к сожалению, учились так, «для галочки», чтобы иметь красивый диплом.

Не могу не спросить о планах оптимизации структуры КФУ, которые предлагаются сегодня многими.

У меня как у руководителя Таврической академии складывается впечатление, что все эксперименты проходят почему-то именно на нашей академии. Если серьезно, то, когда создается новая структура, естественно, рано или поздно возникает вопрос о формировании более оптимальной ее конфигурации. Чтобы эта структура работала более эффективно и давала какой-то результат. Учитывая профиль вузов, которые вошли в состав КФУ, Таврическая академия не стала (и никогда не станет!) такой узкоспециализированной, как все другие. Например, у Медицинской академии, понятно, профиль – медицинский. У Академии строительства и архитектуры – строительный. Академия биоресурсов и природопользования тоже сохранила свой аграрный профиль. Реформировать там нечего. Таврическая академия в основном готовит специалистов гуманитарного и естественного профиля. И «продукция», которую мы выпускаем, не материализована и не осязаема. Окупаемость и эффективность ее проявляется через год-два, а то и десятилетия.

Может поэтому количество выпускников ТНУ, ныне Таврической академии, которые работают в различных отраслях экономики Крыма, несопоставимо с тем, что подготовили другие вузы полуострова?

Знания, которые дает Таврическая академия, повышают уровень образованности человека вообще, расширяют его кругозор. Сегодняшняя Таврическая академия – это все тот же классический университет, историческая миссия которого – фундаментальная подготовка студентов. К тому же она – самая большая структура КФУ – третья его часть. У нас учатся 11 тысяч студентов, работают около полутора тысяч человек профессорско-преподавательского состава. По материальной базе мы, наверное, вообще половина всего КФУ. Поэтому, естественно, все и стремятся реформировать именно нашу академию. Мне кажется, что все дело в том, что у некоторых чиновников от образования существует некое лобби, так называемое «проевропейское», которое считает, что такие понятия как «академия», «факультет», «кафедра» уже устарели, себя изжили, неэффективны и не дают каких-то нужных показателей.

Сиюминутных. Для отчета, а еще хуже, «для галочки».

Да. Это лобби все время ссылается на некий европейский опыт. Но мы с коллегами проанализировали структуру европейских вузов, американских. Там как были академии, так и существуют, как были факультеты, так они и есть, как были кафедры, так они и работают. Некоторые же предлагают взамен академий, факультетов, кафедр создавать некие «творческие группы». Но, к сожалению, эффективность подобных структур, которые создаются под прикрытием европейского опыта, ни в одном университете России еще не доказана. На мой взгляд, чтобы университет развивался гармонично, эффективно и с научной, и с экономической точки зрения, надо больше полномочий давать его структурным подразделениям. У них есть опыт, есть штат, а главное, есть желание делать то, что они умеют делать.

А разве нынешняя структура мешает объединяться творческим людям в те же группы и заниматься разработкой какого-то конкретного научного направления и т.п. Был бы реальный результат, а не пустые разговоры.

Поэтому я с большим скепсисом отношусь к предлагаемым реформам. Дело в том, что классическая структура университета формируется не год и не два, а десятилетиями. А в случае Таврической академии – столетиями. И ломать ее – это путь в никуда.

Вряд ли это единственный аргумент в защиту Таврической академии?

Есть еще такое понятие, как бренд, имидж, авторитет, который вуз заработал. Таврическая академия – старейший вуз Крыма. И свой авторитет мы завоевывали, зарабатывали годами, начиная с 1918 года. А что будет, если мы академию расформируем и создадим многочисленные институты или факультеты? Кто знает, что это за структуры?

Поэтому я очень надеюсь, что никаких скоропалительных решений как в отношении Таврической академии, так и других подразделений КФУ принято не будет. Любые структурные изменения должны согласовываться с трудовым коллективом, обсуждаться на ученых советах, директоратах, различных совещаниях. А самое главное, любая реформа должна быть действительно оправдана и целесообразна, а не проводиться в угоду чьим-то амбициям и желаниям.

Расскажите, пожалуйста, как Вы пришли в университет, как он стал для Вас alma mater?

Географию полюбил еще в школе. Поэтому с выбором долго не мучился – поступил на географический факультет Симферопольского госуниверситета.

И начались походы, экспедиции...

После первого курса у нас были полевые практики. В основном по Крыму. Но особо запомнилась и укрепила мою веру в правильности выбранного пути дальняя практика после второго курса. И сейчас такие дальние комплексные практики вновь появились у наших студентов. Правда, в советское время у нас возможностей было гораздо больше: Урал, Средняя Азия, Байкал, Дальний Восток. Наша группа поехала на Кольский полуостров. Сели в поезд, доехали до Ленинграда, потом до Петрозаводска – столицы Карелии, дальше – до Кандалакши. Конечной точкой был Мурманск. Откуда мы отправились в Хибины. Это крупный горный массив на Кольском полуострове. Для нас, крымчан, тогда это было в диковинку – в середине июля на вершинах еще лежал снег. Покоряя эти вершины, мы играли в снежки, в середине лета! Особенно запомнился перевал Петрериус. До сих пор это название помню, поскольку очень тяжело дался этот переход. А на третьем курсе, когда началась специализация, я не раздумывая выбрал экономическую и социальную географию.

Почему именно это направление?

Потому что больше тяготел к экономике, к точным расчетам. Хотя математику не люблю (да простят меня мои коллеги с математического факультета). Но и в кандидатской, и в докторской диссертациях разрабатывал математические модели. Просто по натуре я – человек системный. Поэтому, когда возникает вопрос решить ту или иную проблему, первое, что делаю, как говорят, «раскладываю все по полочкам». На третьем курсе занялся изучением туристско-рекреационного потенциала приморских территорий Азовского и Черного моря. Это был 1986 год.

Словом, прошли хорошую школу...

Нынешним студентам советую обязательно поработать в школе. Задерживаться, может быть, там и не стоит, но три-четыре года – непременно. Это замечательная школа жизни и очень серьезная закалка во всех смыслах. В школе они научатся работать с большими аудиториями. Школьный учитель в случае надобности и толпу остановить сможет, и развернуть ее в другую сторону. Работая в школе, я, естественно, занимался краеведением, изучал окрестности Балаклавы и Севастополя. Результатом чего стала моя первая книга – «Севастополь: природа, экономика, экология», опубликованная в 1998 году. Она была очень востребована, так как тогда в школьную программу только ввели курс «Родной край». Учебников не было, а детям надо было что-то рассказывать. Рецензию на эту книгу написал мой научный руководитель еще по студенческим годам – Виталий Борисович Кудрявцев, профессор, заведующий кафедрой экономической и социальной географии СГУ. Прочитав ее, он предложил мне поступать в аспирантуру. Я согласился на заочную форму обучения и продолжал работать в школе. Когда Виталия Борисовича не стало, руководить кафедрой пришел Николай Васильевич Багров.

Вам везло на хороших руководителей.

Это точно. Оценивая пройденный путь, часто вспоминаю о людях, которые мне помогали. Их было мало, но они, действительно, определили мой жизненный путь. После защиты кандидатской диссертации я перешел на работу в университет. Начинал с ассистента. Потом началась моя административная карьера – работал заместителем директора Института последипломного образования ТНУ. Спустя три года меня вызвал тогда уже ректор ТНУ Николай Васильевич Багров и сказал: «В твоем любимом Севастополе есть наш филиал, который «загибается». Езжай туда, либо закрывай, либо, если хочешь, поднимай. Я поддержу любое твое решение». Следующий период жизни я посвятил тому, чтобы статус филиала ТНУ – Севастопольского экономико-гуманитарного института – поднять на должный уровень. К слову, в последние годы нахождения Крыма в составе Украины это был единственный сохранившийся филиал ТНУ. В лучшие годы в университете их было 12, но, к сожалению, все они постепенно закрылись. В Севастополе его удалось сохранить и по сей день он работает. А после создания КФУ имени В.И. Вернадского мне предложили должность директора Таврической академии.

Но и науку Вы не бросаете?

После ухода Николая Васильевича Багрова, так само собой сложилось, что я стал еще и заведующим кафедрой экономической и социальной географии и территориального управления, профессором.

Вы называете себя системным человеком, а коллеги – творческим.

Что до «творчества», или как сейчас модно – «креативности». Мы сейчас в нашем коллективе активно разрабатываем программу «корпоративной культуры» (абсолютно бесплатно, даже иногда сбрасываемся). Например, празднование 23 февраля и 8 Марта проводили в форме караоке-батла: наши сотрудники, мужчины и женщины, соревновались на лучшее исполнение песен. Победила, естественно, дружба. Все прошло на «ура», люди раскрылись так, что сами и не ожидали. Многих мы считали чистыми учеными, а они так пели, что впору на профессиональную сцену. И сейчас моя задача – сплотить наш коллектив Таврической академии еще больше. Поэтому находим время и выезжаем на природу, «раскрашиваем мир красками». Это сплачивает, однозначно. Сейчас для этого появилось модное слово – «тимбилдинг» (построение команды). В таких совместных поездках у нас обязательно есть экскурсионная часть, поэтому стараемся выезжать в разные уголки Крыма. Представьте, открываем их для себя по-новому.

То есть система системой, а без исключений из правил жить скучно?

Как сказал наш декан факультета психологии: «Отступление от системы – это тоже система». По большому счету, люди всегда стремятся к стабильности. И чем стабильнее обстановка в стране, дома, в коллективе, тем спокойнее жить, развиваться и работать.

Дорогие читатели!

Мы понимаем всю сложность тех событий, которые сейчас происходят в Крыму и в мире. Поэтому мы призываем вас взвешенно комментировать публикации на сайте нашего агентства.

Мы уважаем право каждого на свободное высказывание своего собственного мнения и благодарны за желание им поделиться. Но решительно не приемлем высказываний, содержащих личные оскорбления, побуждающих к проявлению агрессии, вражды, призывы к экстремизму, разжиганию межнациональной розни.

Поэтому на время мы вводим предварительную модерацию комментариев читателей. Будьте уверены, любой продуманный комментарий, мнение, высказанное по существу и в уважительном ключе, будут обязательно опубликованы.

Надеемся на ваше понимание.
Редакция агентства "Крыминформ".

скрыть

comments powered by Disqus

Новости