16+
24 мая 2016 11:31

Организатор «Extreme Крым» о фестивале, деньгах и связях

АА Распечатать

В нынешнем году в Оленевке Черноморского района пройдет очередной фестиваль «Extreme Крым», на этот раз – в июле. С некоторых пор увлечение нескольких десятков любителей дайвинга превратилось в масштабное мероприятие, финансируемое в том числе из бюджета республики. Что позволяет получать эти средства, как планируется зарабатывать на хобби и почему фестиваль не уезжает из Оленевки, которая стала самой удаленной точкой для туристов на полуострове, Крыминформу рассказал организатор фестиваля и автор инвестпроекта на его территории Константин Выдыш.

В этом году пройдет уже четвертый фестиваль экстремальных видов спорта «Extreme Крым». Но многие не знают, как прошел первый и кто его организовывал. С чего он начинался?

Хотя я этого никогда не скрывал, но, возможно, для кого-то секрет, что с 2007 года у меня есть магазин оборудования для занятий экстремальными видами спорта – дайвингом, серфингом, подводной охотой и так далее. Вокруг магазина образовался некий клуб людей, которые любят отдыхать на природе, заниматься дайвингом или чем-то подобным. В 2013 году начиналось все с того, что магазину с его нынешним названием «Экстрим Крым» в августе исполнялось 5 лет, и мы планировали сделать небольшой праздник для определенного сообщества, которое сорганизовалось вокруг магазина. На тот момент мы объединились в общественную организацию «Клуб подводных охотников, дайверов и серфингистов» и планировали изначально провести мероприятие в Судаке, но обстоятельства не сложились, возникли трудности, поэтому друзья посоветовали обратить внимание на Оленевку. Мы и раньше любили это место, поэтому обсудили возможность организации мероприятия именно там. У нас было меньше месяца, поэтому все делалось в спешке. Собрали всех друзей, участников клуба, плюс к нам приехали друзья из Германии и компания из Турции, поэтому мы решили назвать этот уикенд международным фестивалем экстремальных видов спорта «Экстрим Крым».

На тот момент фестивальный рынок был максимально заполнен в Крыму, проходило множество мероприятий, те же «КаZантип» с Z-games, «ФрешФест» и другие, включая даже гей-слеты в Симеизе. Но не было ни одной истории, связанной с дайверами и в целом с подводным миром. Мы заняли эту нишу, пригласили прессу, организовали ознакомительные погружения. Однако, по сути, мы не планировали что-то глобальное, проводили фестиваль больше для себя, пробовали новый формат для нашего сообщества. Фактически это была небольшая компания, и тот год люди помнят не таким уж ярким и масштабным, но душевным, даже семейным, объединившим именно друзей. Среди них были (экс-министр транспорта Крыма) Анатолий Цуркин, (вице-премьер Крыма) Дмитрий Полонский, (депутат Госсовета Крыма) Ольга Виноградова. (Председатель правления Крымской лиги КВН) Андрей Ефремов привез и поставил свой подиум и звуковое оборудование. То есть это была наша личная история за наши же деньги в формате качественного пикника выходного дня, всего лишь пробный шаг.

Полонский с тех пор активно поддерживает фестиваль, лоббируя его интересы, но нельзя сказать, что он был замечен в особой любви к экстремальным видам спорта. В чем его интерес?

По моим ощущениям, у него большая любовь и, соответственно, интерес не столько к экстремальным видам спорта, сколько к активному отдыху в том регионе. Именно он проявил инициативу по проведению первого фестиваля в Оленевке, а не в Судаке, так как там наиболее подходящие условия. Очевидно, что он любит эту территорию и делает все по ее развитию как оптимального места для занятий активными видами спорта. И надо учесть, что этот подход противоречит глобальной застройке рекреационными комплексами, пропагандируя наслаждение природой, морем. Экстремальные виды спорта – лишь одно из направлений.

Сейчас на проведение фестиваля выделяются деньги из бюджета Крыма. Каково реальное участие республики в общих затратах на проведение фестиваля?

Если мы говорим о предстоящем фестивале, то его бюджет составляет чуть более 15 млн руб. Это смета на сегодня, но опыт говорит о том, что сумма будет корректироваться. Господдержка составляет чуть меньше 30%, а именно 4 млн руб. Эти деньги расходуются в большей мере на информационную поддержку мероприятия и в целом региона, на техническое обеспечение, которое мы не можем купить и поставить стационарно, а вынуждены арендовать из года в год.

С прошлого года финансирование увеличилось?

Финансирование сохранилось на том же уровне. Но в прошлом году общий бюджет фестиваля составил порядка 13,5 млн руб.

Кто из известных людей, возможно – неявно, поддерживает фестиваль?

Насколько известных? Большая поддержка идет от министерства внутренней политики, информации и связи, и это касается не только министра – все помогают, каждый чувствует себя частичкой мероприятия. Есть депутаты Государственного совета и представители муниципальных властей Черноморского района и Оленевки, которые тоже помогают. Власть понимает, для чего все делается, видит конкретный конечный результат, а не болтовню и хождение вокруг да около. Все люди, начинавшие фестиваль в 2012-м, уже занимаются другими делами, но их до сих пор объединяет любовь к этому месту.

Сразу после получения российских паспортов три человека зарегистрировали региональную общественную организацию «Федерация экстремальных видов спорта РК «Экстрим Крым» – я, Виноградова и Цуркин. Сегодня жизнь у всех сложилась по-разному. Да и учредительство в этой организации не имеет особого значения – это просто люди, сдавшие документы в органы юстиции. Но участников и сторонников самой идеи сегодня сотни, даже тысячи. Каждый работает сам по себе, поддерживая организацию в меру возможностей. А если кто-то умеет лучше, пусть покажет своим примером.

В прошлом году твое ООО «Экстрим Крым» получило одобрение Совета по улучшению инвестиционного климата РК на инвестпроект в Оленевке. При поддержке в высоких кабинетах легко реализовывать его?

Мы подали документы в феврале 2015 года, а соглашение с республикой по реализации инвестиционного проекта было подписано в сентябре. Не знаю точно, как у других инвесторов, но мы до сегодняшнего дня не смогли оформить документы для реализации инвестпроекта, хотя прошло больше года с момента их подачи. Наш финансовый план предусматривал затраты по его реализации с 4 квартала 2015 года, но до сих пор мы даже не прошли процедуру утверждения схемы земельного участка, а это, по сути, лишь половина пути. Я очень надеюсь, что какими-то пинками и поддержкой в кабинетах удастся ускорить процесс, потому что по-другому вообще не получается. В определенные моменты ты упираешься в стену, которую переступить невозможно. Ты не то чтобы что-то не сделал, а вообще не понимаешь, что делать, чтобы сдвинуться с места. Рассчитываем, что хотя бы к концу этого года мы уже придем к реализации со смещением финплана на год.

Зачем вообще нужен инвестпроект, если фестиваль и так проводится?

У фестиваля есть все разрешительные документы, Совет министров Крыма издает необходимые распоряжения, Оленевское поселение определяет место проведения – каждый год все делается по закону, но мы не имеем возможности создавать базовую инфраструктуру. Мы тратим больше денег на организацию мероприятия, потому что выстраиваем всю территорию с использованием временных конструкций, которые сначала собираем, потом разбираем. Инвестпроект и был изначально запланирован, чтобы создать базовую инфраструктуру со стационарными объектами. В конце концов, мы должны каждый год изыскивать собственные средства на проведение фестиваля.

Вообще, в любой фестивальной истории основные деньги приходят от рекламы и маркетинга, в меньшей степени – от продажи билетов и фуд-корта. И если мы не имеем права продавать алкоголь, то не будем этим заниматься, как бы это выгодно ни было. Кроме идеологии фестиваля, есть и законы Российской Федерации. Хотя большинство мировых фестивалей держится на деньгах от рекламы алкоголя и табака. Это самые большие бюджеты.

Кроме того, есть санкционная история, из-за чего большинство материковых компаний не заходит в Крым. Даже если открывают офис и начинают реализацию продукции, то в рекламу деньги не вливают, потому что любое такое освещение в медиа-пространстве для них чревато последствиями. Сейчас маркетинг неполноценен, его недостаточно для масштабных проектов.

Да, билетов с каждым годом продается все больше и больше, и мы рассчитываем, что в этом году выйдем в зону нулевой рентабельности. Но в предыдущие годы мы уходили в минус, и я лично вкладываю эти деньги. Все три года недостачу я покрываю из своего личного бюджета, направляя выручку магазина или даже заемные средства. И продолжаю заниматься этим, потому что вижу цель и считаю, что делаю полезное дело. Это часть жизни, без которой уже не можешь. Мы весь год что-то пишем, рисуем, придумываем, общаемся со всеми участниками процесса, находим новых спортсменов, артистов, звезд. Точка невозврата пройдена, нужно идти дальше.

Инвестиционный проект направлен на то, чтобы заниматься коммерческой деятельностью не только в рамках десяти дней фестиваля, но и в сезон, максимально его расширяя и зарабатывая деньги для того, что иметь финансовую возможность дальше развивать не только территорию Оленевки, но и других поселений. Например, недалеко есть Межводное, которое потенциально имеет все шансы стать центром притяжения за счет природной инфраструктуры, которую нужно усовершенствовать и благоустроить. Есть Щелкино, есть Донузлав, где мы тоже проводим соревнования. В целом в этом году запланировано 10 спортивных мероприятий по всему Крыму. Все они – неприбыльные, нуждаются в дополнительном финансировании, для чего и нужен инвестпроект.

В какую стену при реализации инвестпроекта ты уперся сейчас?

Согласно порядку, нужно обойти много чиновничьих кабинетов. Одним из ярких моментов в этом хождении был минстрой. Ситуация с главным архитектором была неприятная, долгая и нудная. И буквально после последнего Совмина и нагоняя от главы республики была новая подвижка, нам сказали, что все сделают быстро. Действительно, сделали быстро, но через одно место. Вроде тебе сказали завтра приехать и забрать бумажку – ты приезжаешь, а эту бумажку почему-то отправили по почте, и ты снова занимаешься не коммерческой деятельностью и созиданием, а начинаешь контролировать чиновников, добиваться чего-то от них, бегать за бумажками, следить за их перемещением.

Когда Крым превратился фактически в остров, отрезанный от Украины, Оленевка стала самым, пожалуй, неудачным местом для ведения бизнеса в силу удаленности от Керченской переправы. Есть ли положительная динамика с турпотоком?

Безусловно. И здесь сказывается отдача от работы, причем не только нашей, но и правительства. Информационная и финансовая поддержка сделали свое дело. Западное побережье, ставшее с точки зрения логистики самой сложной территорией для развития, выбрано нами не случайно. В 2014 году было крайне трудно. В Оленевке не было никого – собаки не лаяли. Когда мы приехали в этот год в поселок, люди находились в апатии. Владельцы бизнеса из украинской диаспоры либо вообще не открылись, либо приехали и боялись нос высунуть, а кто-то прямо называл нас оккупантами и отказывались разговаривать. Только единицы были готовы что-то слушать и делать, потому что понимали – это единственный выход из создавшейся ситуации. В 2014-м в Оленевке люди были 9 дней в период проведения фестиваля. В 2015-м было намного лучше, был серьезный поток туристов и до фестиваля, и после. Хозяева самого близкого к фестивалю магазина приехали по его окончании в наш магазин и купили себе оборудование для занятия дайвингом на деньги, которые заработали фактически на фестивале. Они заработали не просто на жизнь в межсезонье, но и на хобби. Для меня это очень показательный момент.

Прогнозы на текущий год еще более радужные?

В 2016 году я ожидаю много большего, и все мы в это верим и для этого работаем. Мы выбрали Тарханкут, хотя нам предлагали намного лучше места с точки зрения логистики. Но перед правительством и перед нами стоит задача взяться за этот регион. На сегодня есть некий азарт от того, что у нас получается. Теперь я понимаю, что если завтра, например, у меня будет задача начать все с нуля где-нибудь в Щелкино и заманивать туристов уже туда, это будет как минимум вдвое легче.

Развитие региона из любви к нему – несколько идеалистическая вещь. Не исключаю, что у тебя есть земля или собственность именно в этом регионе, и ты не прочь повысить их капитализацию таким образом.

Собственности и земли в Оленевке у меня никогда не было. В определенный период было желание приобрести землю для бизнеса, но в украинскую бытность цены были нереальные. Территорий мало, а цены космические. У нас есть земельный участок в Межводном, приобретенный в 2012 году. Там было проще купить землю, а турпоток почти такой же – при въезде с Украины свернул направо и поехал на западное побережье, а уж куда доедешь – Оленевка или Межводное, неважно. Но с 2012 года он просто стоит. Несколько лет были проблемы с проектировщиками, которые нас обманули с разработкой проектной документации, и мы до сих пор в судах пытаемся вернуть деньги. С тех пор пропало желание делать нечто глобальное на этом участке, по крайней мере – до окончания судов.

А в Оленевка только хотелось что-то купить. Тем более, что летом мы здесь проводим очень много времени.

Все знают, что в прошлом году ты добился закрытия КаZантипа. Как тебе это удалось?

Если бы я занимался закрытием КаZантипа, то у меня просто не осталось бы времени на организацию фестиваля «Extreme Крым». Передо мной стоит задача делать свой продукт, и делать его качественно. Просто не могу позволить себе тратить время впустую и уделять повышенное внимание другим проектам, участвовать каким-либо образом в их судьбе. Физически не могу.

Безусловно, мы общались и до сих пор иногда пересекаемся с крымскими организаторами этого мероприятия, обсуждали ситуацию. Сошлись на том, что мы позиционируем себя альтернативной площадкой, аудитория которой никак не пересекается с публикой КаZантипа. Люди, которые хотят получить от КаZантипа то, что они всегда получали, на моей территории получить априори не могут. Это невозможно. Существование КаZантипа мне было бы даже на руку, потому что если эти люди не едут ко мне, то и работы меньше – по охране, по контролю, регулированию. У нас территория семейного отдыха, но никак не ночной формат с музыкой нон-стоп. Если у нас люди и отдыхают допоздна, то все равно идут спать в палатки, а не на пляж, и утром приходят на зарядку. Так что люди просто не поймут друг друга. Пришлось бы намного больше работать с идеологией. Мне проще, чтобы такой проект, как КаZантип, где-то существовал. Понятно, что мне очень не хотелось бы соседства «через стенку», но я никогда не видел проблемы в их пребывании в Поповке и не претендовал на их лавры всемогущества.

И если уж говорить о некоем нашем участии в закрытии КаZантипа, то хочу напомнить, что в 2014 году, когда все понимали убыточность любого мероприятия в Крыму, КаZантип ушел из Крыма – Никита Маршунок поругался со своими друзьями, развернулся и уехал в Грузию делать проект там. Почему проект в Грузии не состоялся? Наверное, там был такой же Выдыш, который нажаловался в церковь, где был свой «пастор» Полонский, и они совместными усилиями прикрыли КаZантип. После этого Никита отправился с КаZантипом в Камбоджу, но и там нашелся Выдыш… Думаю, очень удобно найти виновных в своих неудачах, оставаясь белым и пушистым. Но проблема именно в организаторах. Нужно четко отслеживать их цели. В последнее время их цели – создание виртуальной картинки и продажа билетов в интернете на виртуальный же продукт. Совсем не факт, что он произойдет, но билеты продадутся. Молодцы, если у них получается проворачивать такое и зарабатывать.

А я не хочу никому ничего доказывать. У меня есть проект, который мне нужно реализовывать. Если они хотят считать, что мы закрыли КаZантип – пусть так и считают. Люди, которые сами имели возможность наблюдать за всем, понимают глупость таких утверждений.

Непосредственно сейчас, в преддверии фестиваля, министерство экологии и природных ресурсов Крыма проводит конкурс на отбор компании по обслуживанию ландшафтно-рекреационного парка «Атлеш», который, собственно, включает любимые дайверами территории. Было бы странно, если бы этот конкурс не заинтересовал тебя. Ты претендуешь на победу в конкурсе и освоение территории в соответствии со своим видением?

Могу сказать, что я абсолютно заинтересован в том, чтобы в принципе на Тарханкуте был наведен четкий порядок. Да и не только в Черноморском районе, но и во всем Крыму.

Конкретно в этом регионе исторически свою роль играет множество факторов, и особенно выделяются коммерсанты, которые всегда пытались зарабатывать деньги из воздуха. Конечно, я не поддерживаю этот формат. Считаю, что нельзя в таком регионе с огромным потенциалом допускать, в частности, хаотичную работу маломерного флота и проведение несогласованных экскурсий, пуская под прикрытием неких правоохранительных органов «черный» денежный оборот в обход всего и вся.

Я считаю, что потенциал Крыма намного больше потенциала Кипра в мире дайвинга. У нас огромное количество затонувших кораблей, гротов и других подводных объектов. Крым заслуживает другого уровня индустрии дайв-бизнеса. Ведь все эти годы бизнес выстраивался в формате установки какой-то псевдоточки с минимальными затратами – тремя баллонами и двумя дырявыми костюмами с привлечением людей с пляжа, которые хотят за 400 рублей опустить лицо в воду и подышать через регулятор. И чем больше таких людей соберешь, тем больше денег заработаешь.

Я сторонник другого подхода к дайв-бизнесу – создания условий для того, чтобы был приток именно дайв-туристов, которые прошли обучение, четко знают, что такое правила безопасности, море, вода, катер и т.д. Туристов, которые хотят нырять и изучать подводный мир Черного моря. Это рекреационный и технический дайвинг, подводные маршруты – это глобальный пласт работы, которым нужно заниматься, пусть это и непросто, в отличие от вождения людей по песку на метровой глубине.

Для всей публики нашего фестиваля скалы являются неотъемлемой частью, где все хотят побывать, понырять, просто покупаться и поплавать в самой чистой воде в Крыму. Но я должен быть уверен в том, что люди находятся в безопасности, на регулируемой и доступной территории. В рамках развития фестиваля в этом году мы планируем создание одной из локаций на территории Атлеша для того, чтобы люди могли приезжать туда коллективно на автобусе, а не искать частный транспорт с невероятными ценами. Мы создаем условия для всех участников фестиваля. И безусловно заинтересованы в том, чтобы на этой территории был порядок и чистота.

То есть формат ландшафтно-рекреационного парка тебя устраивает?

Конечно. Но дело ж в том, как проведут конкурс и что за управляющая компания зайдет. Если эта компания выполнит все условия, потратит свои деньги и проследит за исполнением всех правил – замечательно. Мы с удовольствием будем работать с такой компанией. Вынужден подчеркнуть, что работа ей предстоит колоссальная, равно как и финансовые затраты.

Но если это будет компания, которая якобы возьмет на себя обязательства, но не будет их выполнять, занимаясь лишь каким-то зарабатыванием денег в прежнем формате, мы будем против и найдем инструменты, как эту ситуацию изменить.

Даже как активист и спортсмен?

И даже как бизнесмен, умеющий дружить с нужными людьми.

Дорогие читатели!

Мы понимаем всю сложность тех событий, которые сейчас происходят в Крыму и в мире. Поэтому мы призываем вас взвешенно комментировать публикации на сайте нашего агентства.

Мы уважаем право каждого на свободное высказывание своего собственного мнения и благодарны за желание им поделиться. Но решительно не приемлем высказываний, содержащих личные оскорбления, побуждающих к проявлению агрессии, вражды, призывы к экстремизму, разжиганию межнациональной розни.

Поэтому на время мы вводим предварительную модерацию комментариев читателей. Будьте уверены, любой продуманный комментарий, мнение, высказанное по существу и в уважительном ключе, будут обязательно опубликованы.

Надеемся на ваше понимание.
Редакция агентства "Крыминформ".

скрыть

comments powered by Disqus

Новости