16+
3 июня 2015 12:45

Мария Волконская: Будущее Крыма за молодыми, да простят меня нафталиновые чиновники

АА Распечатать

Государственные средства массовой информации Крыма стремительно меняются. В эфире «Первого Крымского» жители уже не только полуострова, но и всего мира – за счет стабильной онлайн-трансляции – могут воочию наблюдать за процессом принятия всех без исключения правительственных и парламентских решений, увидеть массу новых проектов, реализованных молодой творческой командой. Нагоняет упущенное время и посвежевшая «Крымская газета» – издание исполнительной власти РК, реализующая политику тотальной открытости самой власти.

О веяниях в государственных СМИ, проблемах и задачах нового формата Крыминформу рассказала ведущая ток-шоу «#ВсёКакЕсть» телеканала «Первый Крымский» и главный редактор «Крымской газеты» Мария Волконская.

Вы никогда не работали в государственных СМИ. Что подвигло перейти в госиздания, причем и в газету, и на телевидение?

Никогда не работала и никогда не думала, что стану. Газету «Крымский телеграф» и телешоу на ИТВ я создавала с нуля и подняла на определенный серьезный уровень. Прошло время, и я стала понимать, что уже засиделась на одном месте и перспектив дальнейшего развития там нет. И вот, не так давно мне сделали предложение, от которого я не смогла отказаться. «Крымская газета» – это уже другой уровень прессы, мне стало интересно.

У «Крымской газеты» богатые традиции, это одна из старейших газет полуострова...

У меня давняя личная история с «Крымской газетой». Еще когда я жила в Ялте, студенткой проходила практику в «Крымской газете». Я писала в газету и будучи школьницей. Причем написала какой-то проблемный материал, который подписали моей фамилией и добавили, что я ученица ялтинской гимназии. Так читатели звонили директору Елене Васильевне Павленко, думали, что Мария Волконская – это псевдоним, и жаловались на публикацию, мол, слишком остро.

Людмилу Павловну Коновалову, которая сейчас работает заместителем главного редактора, я помню ответственным секретарем. Помню Петра Петровича Макуху, который был главным редактором, а для меня был недосягаемой высоты человеком. Мне даже выдали какую-то корочку - столько счастья было! А мои статьи правил, подсказывал, как писать, ныне покойный Валерий Михайлович Туров. В общем, с «Крымской газетой» меня очень много связывало, но никогда бы не подумала, что я стану главным редактором газеты с такой историей.

Была ли поставлена задача сохранения традиций или все-таки взят курс на тотальное обновление?

Конечно, мы постараемся сохранить ее традиции. На это настроены и я как главный редактор, и Людмила Павловна Коновалова, которая эту газету знает очень давно, и Елена Николаевна Гоголева, которая с газетой познакомилась недавно – она со мной пришла из «Крымского телеграфа» – и смотрит более молодежным взглядом. Собственно, в результате наших споров и рождается газета – столь знакомая читателям и не похожая ни на одну другую.

История с телевидением несколько другая – ток-шоу или политические шоу на крымском государственном ТВ периодически появлялись, но неизменно к выборам. Теперь мы наблюдаем первую попытку создать такое телешоу на постоянной основе. С какими сложностями столкнулись и как их удалось решить, если удалось?

Меня многие отговаривали, аргументируя тем, что на государственном телевидении не может быть нормального ток-шоу. И, конечно, в этом доля правды есть. У нас же как привыкли – если государственное, значит, причесанное и сладкое. Причем привыкли как зрители, так и исполнители. Но мы стараемся сделать другой продукт, более острый и интересный. К сожалению, смелых у нас много дома на диване, а вот на эфире таких людей, которые готовы сказать чиновникам в глаза то, что думают, очень мало. Хотя анонсируем наши передачи, заранее даем телезрителям тему эфира для того, чтобы они приходили и высказывались. Что же касается чиновников – я не говорю сейчас о молодой команде, с которой мы сотрудничаем по работе, а имею в виду тех, кого только вперед ногами вынесут из этих зданий и кабинетов, – вот с ними всё непросто. Эти люди критику не понимают и не воспринимают. Естественно, идут определенные звонки, приходится выслушивать много критических замечаний из кабинетов. Но мы продолжим работу – равняться надо на молодежь.

Критика – критикой, а вот давление чиновников с целью показать только нужную им точку зрения – это уже другой уровень взаимоотношений. Уже сталкивались?

Нет. Может быть, они и пытаются, но я их не слушаю. Мы собираем чиновников, аудиторию и беседуем. В эфире я могу повести себя непредсказуемо – это зависит и от темы, и от настроя зала, а поскольку эфир прямой, то все советы, данные перед эфиром, попросту не срабатывают. При этом никто мне не запрещает задавать какие бы то ни было вопросы или говорить то, что я знаю и о чем думаю. А уже роль чиновника – обосновать свою позицию и ответить на вопрос, пусть даже неудобный. Вернее, особенно на неудобный, иначе это не шоу, а отчет какой-то. И мне приходится становиться своеобразной оппозицией к политикам, которые приходят на эфиры. Поэтому меня и не любят! Я же неудобная для них ведущая. Они же привыкли, что раньше с ними вопросы проговаривали и по головке за работу гладили.

Наверняка есть какие-то установки перед организацией очередного ток-шоу, возможно, темники?

Темы мы обсуждаем и проговариваем. Каждую неделю возникает по 2-3 темы, которые мы можем воплотить в программе. Окончательно решаем в процессе обсуждения, плюс отталкиваемся от того, будет ли на месте тот или иной спикер, будет ли интересна тема к моменту выхода в эфир. Главный критерий отбора – актуальность для зрителей, потому что работаем мы не для галочки и не для чиновников. Если нас не будут смотреть крымчане, если они не будут понимать, что мы их слышим, хотим им помочь, то вся затея теряет смысл.

Наверняка перед Вами и на ТВ, и в газете ставились какие-то задачи, которые необходимо решить за определенный срок. Есть ли таковые и удается ли их решить по прошествии какого-то времени?

Одна из задач, и она главная – делать качественный, интересный продукт. Бытует мнение, что, во-первых, государственная газета – это нечто скучное и «паркетное» (связанное с мероприятиями в кабинетах чиновников – Крыминформ), во-вторых, государственное телевидение и передачи – это скучное и «паркетное», но дополненное визуальным рядом. Задача нашей команды и моя лично как человека, который курирует и газету, и телепередачу, сделать всё это интересным и полезным для зрителя.

Тем не менее, недавно в соцсети организаторам программы довелось отвечать на упреки в том, что приглашаете в основном чиновников. Действительно, есть ли в этом острая необходимость?

Понимаю, о чем Вы, но речь шла не о засилье чиновников именно у нас, а о том, что на федеральных каналах чиновников не приглашают, тогда как на местных, крымских, зовут постоянно. Дело в том, что люди, высказывающие такое мнение, не понимают, что в ток-шоу ведущих федеральных каналов не обсуждают систему ЖКХ, дороги и так далее. Они обсуждают глобальные темы – мир, Европу, Украину… Безусловно, они не будут приглашать какого-то мэра или узкопрофильного министра. Мы же пытаемся поднять темы насущные, пригласить чиновника, чтобы он ответил на вопросы зрителей, общественности. В обсуждении насущной темы, какой-то проблематики, без чиновника, который за это отвечает, я просто не вижу смысла – он же должен отвечать за свои, так сказать, деяния. Исходя из этого, я считаю самым целесообразным вариантом приглашать профильных чиновников – решение проблем находится в их руках, их нужно ткнуть носом на недоработки, если такие есть, посмотреть в глаза – наша задача ускорить процесс и направить усилия в правильное русло.

А вообще тяжело ли собрать гостей, насколько часто они ссылаются на занятость, не хотят приходить на эфиры?

На этот вопрос лучше ответила бы наш редактор Екатерина Зуева, которая гостей и приглашает. Она с ними на связи, она встречает, готовит досье, провожает их. Могу сказать, что тяжело. Причем с нашими, крымскими. У всех же звезда во лбу. Он же стал начальником и востребованным человеком! Дела государственной важности решает, а мы тут со своими вопросами к нему лезем. А с материка приезжают другие. Они спокойные, без понтов и неоправданного высокомерия. С ними легче, они и не подводят. Сказал, приду на эфир – пришел. У меня даже свой черный список есть – если два раза подвел, не зову. Считаю это неуважением не только к проекту, но и к крымчанам. Кстати, хочу подготовить список чиновников, которые принципиально не приходят на эфир. Пусть крымчане и их начальники знают тех, кто не хочет отвечать за свою работу.

Насчет гостей, есть еще один момент – многие видят себя исключительно в кресле для основных спикеров. Формат передачи позволяет выйти к микрофону, высказать свое мнение и задать вопрос напрямую. Но многие общественные деятели в первом ряду зрительного зала сидеть не хотят – им солировать надо. Только в чем разница? Это элементарное желание засветиться, а не решить проблему.

Несмотря на то, что обсуждаете в основном насущные проблемы, была в эфире ТРК уже и тема по Украине. Легко ли далось приглашение проукраинских, оппозиционных нынешней власти политиков и общественников – сложилась ли с ними работа?

Конечно, мы приглашали тех, кого знаем, кто проявился в соцсетях или других изданиях. Но получали отказы: человеку или нечего сказать, или он боится – никто не аргументировал своё решение. Люди не приходили. Я думаю, во многом это связано с тем, что они, несмотря на вроде бы публичную позицию, не готовы отстаивать свою точку зрения в живой дискуссии. Кстати, я бы на следующий эфир пригласила преподавателей КФУ, которые публично отстаивают проукраискую позицию, комментируют антикрымские посты в соцсетях. Считаю, что таким людям не место в преподавательском составе. Такие есть и в ЧФ МГУ, кстати.

Соцсети дали широкие возможности любому человеку комментировать все, что он увидит. Вас это коснулось в полной мере. Как относитесь к критике простого пользователя того же Фейсбука?

Положительно. Мы сами идем на то, чтобы наши проекты обсуждали: мы выкладываем их в соцсетях, мы о них говорим, пишем, активно анонсируем. Другие проекты, которые были до меня, выходили только в телеэфире – соответственно, обсуждение сводилось к минимуму.

На конструктивную критику реагирую нормально, мне это даже нравится. Мне кажется, что мы все должны совершенствоваться. Но когда критика исходит от людей, которые ничего в своей жизни не сделали или делали что-то подобное, но плохо, или считают себя гениями журналистики, но на самом деле от этого очень далеки, когда люди ничего из себя не представляют и высказывают свою критику слишком агрессивно, то я, как эмоциональный и импульсивный человек, еле сдерживаюсь, чтобы не сказать человеку всего, чего он, по моему мнению, заслуживает, особенно когда претензии совершенно несправедливы.

Налагает ли какие-то ограничения публичная роль в обычной жизни?

Вообще-то, да. И я не могу сказать, что это неприятно – это как-то своеобразно. Нашему редактору звонят, передают какие-то вопросы, мне передают вопросы письма для Сергея Валерьевича (Аксёнова). Недавно парковалась, ко мне подходит парковщик и задает какой-то вопрос по льготникам, я спрашиваю «Почему мне?», а он отвечает: «Потому что вы знаете, кому его задать». В больницах узнают, на рынках скидку делают, потому что смотрят передачу. В личном общении никогда не слышала негативных отзывов. Наоборот, подходят, благодарят, кто-то обниматься лезет. Я скрываться точно не буду, за свою работу мне не стыдно, за мнение в эфире тоже. В жизни получается так, что те, кого что-то не устраивает, не подходят на улицах и не приходят на передачи – они горазды писать только в соцсетях.

Как часто удается видеть того же Аксёнова и передавать ему письма и вопросы?

К сожалению, не так часто, как мне хотелось бы. Вообще, мне очень нравятся те эфиры, когда идет связь со зрителем, когда именно телезритель задает конкретный вопрос конкретному чиновнику, и тот может ответить на этот вопрос или его хотя бы записать и потом решить. Я получаю удовольствие от того, что хоть чью-то проблему мы подняли и, может быть, она как-то решится. Статистики определенной нет, но удавалось – раньше, по крайней мере – решать вопросы, и мы снимали сюжеты по мотивам наших ток-шоу. Я надеюсь, здесь будет то же самое.

Есть ли шанс в прямом эфире передать все эти обращения Аксёнову? Была ли попытка пригласить его?

В эту студию – нет. Еще не так много передач прошло, пока не отлажена работа нашей команды так, как мне хотелось бы, поэтому я сейчас не решусь пригласить Сергея Валерьевича в эфир. Но очень хотелось бы. Когда эфир будет доведен до совершенства, вот тогда мы его пригласим и как раз передадим все вопросы наших телезрителей. С ним легко работать, он никогда не обсуждает тему беседы заранее, любит неожиданные и интересные вопросы. Причем человек он импульсивный, поэтому в эфире может принять какое-нибудь решение мгновенно и озвучить его. Я такое люблю.

«Всё как есть» – это Ваш первый проект на «Первом Крымском». Будет ли создано что-то ещё?

Я хотела делать еще один проект, но немного позже – сначала нужно отрегулировать этот и наладить работу в «Крымской газете». Мне всегда нравились передачи формата «Напросились» с хождением по гостям. Но у нас политики и бизнесмены закрытые, они домой могут и не пустить. Это не звезды шоу-бизнеса, привыкшие к публичности, мы всё понимаем, но, тем не менее, может быть, кто-то и откроет двери. Почему бы и нет? Зрителям это, безусловно, интересно, приближает к ним самого героя. Как вариант – формат «Один день из жизни», тоже распространенный и всегда смотрибельный. Я всегда найду что-то интересное даже в рутинных ежедневных вещах. Вот этот проект был бы у меня совсем-совсем для души, но на него нужно время.

Для проекта «Напросились» многим чиновникам придется пару дней снимать квартирку победнее, чтобы Вы туда пришли и увидели, как живется сейчас простому крымскому чиновнику...

Думаю, фальшь будет сразу заметна. Интересны те чиновники, и по жизни, кстати, тоже, кто не боится и не скрывается. Не надо душу открывать или секреты рассказывать, но открытым быть надо. Поэтому можно какой-то круг и обойти – министров, мэров, может быть. Мне кажется, можно было бы сделать какую-нибудь «пилотку» по мэрам – некоторые из них как раз живут в съемных квартирах, мы посмотрим и всплакнем. Хотя все равно какие-то детали и нюансы скажут что-то о человеке.

По последнему опыту общения с чиновниками есть ли какие-то пожелания им: по работе, предоставлению информации, возможно, по поведению – как в эфире, так и в жизни?

Мое пожелание – не бояться приходить. Очень многие боятся: они не понимают, зачем им это нужно, зачем им вообще общаться. Также быть более открытыми, реально вникать в проблемы. Некоторые чиновники, не буду называть сейчас фамилии, сидя на передаче, не вникают в проблемы людей, они не хотят, чтобы я передала им эти бумаги с вопросами от телезрителей, не хотят решить ту или иную проблему. Им нужно быть более участливыми, ведь они работают на людей.

Я не могу понять, почему до сих пор народ не понимает, что все чиновники – это обслуживающий персонал для нас, для крымчан? Они должны обслужить нас так, как нам это надо, и выслушать тогда, когда, к примеру, мне это надо, а не когда настроение есть у того или иного чиновника. Не хочет он, не умеет выслушивать? Значит, пусть не работает. Это мое сугубо личное мнение.

По Вашим ощущениям в этой среде за полтора года что-то изменилось?

Конечно, изменилось. Очевидно, что сейчас делают ставку на молодежь. Мне это приятно, мне это понятно, и я думаю, что это даст определенные плоды. Министерство информации, которое курирует и «Крымскую газету», и телеканал «Первый Крымский», – одно из самых молодых в правительстве. При обсуждении рабочих вопросов я вижу, что меня понимают – мы говорим на одном языке, потому что и министр, и его заместители – молодые люди, способные и желающие слышать не только свое, но и чужое мнение.

Честно говоря, когда шла сюда на работу, опасалась того, что со мной не будут советоваться и прислушиваться ко мне. Но сейчас получается так, что по любому вопросу о работе я обращаюсь к кому угодно, и мне сразу отвечают, все на связи в любое время суток. И рабочие моменты, которые я не могу решить как руководитель предприятия и требующие более высокого уровня принятия решений, не откладываются в долгий ящик, а тут же прорабатываются. Мне это нравится. Если, наверное, работа будет построена так везде, во всех ведомствах, везде будет такая молодежь у руля, то я думаю, что это послужит реальным толчком для всей власти. В общем, будущее за нами, за молодыми, да простят меня старые нафталиновые дядьки.

Дорогие читатели!

Мы понимаем всю сложность тех событий, которые сейчас происходят в Крыму и в мире. Поэтому мы призываем вас взвешенно комментировать публикации на сайте нашего агентства.

Мы уважаем право каждого на свободное высказывание своего собственного мнения и благодарны за желание им поделиться. Но решительно не приемлем высказываний, содержащих личные оскорбления, побуждающих к проявлению агрессии, вражды, призывы к экстремизму, разжиганию межнациональной розни.

Поэтому на время мы вводим предварительную модерацию комментариев читателей. Будьте уверены, любой продуманный комментарий, мнение, высказанное по существу и в уважительном ключе, будут обязательно опубликованы.

Надеемся на ваше понимание.
Редакция агентства "Крыминформ".

скрыть

comments powered by Disqus

Новости