16+
25 апреля 2015 09:59

Сергей Стрельбицкий: Без диалога с общественностью и бизнесом чиновник теряет понимание ситуации за стенами своего кабинета

АА Распечатать

Курортный Крым переживает не первую эпоху перемен, но впервые его развитие стало чуть ли не государственной задачей №1. Разрыв неразработанных за последние 20 лет бизнес-связей, необходимость приспосабливаться к новым транспортным маршрутам, совершенно иные требования и запросы клиентов, перерегистрация, лицензирование – с этим курортный бизнес столкнулся в последний год и разбирался практически в одиночку. Поэтому появление в Совмине человека, знающего курортную отрасль изнутри, многие восприняли с облегчением – теперь есть с кем обсудить насущное. О видении ситуации на крымских курортах, перспективах и задачах мы беседуем с помощником главы Республики Крым Сергеем Стрельбицким.

Вы долгое время были вице-мэром Евпатории, потом оставили свой пост и некоторое время о Вас ничего не было слышно. Вы отдыхали или чем-то занимались?

В 2013 году администрация президента Януковича пригласила меня на работу в Львовскую областную администрацию. Не просто так, конечно, а помогать готовиться к президентской выборной кампании. Я возглавил департамент международного сотрудничества и туризма, и за 4 месяца работы была подготовлена программа развития курортной и туристической отрасли Львовской области до 2020 года. К президентской кампании мы так и не приступили – начались известные события, Львовская обладминистрация была захвачена. Департамент находился на первом этаже, где и был организован штаб "Правого сектора". В январе 2014-го я вернулся в Крым, занимался организацией выборов в местные советы, а после - готовился уйти на хозяйственную работу. Но меня попросили представить свое видение развития курортов и туризма Крыма. Подход и методы совпали, и вот уже 2 месяца я в официальной должности помощника. Ситуация такая, что Сергею Валерьевичу необходима полная и достоверная информация о происходящем, анализ и эффективная стратегия ведущей отрасли Крыма и данное направление надо усиливать.

Предыдущее руководство министерства курортов и туризма пыталось наладить связи с бизнесом, использовать для этого все возможные инструменты. С приходом нового руководства налаженные связи были утрачены, а профильное министерство свои усилия сосредоточило на крупных объектах санаторно-курортного сектора, и бизнес остался сам по себе. Поэтому Ваше появление в должности курирующего помощника, насколько мне известно, было воспринято положительно, вплоть до инициативы создать некий общественный совет для обсуждения проблем бизнеса. Такая позиция нашла отклик?

Я не могу и не буду давать характеристику никому. Но, прежде чем прийти в госструктуры, я 15 лет занимался курортным бизнесом, и это направление знаю изнутри. Бизнес научил меня многому, и прежде всего тому, что при принятии решений нельзя замыкаться на бумагах. В советской школе чиновник обязательно отрабатывал несколько лет на производстве, прежде чем сесть в кресло и руководить, чтобы понимать ту сторону. Бизнес мне близок, я не боюсь выстраивать отношения, понимаю, что ими движет, и что мне как чиновнику необходимо делать. Поэтому, как только я пришел, то занялся созданием общественного совета. В Евпатории ни один проект не имел шансов на реализацию без общественной поддержки. Когда в 2007 году открывали проект "Малый Иерусалим", то на 700-метровой благоустроенной пешеходной зоне были только памятники. Пришлось привлекать общественность к организации "хлеба и зрелищ": национальные кухни, ремесленников и евпаторийские творческие коллективы.

Я отдаю себе отчет в том, что при переходе из бизнеса в кабинет, где куча бумаг, требований и нормативов, могу утратить понимание ситуации, которая находится за пределами кабинета. И единственные люди, которые могут вернуть меня к действительности, это представители общественности, бизнеса. Без них я не могу куда-либо двигаться! Мнение практиков, мнение специалистов формирует минимум 30-50% стратегии. Я начал собирать тех, кого помню, кто меня помнит, о ком слышал, провел совещание этой инициативной группы профессионалов, которые за свою жизнь уже создали что-то, оставили след в бизнесе. Совещание проходило под председательством вице-премьеров Крыма Евгении Бавыкиной и Руслана Бальбека, поскольку, по моему опыту, только тогда, когда комиссии возглавляют профильные заместители глав администраций, а в данном случае курирующие вице-премьеры, реализация решений становится намного быстрее. Потому что решение всегда принимает руководитель, а вице-премьеру удобнее донести информацию до его сведения. И я рад, что с Ваших слов, бизнес воспринял первые шаги с воодушевлением.

Бизнес воспринял с воодушевлением то, что с ним стали говорить. Какие актуальные проблемы поднимались на этом совещании?

Главной проблемой остается транспортная логистика, работа аэропорта и переправы. Мы лишились железной дороги, которая в прошлом году перевезла порядка 40% туристов в Крым. Но мы получили сегодня то, чего никогда не было – средства на развитие аэропорта и переправы. Поэтому сегодня бизнес поднимает вопрос, а справится ли автодорога из Керчи с запланированным потоком в 50 тыс человек и 10 тыс машин с переправы? Инфраструктура для туристов вдоль трассы есть? Нужно делать зоны отдыха для автотуристов, кемпинги для организованных групп. Терминал в аэропорту построили, расширили аэропорт, у нас 200 самолетов в день, а на площади перед аэропортом есть, где встать автобусам? Вот бизнес говорит, что одна из компаний уже договорилась направлять в Крым туристов самолетами Boeing большой вместимости по 450-500 человек. Чтобы забрать одномоментно это количество пассажиров, нужно сделать площадку, где встанут минимум 10 автобусов. В Евпатории на железнодорожном вокзале организованные группы детей приходилось забирать с помощью нарядов ГАИ, которые отсекали назойливых таксистов. Комплексному подходу надо учиться. В рамках европейского проекта по диверсификации туристических потоков в Крым планировалось 1,5 млн долларов на материально-техническую часть и 3,5 млн долларов на изучение. Это говорит о том, что для эффективности расходования 1,5 млн необходимо направить в два раза больше средств на комплексный анализ, и тогда 1,5 млн вложений принесут 15 млн прибыли.

Сейчас курортные регионы столкнулись с нетрадиционными для себя проблемами – если раньше Евпатория была по доступности в первых рядах, то теперь она в последних. Ялту заполонили переселенцы из Донбасса и Луганска, у которых там недвижимость. Керчь из промышленных регионов стала первой на пути к крымским курортам.

Не хочу никого обманывать и судить по ситуации лично. Для определения проблемных точек готовлю семинар с регионами по стратегии развития курортно-туристической отрасли. Вот когда приступаешь к разработке стратегии, элементарно, нужен свод-анализ. Это выявляет слабые и сильные стороны, угрозы и перспективы. Отталкиваться от того материала, который был при Украине, сейчас уже нельзя: другой турист – другие задачи. К этому семинару я готовлюсь уже месяц, написал пошаговую инструкцию для регионов. И теперь в Симферополе, впервые за многие годы, создана рабочая группа по разработке туристической стратегии. Симферополь никогда не участвовал в туристических ярмарках, в семинарах по развитию туризма – считалось, что это не тот город. Но он же уникальный по своей истории и архитектуре! Сегодня в Симферополе можно сделать такой шикарный проект, которому в Крыму не будет равных! Первое заседание с бизнесом провели как ознакомительное, теперь есть рабочая группа, и дальше пока ноль. Потому что не знают, как двигаться. А я знаю как, и хочу показать. И не чиновникам, им положено быть руководителями рабочих групп по разработке стратегий, а всем остальным – это экскурсоводы, историки, архитекторы. Рекомендации уже выработаны, нужно сделать свод-анализ. Но нам удалось убедить федеральное руководство в том, что Крым нуждается в информационной помощи для донесения гражданам Российской Федерации потенциала наших курортов, их узнаваемости, особенности, уникальности.

Где вся наша продукция, ролики, буклеты в самолетах, журналы и прочее, на что тратились бюджетные деньги последние четыре года? Столько открыто представительств Крыма, проведено "Дней Крыма" в регионах РФ и до сих пор, кроме Ялты и Севастополя, ничего не известно?

Зато какие были кофе-брейки! Я сам помогал открывать представительства. Трудно ждать другого результата, идя тем же путем. Мы привыкли, что нужно участвовать в выставках, и с 1991 года мы в них участвуем. Да, участвовать надо, только в том объеме, который принесет результат. Еще в 1999 году была рекламная кампания представительства Крыма в Москве на Арбате. Но почему с того времени не берутся в учет новые возможности – интернет! Нужно заниматься ресурсом, который даст информацию для нашего потенциального туриста. Какие "Дни Крыма" можно проводить, не имея инструмента, который работает во всем мире?! Где наши фильмы о Крыме, когда 89% людей ищут в интернете видео? Пытаюсь найти фильмы, которые были уже созданы, но не так-то просто их получить. Но инструменты, которые работают во всем мире, Крым не использует, а идет по проторенной дорожке, на которой уже живого места нет.

Может мой взгляд обывательский, но я не понимаю – зачем были нужны все вояжи по регионам нашей большой Родины с заключением соглашений, договоров? Больше 4 лет Крым ведет имиджевую работу, и до сих пор неизвестен российскому туристу?

Движения дальше нет, все заканчивается презентациями. Мы с вами сейчас можем выйти на площадь и сказать – давайте сделаем в Симферополе, в Старом городе, большой туристический проект. И пойдем, выпьем кофе, устроим пресс-конференцию, и забудем об этом. Даже через год ничего не будет. Поехали в регион, подписали договор о сотрудничестве, но с горздравотделами никаких соглашений нет, а ведь они формируют группы нуждающихся в санаторно-курортном лечении. У нас за год получилась такая ситуация – мы вытягиваем из регионов РФ деньги, ждем их помощи в технике, материалах, оборудовании, а взамен как партнеры не даем ничего. Встречаемся с губернаторами, с руководителями, бизнесом, колесим из региона в регион, а дальше что? Число контактов не получает конвертацию в туризме, нет движения. Договоры – это бумага для отчета. С регионами надо выстраивать предметную работу, причем результатом этой работы должны быть деньги, оставленные туристом из этого региона в Крыму. Мы даже не знаем экономически растущие регионы, где формируются новые потоки туристов.

А мы понимаем потребности современной Российской Федерации в санаторно-курортном лечении? Мы только знаем, что Крым отстраивался как санаторно-курортная зона для северных регионов России, как база для реабилитации тружеников Крайнего Севера. Современные потребности регионов РФ в санаторном лечении легочных заболеваний, сердечнососудистых, гинекологических, заболеваниях опорно-двигательного аппарата нам известны? Сколько коек в год необходимо для этого, сколько здравниц нужно?

Сейчас мы этого не знаем, потому что разрушена связь между лечебными учреждениями, поликлиниками и курортами, которая определяла потребности в санаторно-курортном лечении и реабилитации. К сожалению, этого нет. Но уверен, что этот вопрос будет остро стоять на заседании Государственного совета при президенте России, который будет проходить этим летом, и где Аксёнов является руководителем рабочей группы по подготовке. Заседание будет посвящено развитию всего санаторно-курортного комплекса РФ. И здесь на примере Крыма мы попытаемся донести, что, помимо пляжного туризма, есть еще и социальное направление. Потому что благодаря санаторно-курортному лечению люди получали оздоровление на год и больше, чтобы государство не тратило деньги на их лечение. Даже было такое направление, как курортная стоматология, перечень мероприятий, которые нужно было провести с отдыхающими, чтобы в течение года не было нужды в стоматологах. Спорт, диета, лечебные процедуры. Я, будучи мальчиком, наивно думал, что лодочную станцию в Евпатории открыли, чтобы мы с папой ходили на рыбалку. А вот и нет! Чтобы отдыхающие веслами гребли, и набережная была разбита на дистанции для ходьбы, и через динамик транслировались правильные режимы хода и дыхания.

Опять же – санаторно-курортное лечение способствует круглогодичной загрузке здравниц, потому что для лечения ряда заболеваний летний жаркий период противопоказан.

Вот обнимаю и целую. В Крыму в советское время было два периода: лечебный, или реабилитационный, и купальный, или пляжный. Но в купальный сезон процедуры были противопоказаны, поскольку их эффективность была максимальная в период с октября по май.

В связи с этим вопрос – национализированные ведомственные здравницы Крым вновь распределяет по ведомствам РФ, и когда станет ясна потребность в санаторно-курортном лечении всей России, не окажется ли так, что после определения потребностей не останется возможностей? Когда создавалась "Солнечная Таврика", казалось, что именно это предприятие будет следить за сохранением лечебных направлений, а сейчас уже идет речь о том, что крымский минздрав не в состоянии заниматься 37 профильными санаториями и готов ими поделиться с федеральными структурами.

Мы начали этим заниматься, чтобы найти выход на статистику. Было 188 объектов национализировано и собрано в "Солнечную Таврику". Еще во времена Советского Союза санатории были ведомственными, но была управляющая компания в лице территориального совета по управлению курортами. Она определяла профиль санаториев, держала это на контроле и регулировала процессы лечебного профиля. "Солнечная Таврика" может восполнить эту нишу управления курортами, и для этого нет необходимости иметь под собой все объекты, нужно определить направления. Месяц назад мы создали при "Солнечной Таврике" научный совет, чтобы с помощью курортологов исправить ситуацию. На это есть воля руководителя "Солнечной Таврики", и судить о работе этого предприятия можно будет через год. Это пока инструмент в руках Совета министров Крыма, чтобы санаторно-курортная отрасль сохранилась. У санаториев минздрава практически все оборудование устарело и исчерпало свои возможности. Нужно делать новый реестр лечебных санаториев, чтобы разделить тех, кто способен оказывать услуги, и тех, кто открывает стоматологический кабинет в пансионате и ставит галочку напротив категории "санаторий". Нужно создавать базовые объекты на курортах – грязелечебницы, столовые спецпитания, бюветы с минеральной водой и прочее, чем пользовались раньше отдыхающие. В Баден-Бадене применяется принцип советского курорта. Есть объекты санаторно-курортного лечения, а гостиницы служат для размещения желающих воспользоваться этой услугой. Нужно понять, на каком этапе мы находимся, и что у нас осталось. В санатории им. Пирогова в Саках забито все, там врачи по полочкам всю медицинскую составляющую разложили. В санатории "Золотой берег" в Евпатории инвестор вложился в медицинскую базу, и там 100% загрузка с января.

Но мы видим, что профильные министерства стремятся избавиться от санаторно-курортных объектов, особенно детских. Если верить нашему министерству курортов, то нынешнее количество противотуберкулезных детских санаториев больше, чем нужно Крыму, а принимать детей на лечение из других регионов РФ мы не можем.

У нас есть санатории, которые называются противотуберкулезными, но уже лет 40 не оказывают такое лечение. Это вопрос, нужно разбираться по каждому санаторию. Здесь речь идет о совместном планировании, не только на уровне Крыма. Нужны инвестиции, а для инвестиций нужно определить потребность рынка. Правильно, надо плясать от печки, а мы плясать не можем. Мало получить информацию от федеральных структур, надо работать с регионами. И у Крыма появилась уникальная возможность выходить на регионы, но не просто пить чай с губернатором, а заниматься мониторингом и определять емкость, привозить сюда людей на лечение, выстраивать политику.

В таком случае, совершенно логичным будет вопрос – если мы не имеем данных о потребностях, о проблемных точках курортных регионов в новых транспортных реалиях, как можно было определять туристические кластеры, с заложенным финансированием в ФЦП, без этих основных параметров? И когда появятся эти параметры, то не окажется ли, что заветные 22 млрд руб распылятся в никуда?

На этот вопрос вы уже сами ответили. Мне кажется, в кластерной системе исходили из данных, которые были при Украине. Конечно, как бы ни было больно, но нужно учитывать современные условия, и сегодня придется корректировать финансирование по транспортным условиям. Железнодорожного сообщения нет, а причалы в курортных населённых пунктах разрушены, на "Ракете" к нам из Новороссийска не долетишь. Водный транспорт становится главным в сообщении с материковой Россией. Самая большая ошибка, что не учитываем новые условия в работе, в планировании загрузки тех же санаториев. В кластерной системе все идет от методики создания стратегии, где определяются векторы. Но главное – это системный анализ. Он дает толчок, и я бы хотел ознакомиться с документом, который лег в основу создания шести туристических кластеров. Туристические операторы уже говорят, что идет падение приобретения путевок. СЭЗ – это прекрасно, но есть мировой опыт создания туристических зон за короткий период, и здесь у Крыма должен быть другой законодательный путь. Чтобы регион был эффективным, нужна государственная помощь, политическая воля, и управляющая структура – компания, которая будет выстраивать стратегию региона. Ни один проект невозможно реализовать в комплексе без господдержки. Кластеры – это шаг, направление, рывок, сосредоточение денег, поезд, который потянет 10 вагонов. Инфраструктурные направления неизменны, но по каждому кластеру они нуждаются в корректировках. Нам нужно сделать так, чтобы сезон не закончился, зарабатывать не на креслах, а на услугах.

Кластеры кластерами, но есть еще одно "но" в развитии курортов. Это "но" не ново, однако сейчас, в связи с выделением значительных сумм на строительство, получило толчок к прогрессированию. Мы говорим о добыче полезных ископаемых – песка в озере Донузлав, который нужен для строек, но его выемка ведет к уничтожению пляжей Евпатории, карьера по добыче щебня под Карадагом, который нужен для строительства дорог, но уничтожит курорт и заповедник, а это неотъемлемая составляющая экологического баланса курортов Крыма.

Все, что касается экологии, это даже не обсуждается. Не будет экологии – не будет курортов, и уступок здесь не может быть. Потеряем в экологии, построим в заповеднике город будущего – курорта не будет. Знаю, что у главы республики жесткая позиция по этому поводу. Можно прикрыться высокими материями глобального строительства автодорог, жилого строительства. Устойчивое развитие подразумевает определённый подход. В Сочи при подготовке олимпиады было такое условие – "зеленая экономика". Срезал дерево – высадил 10 и сдал стружку. Есть необходимость внедряться в природу, но делать это нужно так, чтобы вмешательство в экологическую среду было компенсировано. Если я не смогу влиять на эту ситуацию, то проще написать заявление и уйти.

Дорогие читатели!

Мы понимаем всю сложность тех событий, которые сейчас происходят в Крыму и в мире. Поэтому мы призываем вас взвешенно комментировать публикации на сайте нашего агентства.

Мы уважаем право каждого на свободное высказывание своего собственного мнения и благодарны за желание им поделиться. Но решительно не приемлем высказываний, содержащих личные оскорбления, побуждающих к проявлению агрессии, вражды, призывы к экстремизму, разжиганию межнациональной розни.

Поэтому на время мы вводим предварительную модерацию комментариев читателей. Будьте уверены, любой продуманный комментарий, мнение, высказанное по существу и в уважительном ключе, будут обязательно опубликованы.

Надеемся на ваше понимание.
Редакция агентства "Крыминформ".

скрыть

comments powered by Disqus

Новости