16+
16 апреля 2014 19:32

Охота на Царёва

АА Распечатать

Казаков Александр Юрьевич, директор Центра либерально-консервативной политики им. Столыпина и Струве

В истории с расправой над кандидатом в президенты Украины Олегом Царевым просматривается определённая логика, которая может многое сказать о том, как работает сейчас на Украине политическая машина и кто ею на самом деле управляет.

Предвыборную гонку Царёв начинал как очевидный аутсайдер. Те, кто не знаком с биографией Царёва как политика, воспринимали его как технического кандидата для официального кандидата от Партии регионов Михаила Добкина. Те, кто хоть что-то (хоть из интернета) знает о Царёве как о человеке, воспринимали его самовыдвижение как упрямство в хорошем смысле слова.

В первых опубликованных на Украине рейтингах Царёва вообще не было.

Ситуация изменилась, когда на востоке Украины началась активная фаза сопротивления новым киевским властям.

Почти одновременно была опубликована информация о том, что кандидата от Партии регионов Михаила Добкина на баррикадах в Луганске «федералисты» забросали презервативами, и о том, что на Олега Царёва в Николаеве совершено нападение со стороны активистов «Правого сектора».

Затем на Царёва напали в Одессе, и ответственность за это нападение официально взял на себя «Правый сектор», который объявил на кандидата в президенты Украины настоящую охоту по всему Югу Украины.

И ситуация начала меняться. На участие Царева в выборах стали смотреть несколько иначе. Не последнюю роль в этом сыграли высказывания Царёва, в том числе, на российских телеканалах, в которых он давал оценку ситуации на Украине, близкую к тем, которые высказывали появившиеся новые лидеры движения сопротивления Юго-Востока. Те, кто имел возможность, убеждались в том, что и на украинских каналах Царёв высказывался в том же духе, что, конечно, требовало гораздо большего мужества.

Становилось ясно, что не только в оценках, но и в своих программных положениях Царёв и лидеры движения сопротивления Юго-Востока всё больше сближаются.

Царёв опубликовал основные требования, исполнение которых могло бы, по его мнению, остановить продолжающийся раскол Украины: русский язык как государственный, федерализация, нейтральный статус страны, ориентация на Таможенный союз. При этом Царёв настаивал на том, что он остаётся украинским русским политиком, действующим в украинском политическом пространстве.

Дальше случилось то, что должно было случиться, и что сделало Царёва угрозой номер один для национал-радикалов на Украине. Во время поездки в Донецк, Луганск и Харьков Царёв оказался единственным официальным (кандидат и депутат) украинским политиком, с которым повстанцы согласились вести разговор. Более того, и на митингах, и на совещаниях с народным советом Донецкой республики и армией Юго-Востока в Луганске, и с активом в Харькове сторонники федерализации предложили Царёву, во-первых, помочь им организовать единое движение сопротивления Юго-Востока и фактически стать его лидером, а во-вторых — стать представителем Юго-Востока на тех переговорах, которые должны пройти в ближайшее время в формате Россия-США-ЕС-Украина. Более того, лидеры движения сопротивления восточных областей Украины заявили, что в том случае, если международные переговоры пройдут без участия представителя Юго-Востока, то Юго-Восток признает эти выборы нелегитимными и их результаты, если таковые будут, ничтожными.

Разумеется, это новое положение Царёва как фактического лидера движения сопротивления Юго-Востока, хотел он того или нет, изменило отношение к нему в Киеве.

В течение буквально двух дней в Царёве опознали главного врага практически все антирусские силы, от киевских новых властей до российских либералов.

И тогда ситуация пошла по новому сценарию. Понимая, что на востоке провокации против Царёва трудноисполнимы, ставится задача выманить его в Киев. Эту задачу выполняет телеканал ICTV. Царёва приглашают на политическое ток-шоу едва ли не самого рейтингового канала, что даёт ему возможность заявить о своих предложениях всей Украине, и в спарринг-партнёры обещают Тимошенко, что должно сделать аудиторию ещё более значимой. Судя по последним выступлениям Царёва, особенно по его обращению к жителям центральной и западной Украины с предложением наладить диалог между регионами помимо киевских властей, он вряд ли мог отказаться от такой площадки. Хотя наверняка сознавал опасность поездки.

Следующим шагом сценария была команда «фас», которая прозвучала накануне передачи по всем украинским СМИ. Лидер ультраправой партии «Свобода» Олег Тягнибок заявил о том, что Царёва надо лишить депутатского иммунитета и статуса кандидата в президенты за его «восточное турне». «Заявления Царёва слышит весь мир», — возмутился Тягнибок в украинских СМИ и потребовал «разобраться» с этим «вопросом».

Дальше эстафету снова подхватывает телеканал ICTV. Получив согласие Царёва (а в последние дни, учитывая постоянные нападения со стороны «Правого сектора», Царёв старался не раскрывать маршрут передвижения по стране), редакция приглашает принять участие в программе представителя «афганской сотни» майдана. Причём именно того, кто во время разгула насилия в конце февраля во главе полутора десятков своих боевиков пытался ворваться в дом Царёва для «досмотра», и которому Царёв лично преградил дорогу. Этому «участнику» программы редакция сливает информацию о том, что в эфире будут Царёв и Добкин.
Всё, дело сделано. Команда атаковать дана, найден майданщик, имеющий к Царёву личный счёт, «сотни майдана» о присутствии Царёва предупреждены.
Дальше, по-видимому, было принято решение Добкина не пустить на эфир и жёстко поглумиться над ним, публично унизить, обсыпав мукой и залив лицо зелёнкой. А вот с Царёвым задача была иная. Царёв должен был в результате атаки сняться с выборов. В последнее время «принуждение к отставке» при помощи неприкрытого насилия стало на Украине обычным делом. Расчёт был именно на это, как показали последующие события.

Итак, Царёв блокирован в студии, где находится под жёстким психологическим прессингом, в котором участвует даже ведущий программы Алексей Куликов, в чём можно убедиться, посмотрев запись. Тимошенко выступила в первой части, дополнительно разогрев ситуацию объявлением о создании своей личной армии и о «походе на восток», и прямо из студии отправляется в «штаб». Представитель «афганской сотни» в прямом эфире провоцирует конфликт с Царёвым и пытается «на слабо» вызвать его на улицу ради встречи с боевиками майдана, «гарантируя» «безопасность».

Царёв на провокацию не поддаётся и пытается вызвать милицию или (учитывая статус депутата и кандидата в президенты) УДО (это такая украинская ФСО), однако, по свидетельству очевидцев, ни милиция, ни УДО не торопятся, и в результате Царёв находится в заблокированном здании несколько часов, глядя, вероятно, в интернете в прямом эфире, как боевики уродуют и «досматривают» его машину на стоянке.

В итоге Царёва под прикрытием охранников пытаются вывести из здания, и он попадает в гущу разъярённой толпы боевиков. И тут происходит эпизод, который вызвал много вопросов в интернете. От толпы, которая орала «мочи его», «вали его», «ты сдохнешь», «на колени», Царёва помогли спасти представители «Правого сектора», что сам Царёв признал после нападения.

Почему? Потому что строго следовали сценарию. Добкина, которого никто не боится и партия которого дискредитировала себя именно на Юго-Востоке, — унизить, Царёва — заставить отказаться от кандидатского статуса. А толпа разъярённых майданщиков (те, кто видел видеозапись, могли сами в этом убедиться) была готова расправиться с Царёвым, но тогда он, вместо дискредитации, получил бы ореол жертвы. Так что «Правому сектору» было выгодно вытащить Царёва из толпы, что они и сделали. Впрочем, «спасибо», сказанное живым Царевым «Правому сектору», вполне оправдано.

В итоге избитого Царёва отвозят в Генпрокуратуру, на выходе из которой его ждут телеканалы майдана, чтобы записать его отказ от борьбы. Но тут обломилось. Царёв завил, что он был готов умереть, но не был готов сдаться. На прямое давление со стороны «журналистов», Царёв отвечает тем, что может отказаться от статуса кандидата только по решению теперь уже миллионов людей, которые его поддержали и выбрали лидером движения сопротивления Юго-Востока.

Особенно громко прозвучали слова Царёва о диалоге и взаимопонимании востока и запада Украины, о признании разнообразия Украины вообще и точек зрения, в частности, которые он говорил журналистам майдана сразу после того, как был на волосок от гибели.

Мне кажется, Юго-Восток сделал правильный выбор своего лидера.

Но есть и кое-что еще. Позиция Лаврова о том, что на переговорах в формате Россия-США-ЕС-Украина должна быть ещё одна сторона, то есть Юго-Восток, сразу вызвала вопрос: а кто? Кто может, с одной стороны обладать тем статусом, на который указал Лавров (кандидат от Востока и т. д.) и, с другой, обладать доверием со стороны движения сопротивления Юго-Востока? Теперь становится ясно, что этим человеком может стать именно Олег Царёв.

Можно, конечно, настаивать на кандидатуре Добкина или Тигипко, но кто потом будет объяснять активистам движения сопротивления Юго-Востока, что Добкин представляет их интересы? Сам Добкин Напомню прозвучавшие в Донецке слова: «Переговоры будут признаны нелегитимными и их результаты ничтожными». Юго-Восток — это уже новый политический субъект, и искать его надо не в кабинетах, а в здании ОГА Донецка и СБУ Луганска.

Дорогие читатели!

Мы понимаем всю сложность тех событий, которые сейчас происходят в Крыму и в мире. Поэтому мы призываем вас взвешенно комментировать публикации на сайте нашего агентства.

Мы уважаем право каждого на свободное высказывание своего собственного мнения и благодарны за желание им поделиться. Но решительно не приемлем высказываний, содержащих личные оскорбления, побуждающих к проявлению агрессии, вражды, призывы к экстремизму, разжиганию межнациональной розни.

Поэтому на время мы вводим предварительную модерацию комментариев читателей. Будьте уверены, любой продуманный комментарий, мнение, высказанное по существу и в уважительном ключе, будут обязательно опубликованы.

Надеемся на ваше понимание.
Редакция агентства "Крыминформ".

скрыть

comments powered by Disqus

Новости