16+
4 декабря 2017 09:00

Сенченко развернул войну против Крыма

АА Распечатать

Бывший депутат Верховной рады Украины и бывший же крымчанин Андрей Сенченко внезапно воскрес в публичном поле Украины. Причем настолько ярко отметился, что его цитировали не только интернет-СМИ – даже Андрей Норкин в своей программе «Место встречи» на НТВ выделил полторы минуты под прямую речь украинского деятеля. И это совсем не удивительно, ведь Сенченко как председатель всеукраинского движения «Сила права» разработал и вынес на общественное обсуждение проект закона Украины «О прощении».

Громкое название документа подкрепляется столь же неоднозначным содержанием. В соответствии с проектом, граждане Украины, проживающие на неподконтрольных ей территориях ДНР и ЛНР, а также в Крыму, после их возвращения в состав Украины должны будут ответить за свои действия. По сути, всем жителям территорий, отказавшихся далее сосуществовать с киевским режимом, предлагается написать «явку с повинной» за «преступления» – то есть, за согласие соблюдать законы России.

В частности, Андрей Сенченко, мечтавший о высоких должностях в Крыму в феврале 2014 года и уже деливший здесь кресла с лидерами ныне запрещенного в РФ крымско-татарского меджлиса, предлагает на десять лет лишать таких «преступников» права на государственную и военную службу, на работу в правоохранительных органах и в органах местного самоуправления. Кроме того, «возвращенцам» на тот же срок будет запрещено голосовать на выборах или участвовать в них в каком бы то ни было статусе.

А самое интересное – в Уголовный кодекс Украины предлагается внести статью о коллаборационизме, по которой эти самые коллаборационисты, то есть сотрудничавшие с органами власти России, ДНР или ЛНР, предстанут перед судом, но наказание понесут меньшее, что предусматривает сейчас УК за аналогичные правонарушения.

Видимо, законопроект рассчитан на то, что после такого «прощения» жители Крыма, Донецка и Луганска бросятся в объятия Украины и сами сметут выбранную ими же власть на местах. Доброта и милосердие Сенченко буквально не знают границ. И особенно занятно выглядят именно правки в Уголовный кодекс. Занятно, потому что эти послабления формально понадобятся не прокурорам, полицейским, чиновникам и депутатам Крыма, а прежде всего самому Сенченко. Из всех покинувших Крым бизнесменов именно он наиболее активно развивает на полуострове сеть компаний разного профиля. Пусть размах уже не тот, да и привычный ему отъем чужой собственности через суды уже практически невозможен. Но в Крыму сейчас работает два десятка фирм, так или иначе связанных с Сенченко.

С одной стороны, для сторонних наблюдателей он продолжает зарабатывать в российском Крыму, легализовав здесь всех своих преданных бизнес-партнеров – Сергея Велижанского, Василия Сеткова, Елену Титаренко (старшая дочь Людмилы Денисовой). С другой, на Украине он продолжает придерживаться строго антироссийской политики, и законопроект «О прощении» – лишь видимая часть. Часть, совершенно не интересная крымчанам – ну кто из нас всерьез задумывается над возвращением на Украину? Важнее другое: на что направляет свои заработки Сенченко?

Все очень просто – на диверсионную деятельность. Подрывную. В прямом смысле этого слова.

В распоряжении Крыминформа имеется копия заявления жителя Киева в министерство внутренних дел по Республике Крым, который длительное время работал на Сенченко. Автор заявления сообщает, что в последний год, выполняя личные поручения Андрея Сенченко, неоднократно перевозил из Украины в Крым крупные суммы денег. «Денежные средства передавались лицам, представляющим некую гражданку Ганжу Анну Яковлевну, либо женщине по имени Татьяна … по адресу: город Симферополь, улица Семашко, дом 19, квартира (…). От них обычно я получал деньги за оказанные мною услуги по перевозке», – пишет киевлянин. И следующим предложением фактически объясняет причину своего послания в крымское МВД: «За последнюю перевозку денег мне не заплатили».

Очевидно, что автор заявления хочет таким образом поквитаться с обидчиками, но от этого приводимые им данные ничуть не теряют актуальности. В конце концов, он лично общался с Сенченко, в чем нет никаких сомнений, и приводит конкретные имена и адреса. Например, пишет, что в ходе разговоров ему неоднократно говорилось о родственных связях упомянутой Татьяны и Анны Ганжи с самим Сенченко. И это правда: Татьяна Яковлевна Сенченко – супруга экс-нардепа Украины, а Анна Яковлевна Ганжа – ее мать, то есть теща экс-нардепа.

У последней, по словам заявителя, много представителей, что легко объяснить статусом – она совладелец трех компаний, о которых будет сказано далее. Однако «пожилой возраст Ганжи А.Я., ее вид обычного больного человека, нездорового психически пенсионера, никогда ни у кого не вызовет подозрений», уверен он.

Здесь нас можно обвинить в лютом цинизме, но параллели напрашиваются – недавно аналогичная история уже имела место в Крыму. Многолетний соратник фактического лидера крымско-татарского меджлиса (запрещен в РФ) Мустафы Джемилева, престарелая Веджие Кашка тоже была использована при получении денег при совершении незаконной сделки в интересах этой организации. Закончилось все печально – сердце женщины не выдержало. Но сам факт того, что старых больных людей используют по одной схеме – неоспорим.

Сходны Джемилев и Сенченко и в том, что оба оставили в Крыму жен, которые продолжают целенаправленно работать на подрыв установившегося в республике порядка, выполняя указания мужей. Работают за иррациональную идею мужей, принося себя в «жертву». Бывший «перевозчик» денег для семьи украинского нардепа пишет: «В ходе разговоров при подготовке поездок Сенченко А.В. неоднократно высказывал свое недовольство относительно вхождения Крыма в состав Российской Федерации и с ненавистью говорил фразы о том, что «будет до конца бороться с русскими оккупантами в Крыму». Учитывая радикальные взгляды Сенченко А.В., могу предположить, что данные наличные средства направлены на финансирование противоправной экстремистской и террористической деятельности на территории Республики Крым и города федерального значения Севастополь с целью дестабилизации политической, экономической и социальной обстановки на полуострове Крым».

Очевидно, что вся эта деятельность документируется. Должна документироваться. Хотя бы потому, что за семьями столь радикальных противников российского Крыма, по непонятным причинам не сохранившими цельность этих самых семей после долгих лет счастливой совместной жизни, надо негласно наблюдать в интересах национальной безопасности. Вот только наблюдают ли? Понятно, что на этот вопрос правоохранители не ответят. Но с момента подачи заявления в правоохранительные органы прошло более трех месяцев, а никаких видимых мер не принято. Можно было бы предположить, что негласное наблюдение сохраняется в соответствии с тезисом «знакомый враг лучше», но в документе указывается на конкретное преступление со стороны Сенченко, и игнорировать его – забывать о чести мундира. «Мне достоверно известно, что диверсионная группа, при задержании которой около Армянска в августе 2016 года погиб сотрудник Пограничной службы ФСБ, финансировалась из денежных средств, предоставленных Сенченко А.В.» – говорит житель Киева.

На основании всей имеющейся у него информации киевлянин предполагает, что все перевезенные им средства аккумулируются именно для ведения экстремистской деятельности. А ведь он – один из многих, оказывавших услуги по перевозке. И ведь эти деньги – не весь «спецфонд».

Он пополняется и теми самыми фирмами Сенченко, которые успешно перерегистрировались в российском Крыму. Интересно, что ни внятного оборота, ни прибыли на них не значится. Согласно данным налоговой отчетности, практически по всем фирмам – сплошные убытки, порой многомиллионные. И тем не менее, они продолжают работать.

Формальный «аккумулятор» денег, та самая теща Сенченко, Анна Яковлевна Ганжа является совладельцем трех ООО – «Золотой символ» (25% при уставном капитале 50 млн рублей), «Севастопольмаринсервис» (25%, уставный капитал почти 67,9 млн рублей) и «Дигаймер» (0,28% при уставном капитале 35,3 млн рублей, но стоит учесть, что 98,88% принадлежит все тому же «Золотому символу»).

Фото 1

Названия первых двух стойко ассоциируются с бизнесом экс-нардепа в Севастополе с 2000-х. Да и находятся они всё по тем же адресам в Балаклаве – на набережной Назукина, дома 1а и 5. Партнерами Ганжи в «Севастопольмаринсервисе» и «Дигаймере» выступают Велижанский, Сетков и Титаренко. В «Золотом символе» старшую дочь Денисовой сменяет ООО «АК Крым», зарегистрированное неким Дмитрием Черняком по любимому фирмами Сенченко адресу в симферопольском поселке Грэсовский – ул. Монтажная, д. 23.

В этом же доме расположены две компании, в которых Черняк трудится директором – «ВС Евпаторийский» и «Гарантстрой» (здесь он еще и владелец). Последнее ООО, к которому имеет отношение Черняк – «Крымнефтепродукт», – зарегистрировано по ул. Москалева, 1. Ранее здесь располагался принадлежавший структурам Сенченко завод «Крымжелезобетон».

Больше всего компаний пострадавшей «бизнес-империи» Андрея Сенченко записано на Сергея Велижанского (соратника по Блоку Юлии Тимошенко, тоже экс-нардепа Украины), Елену Титаренко (дочь Людмилы Денисовой – экс-нардепа и экс-министра соцполитики страны времен премьерства Юлии Тимошенко) и Василия Сеткова (комсомольский сподвижник и финансист «империи» с 90-х). Детальное перечисление долей и взаимоотношений займет немало места, поэтому просто список основных компаний и адресов, которые точно входят в круг их интересов, помимо уже упомянутых: «Бизнес Альянс», «Агентство Бизнеса Альянс», «Промтекстиль», «КПК», «Крымская Продуктовая Компания», «СК «Крымжелезобетон», «КСК», «Проммеханизация», «Санди» и «ХХХ век».
Адреса – ул. Герасима Рубцова, д. 13 в Севастополе, ул. Севастопольская, д. 36 в селе Новопавловка Бахчисарайского района, и множество в столице Крыма: ул. Радио, д. 4 (здесь до отъезда в Киев располагалась Черноморская телерадиокомпания), ул. Москалева, 1, ул. Монтажная, д. 23, ул. Некрасова, д. 17, ул. Кечкеметская, д. 180, ул. Крылова, д. 7.

Из примечательного. В 2015 году отменена как ошибочная первичная регистрация ООО «Бизнес Альянс» в Симферополе по ул. Козлова, д. 45-а. Это здание ранее принадлежало структурам Андрея Сенченко и до сих пор памятно симферопольцам как крымский офис Блока Юлии Тимошенко, но было национализировано в 2014-м – сейчас здесь располагается Республиканский медиацентр, министерство внутренней политики, информации и связи РК и несколько подведомственных ему предприятий.

Но объяснений тому, как удалось зарегистрировать предприятия в других национализированных объектах по ул. Кечкеметская, д. 180 и ул. Крылова, д. 7, мы не нашли.

Конечно, можно было бы сказать, что все соратники Сенченко восприняли перемены в Крыму, присягнули России и отреклись от бывшего босса, решив дальше продолжать бизнес без него. Вполне реальной выглядела бы и версия о том, что теща возрадовалась отъезду нелюбимого зятя, которого раньше могла пилить с утра до вечера. Но портит эту версию как раз супруга Сенченко – Татьяна Яковлевна, которая регулярно наведывается в Киев: поделиться мыслями, получить наставления, да просто повидаться. В Симферополе ей принадлежат 25% в ООО «Промтекстиль» (ул. Радио, 4), в Севастополе – 25% в ООО «Бизнес Альянс» (ул. Герасима Рубцова, д. 13).

Совладельцами этих фирм значатся все те же Велижанский, Сетков и Титаренко, всем принадлежит ровно по 25%, что исключает возможность создания сепаратных корпоративных союзов.

Как раз эти фирмы косвенно приводят к Украине. В обеих директором работает Максим Еременко, он же возглавляет ООО «Высокое» и ООО «Аграрный». Последнее на 50% принадлежит Велижанскому, еще 50% владеет само ООО. А вот совладельцами «Высокого» в равных долях являются еще украинские ООО «ВС Евпаторийский» (официальный адрес регистрации по системе СПАРК-Интерфакс – Автономная Республика Крым, город Саки, улица Полтавская, дом 5-е) и ООО «Крымагроресурс» (Автономная Республика Крым, город Симферополь, ул. Москалева, д. 1). Каким образом налоговая инспекция приняла к регистрации документы таких учредителей – загадка.

Не секрет, что еще с начала 2000-х Сенченко обустраивал бизнес за рубежом, пребывая в постоянном конфликте и с киевскими, и с крымскими «элитами». В наиболее хлебные времена выводил средства для обеспечения заслуженной пенсии. Так что крымские предприятия были скорее базой для финансирования текущей оперативной деятельности. Их потеря – досадная загвоздка на пути Сенченко к главенству в Крыму. Гораздо болезненнее – фактическая утрата возможности для возвращения на родину. И вот этого Андрей Виленович действительно простить не может, поэтому в меру собственных возможностей и моральных характеристик пытается восстановить статус-кво. Понять его отношение к ситуации и используемые методы можно – в конце концов, Сенченко уже более трех лет находится в состоянии объявленной им же войны Крыму. А вот простить – никогда.

Его подход, кстати, разительно отличается от недавно поднятой и запечатленной на видео истории развития бизнеса депутата Заксобрания Севастополя Алексея Чалого на Украине. Они работают по обе линии условного фронта, вот только Сенченко ввозит деньги в «оккупированный» Крым и практически не платит здесь налогов, а Чалый зарабатывает на «свободной» Украине, направляя налоги в том числе на войну на Донбассе. А если вспомнить, что именно позиция Чалого и его депутатов в Заксобрании не позволила экс-губернатору города-героя национализировать причалы и помещения минобороны Украины в Балаклаве, купленные ООО «Золотой символ» за копейки в золотые годы БЮТ, то вопросов к правоохранителям – всё больше и больше.

Для оперативного получения новостей подписывайтесь на:
Telegram-канал
Facebook
Вконтакте
Twitter
Youtube

Новости