16+
16 марта 2017 13:23

Сбежавшие от Крымской весны: эмигранты в погоне за грантами

АА Распечатать

Буквально ливень западных финансовых грантов обрушился на Украину после обретения ею независимости. «Только США с 1991 года вложили в эту страну около 5 млрд долларов, которые были потрачены на поддержку устремлений украинского народа, желающего иметь сильное, демократичное правительство, которое представляет его интересы», – признавалась помощник госсекретаря США по делам Европы и Евразии Виктория Нуланд вскоре после завершения госпереворота в апреле 2014 года.

По ее словам, американская помощь, в частности, предназначалась «для разработки демократических навыков, а также развития гражданской активности и эффективного государственного управления, которые являются важными факторами для Украины в достижении европейских стандартов».

И это только средства, «спонсированные» из-за океана. А на какие суммы со сходными целями раскошелились Евросоюз и его отдельные страны, имеющие свой интерес на украинских просторах, остается только догадываться – европейцы не настолько богаты, как американцы, поэтому им не с руки во всеуслышние признаваться своим избирателям, какую кучу денег они вбухали в Украину, чтобы сделать ее с 2014 года головной болью для всех цивилизованных государств.

Валютные дожди нередко проливались и над Крымом, подпитывая вылезших изо всех дыр новоиспеченных «радетелей европейских ценностей». Любители дармовой поживы, прозванные в народе грантоедами, ряды которых быстро пополнялись журналистами и начинающими политологами, очень быстро смекнули, какими посылами можно пролить бальзам на душу и старые раны западных «борцов с советской», а потом и «российской угрозой».

Причем к оплате обладателям толстых кошельков предлагались программы с использованием европейских, а то и американских тарифов на товары и услуги, в то время, как реализовывались они на Украине уже по местным расценкам. Наивные грантодатели элементарно не знали, что, скажем, при проведении «семинаров» и «конференций» по «актуальным» темам проекта дежурные блокноты-ручки в качестве сувениров или раздаточные материалы, как и самые дешевые напитки-булочки для модных «кофе-брейков» закупались буквально за украинские копейки, а не по несколько долларов за нтуку. Да и лекции в ходе грантовых мероприятий не избалованные в бедной стране деньгами специалисты в различных областях и ученые соглашались читать, удовлетворяясь скромными суммами, в то время как на Западе то же самое стоило во сто крат больше (а иногда «заказчики музыки» даже сами предоставляли «тренеров», чтобы помочь сэкономить «бессеребным» грантополучателям).

Разница, разумеется, отправлялась в карманы «борцов за европейские ценности», которые для личного пользования закупали компьютерную и бытовую технику, машины, квартиры, недвижимость, швыряя жалкие куски-крохи завербованным ими помощникам, изредка отвозя их за получением очередных инструкций в какой-нибудь маленький чешский или польский городок. У наивных романтиков и от этого глаза загорались – о, заграница!

Алчность грантоедов в последние годы уже начала переходить все границы. Им стало удаваться выдавливать западные гранты и под совсем уж идиотские проекты – как говорится, курочка по зернышку. Так в конце ноября 2013 года после отказа Виктора Януковича от подписания договора с ЕС в украинском сегменте сети был запущен проект «Подпиши сам». Создатели нового сайта предлагали каждому гражданину Украины самостоятельно подписать соглашение об ассоциации с ЕС, текст которого был опубликован там же на сайте. Только за один день 89 его посетителей – жителей Ивано-Франковской области подписали его каждый от себя лично. Проект завершился в течение нескольких дней, а всего таким образом «стали европейцами» почти 7 тысяч граждан Украины. Зато очередной предприимчивый грантополучатель почти моментально обогатился еще на несколько сот, а то и тысяч долларов.

Асы высшего пилотажа в этой сфере были и в Крыму. Владимир Притула, Екатерина Дегтярева, Валентина Самар, Олег Смирнов, Антон Плаксун, Юрий Шамков… Их фамилии были хорошо известны многим в журналистской среде, в которой они, правда, в основном считались «нерукопожатыми» – слишком уж большую брезгливость вызывали их методы работы и «принципиальность». Так что вполне закономерно, что сразу после Крымской весны они отправились искать счастья в виде очередного длинного доллара в Киев – на полуострове для них «лавочка закрылась» безвозвратно. Из «специалистов по западным грантам» уехать не смогла или не захотела только бывший глава регионального отделения фонда «Відродження» Екатерина Дегтярева, которая, по слухам, безуспешно ищет работу даже в социальных сетях и согласна хотя бы на самую низкую должность офис-менеджера.

А ведь когда-то у них все было «в шоколаде». Кстати, даже владелицу одного из самых популярных ныне на Украине порталов «Украинская правда» Алену Притулу, более известную в качестве «подруги сердца» журналиста Георгия Гонгадзе, скандально пропавшего в 2000 году, к неиссякаемому ручью американских грантов привел ее первый супруг – тот самый Владимир Притула, который уже в середине 90-х прославился успешным «распилом» Соросовских грантов.

По данным крымского журналиста Олега Крючкова, бежавший с полуострова в Киев Притула, устроившийся главным редактором дочернего проекта «Радио Свобода» «Крым.Реалии», запущенного уже после референдума о самоопределении Крыма, был давно завербован американцами, попав в плен в Афганистане. Именно после этого, утверждает Крючков, помчались карьера и зарубежные вояжи «независимого» журналиста: «Радио Свобода», стажировка в Коннектикуте в 1996 году, в Праге – в 1996, 1998 и 1999-м, в Таллине – в 1998 и 2009-м, в Белграде – в 2000-м, в Варшаве – в 2000 и 2002-м, вояж в США по программе «Открытый мир» в 2003-м… Одновременно Володя возглавлял и «общественные организации» с претенциозными названиями «Комитет по мониторингу свободы прессы в Крыму», «Крымский независимый центр политических исследований и журналистов». Заодно исправно «взаимодействовал» с украинскими спецслужбами...

Специалисты, изучавшие деятельность работавших в Крыму украинских некоммерческих организаций, отмечали, что «почти все профессиональные грантоеды являются мошенниками, коррупционерами и банальными ворами».

Освоение просторов полуострова фондом Сороса через его украинский филиал «Відродження» началось в девяностых годах. Крым, благодаря многим факторам, в том числе наличию российской военной базы в Севастополе, настолько интересовал миллиардера, что на полуострове было учреждено региональное представительство.

Свою роль сыграло и присутствие многочисленных национальных меньшинств – крымско-татарскую общину начали «обхаживать» в первую очередь. По данным осведомленного о деятельности грантополучателей того периода исследователя Владимира Авраменко, к примеру, в 2001 году из 80 выделенных на Крым грантов 45 получили представители крымско-татарской национальности, а в 2002-м – 41 из 66. Несколько грантов перепало и представителям других общин – караимской, греческой, немецкой, болгарской и армянской. Русская культура не рассматривалась в принципе. Судя по тематике культурных проектов, Авраменко делает вывод, что фонд Сороса спонсировал не интеграцию крымских татар в украинское общество, а скорее наоборот, способствовал сегрегации, обособлению этого народа.

После 2002 года в Крыму количество грантов, а соответственно и грантоедов, начало сокращаться, зато стали расти масштабы проектов. Сменилась и тематика: на смену культурным проектам пришли правозащитные, медиа– и другие, которые позволяли манипулировать общественным мнением и даже влиять на местную власть. В этот период Притулой, Самар и компанией был создан ряд общественных организаций, под проекты которых они распределяли деньги.

К организациям-генераторам проектов относились Информационно-исследовательский центр «Интеграция и развитие», Региональное ресурсное агенство «Крым-перспектива», общественная организация «Демократические и гражданские перспективы». Крымские борцы за денежные знаки оформляли свои новые конторы на офис того же «Вiдродження», за аренду которого платил украинский филиал фонда. А осваивались деньги через ЧП Притула, «Ноосфера», «Топ-кая», «Свитло», предоставлявшие акты выполненных работ. С желающих получить деньги на реализацию проектов «посвященные» борцы «за демократию» брали откаты в размере 20-50% от суммы выделенного гранта. Чтобы, так сказать, смазать шестеренки механизма общественной борьбы с коррупцией.

Денежный дождь закончился в 2014 году, после проведения референдума о присоединении Крыма к России. На Украину сбежали Притула, Смирнов, Самар и прочие. К кому-то из них пристроились на побегушки и «младшие товарищи» типа Александра Янковского, ранее подвизавшегося на «Чернорморской» ТРК, а затем вынырнувшего «руководителем телерадиопрограмм «Крым.Реалии» с получасовыми передачами по утрам и вечерам. Причем ни одного из крымских грантоедов в рядах ВСУ или добровольческих батальонов не обнаружено.

Зато грызться между собой эти граждане начали исправно. Так, уже в марте 2016 года ближайшие соратники-эмигранты Притулы заместитель генерального директора ислямовского телеканала ATR Айдер Муждабаев и шеф-редактор службы новостей ZAMAN Осман Пашаев заявили о приостановлении своего сотрудничества с проектом «Крым. Реалии» и «Радио Свобода», обидевшись на снятие из их эфира программы о крымско-татарской автономии.

«Оскорбленный в лучших чувствах» Муджабаев вытащил на публичное обозрение грязное белье своих противоречий с Притулой: «Я сделал в Facebook репост статьи о Липецкой фабрике и раскритиковал (начальника департамента противодействия наркопреступности) Илью Киву (еще один грантоед и активист «Правого сектора» – организации запрещенной в РФ) после того, как он призвал предавать геев смерти, ссылаясь на Библию. Владимир Притула, комментируя ленту в моем Facebook, заявил, что мне не нужно высказываться по поводу заявления Кивы, а также репостить тексты украинских журналистов, содержащие критику власти, потому что у меня российский паспорт. Чуть позже он также прокомментировал под постом, что со стороны крымских татар началась атака на Украину. Я написал, что гомофобcкие высказывания Кивы могут привести к провалу для Украины референдума в Голландии – в цивилизованной стране, где тема несоблюдения прав представителей сексуальных меньшинств болезненна для общественности».

А дальше он обидчиво проболтался: «Для меня аргумент «покажите свой паспорт» не должен присутствовать в публичных высказываниях топ-менеджеров СМИ, финансируемых Конгрессом США».

Неудивительно, что Притула откровенно растерялся и начал оправдываться в интернете: «Эту дискуссию с Айдером я вел не как журналист, представитель «Крым. Реалии» и «Радио Свобода», а как с другом, которого давно знаю». А потом и сам проговорился: «Крым – оккупированная территория, и мы работаем сейчас, чтобы эта тема была актуальна для Украины. А когда мы переключаемся на внутриукраинские конфликты, мы забываем о Крыме». То есть, друг Айдер, не мешай нам разжигать ситуацию вокруг Крыма, а то украинские и мировые политики уже едва не согласились, что Крым – российский.

Сам того не понимая, он фактически признался, что его антироссийский проект «Крым. Реалии» создан, скорее, для показухи перед заграничными хозяевами, чтобы получать от них все новую и новую финансовую подпитку, и давления на мировой и украинский политикум с целью сохранения Крыма в роли клина между Западом и Россией. А отнюдь не для публично заявляемого им якобы «информирования крымчан».

Хотя для грантодателей Володя готов петь соловьем, откровенно пуская пыль в глаза: «В Крыму у нас очень широкая аудитория, мы фактически самый большой, самый читаемый сайт для крымчан, мы даем самую широкую информацию и о том, что происходит в Крыму. У нас много публикаций в рубриках «Блоги» и «Мнения» – туда пишут обычные крымчане или эксперты».

Впрочем, капелька правды в этих утверждениях все же есть. Отдельные крымчане, остающиеся на полуострове, для «Крым.Реалии» действительно пишут, не подозревая, что выполнение установок из Киева делает из них отличных кандидатов в «сакральные жертвы режима». Что, в частности, может позволить грантоедам выйти на новые русла финансовых потоков.

Первым подставленным своими хозяевами оказался бывший крымский компартийный журналист, а ныне отнюдь не бедствующий российский пенсионер Николай Семена, в отношении которого в апреле 2016 года возбуждено уголовное дело за публичные призывы к нарушению территориальной целостности РФ в одной из его статей для «Крым.Реалий». Более того, в сообщении по этому поводу крымской прокуратуры было указано: «Установлено, что автор публикации сделал высказывания, призывающие к проведению в отношении полуострова и его жителей изоляционных мероприятий, включающих боевые операции».

В первые же дни после инцидента с крымским журналистом-пенсионером Притула заявил, что «Николай Семена не работает в проекте с лета 2014 года. О каком материале идет речь – мне неизвестно. У нас публиковалось множество текстов о блокаде, но это были не тексты Николая Семены».

Однако уже вскоре, желая «пробить международную общественность» на сочувствие, и для придания веса собственному проекту тот же Притула во всеуслышание рассказал: «Против одного из наших экспертов, Николая Семены, сейчас возбуждено уголовное дело под предлогом его посягательства на территориальную целостность Российской Федерации. Мы надеемся, что даже в условиях того беззакония, которое творится в Крыму, нам с помощью наших российских коллег, российских и международных правозащитников, адвокатов удастся отстоять Николая». А в украинских и некоторых западных СМИ с его же подачи появляется информация под заголовком «В отношении корреспондента регионального подразделения украинской службы «Радио Свобода» («Крым. Реалии») возбуждено уголовное дело».

Осенью 2016 года, почувствовав, что интерес к делу Семены спал окончательно, а приговор суда может оказаться настолько мягким, что разобьет в пух и прах все стенания «Крым.Реалий» о «кровожадности российского режима на полуострове», грантоед-провокатор сдал своего крымского протеже окончательно. И 11 октября под заголовком «Радио Свобода» передали медаль, которой наградили крымского журналиста Николая Семену» на украинских информационных лентах появился материал, в котором, в частности, сообщалось: «Министр информационной политики Украины Юрий Стець передал в редакцию «Радио Свобода» юбилейную медаль «25 лет независимости Украины», которой украинский президент Петр Порошенко наградил крымского журналиста, автора «Радио Свобода» и сайта «Крым.Реалии» Николая Семену. Принимая награду, руководитель «Крым.Реалии» Владимир Притула выразил надежду на то, что Семена вскоре сможет получить эту медаль лично. «Николай Семена всегда с осторожностью относился к случаям награждения журналистов со стороны власти. Но это награждение может привлечь внимание – как к незаконному преследования Николая Семены, так и к проблеме свободы слова в Крыму», – сказал Притула».

В той же статье подставленного крымского пенсионера добивает окончательно представитель руководства мининформполитики Украины Эмине Джеппарова: «Николай Семена сегодня является символом борьбы за украинский Крым». И даже намекает на выгодное (для «благодетелей» Семены) наказание: «Его гражданская позиция – риск, который может стоить нескольких лет заключения. Настоящий героизм именно в этом: говорить правду в условиях, когда за нее могут лишить самого ценного – свободы. Украина имеет шанс на лучшее будущее именно благодаря Николаю Семене и таким как он».

При этом сам Семена, не понимая, что стал обычной разменной монетой в грантоедских играх, охотно делится с журналистами историей своего сотрудничества с «Крым.Реалиями» и шпионских страстях, которые его в это время сопровождали. «Я видел агентов, которые за мной следили при передвижениях, – рассказывал он. – Я выключал телефон, но ничего не помогало. Однажды на моем ноутбуке просто исчез интернет. Я вынужден был пригласить провайдера-специалиста. Их приехало двое. И мне кажется, тогда они установили на компьютер какую-то программу, которая помогала им отслеживать мои файлы».

Не менее наивно он делится и тезисами своей защиты в суде: «Между Россией и Украиной до сих пор действует договор о государственной границе, и даже в самой России еще не изменен соответствующий закон. Согласно этим документам, и международному праву, Крым – украинский. Статус Крыма сегодня остается не окончательно определенным. А раз он спорный и не окончательно определен, значит, он остается предметом широчайшей мировой дискуссии. И в этой дискуссии может участвовать любой человек».

Знал бы он, что, по признанию самого главреда «Крым.Реалий», за последние три года с ресурсом отказались сотрудничать в Крыму 18 человек. Они оказались прозорливее Семены, который хочет проскочить между струйками дождя и не осознает, что уже выбран Притулой в качестве жертвы во имя будущих грантов.

А о том, что именно все новые и новые транши являются целью грантоедов, они сами нет-нет, да и продолжают пробалтываться. Как все тот же Притула: «Нашей миссией не является работать на возвращение Крыма в Украину».

Там же в Киеве на соседней грядке с этими кадрами пожинает валютный урожай и их коллега Валентина Самар, которая не гнушалась выгодными грантовыми проектами ни в одной сфере еще в свои бурные годы жизни на полуострове, подобно каптеру Гене Либерману из комедийного фильма «ДМБ» который даже во сне оперативно-хватательно реагировал на команду «Халява! Взять, взять!»

Достаточно посмотреть хотя бы на список тренингов, проводившихся ею под крышей некоего созданного в 2006 году «Института развития региональной прессы», который позиционировал себя как «общественная организация, которая содействует развитию гражданского общества путем развития независимых, жизнеспособных и плюралистических СМИ в Украине». За один короткий период 2011 года в этом списке «Журналистские расследования коррупции и злоупотреблений в сфере государственных закупок», «Технология проведения журналистских расследований коррупции и злоупотреблений в земельной сфере», «Технология проведения журналистских расследований», «Роль общественных организаций и средств массовой информации в мониторинге бюджетного процесса и предотвращении бюджетных правонарушений», «Права женщин-матерей и гендерное равноправие: стереотипы СМИ и реалии», «Журналистская этика в освещении деятельности органов и учреждений уголовно-исполнительной системы Украины», «Молодежная школа инфографики», «Сопротивление цензуре – делайте это профессионально», «Национальные меньшинства и беженцы в украинских медиа: преодоление стереотипов и усиление толерантности» и т. д. В том же году пошли у нее дела и по «Грантовой программе Украинского женского фонда для женских НПО Украины, Молдовы и Беларуси».

Ощущая уход из-под ног в Крыму грантовой опоры, как глава «независимого» медиаагентства «Центр журналистских расследований», созданного при поддержке Агентства по международному развитию США (USAID) Самар в своих статьях и интервью в период Крымской весны не стеснялась в выражениях: «Это настоящая аннексия! Вероломная и без объявления войны! Это террористические действия... В Крыму создано правительство оккупационных войск… Теперь будет один зомбоящик… Пророссийские настроения базируются на подкупе и страхе… Медведев распорядился создать компанию, которая типа будет строить мост через пролив. Поверьте, он нафиг никому не сдался… Это просто кормушка для населения к предстоящему референдуму… Никакого ущемления русских в Крыму не было. Тут смотрят русские телеканалы, пресса выходит на русском, люди между собой общаются на русском языке. Где жертвы?» А дальше – больше: «Как мы и прогнозировали еще в апреле-мае, Крым превратился в огромную военную базу».

Неудивительно, что с такой позицией и своим восторгом от «тех, кому пылающие на евромайдане костры заменяли Солнце», она по итогам года украинского конкурса «Фаворит телепрессы» стала лауреатом собственной премии «Телекритики» «За профессиональную этику».

Хотя, справедливости ради стоит отметить, что некоторые вещи она подмечала довольно точно. Например, оценивая полноту освещения ситуации в Крыму украинскими СМИ, Самар согласилась: «Если в Крыму всё плохо – новость (на Украине) будет иметь максимальное цитирование, неимоверную популярность и массу перепостов».

Не обошлось и у нее, как и у ее коллеги Притулы, без примеривания на себя образа «бойца невидимого фронта». Когда ее спросили о том, как она пережила «аннексию Крыма», она ответила: «Самая большая моя эмоция была связана именно с непониманием того, для кого и зачем мы пишем. Все угрозы – и возможные, и явные, все крымские сценарии, вплоть до приезда господина Суркова и встречи с Константиновым, – были описаны еще в ноябре-феврале (2013-2014 годов). Как могли все разведки страны это профукать?»

Впрочем, на Украине она устроилась совсем не плохо: много пишет для «Зеркала недели», оставаясь верной собственной привычке раздавать советы космического масштаба всем ветвям власти, с помощью «американских друзей» возобновила работу своего «Центра журналистских расследований». Исправно делится сказками с телеэкранов о том, как «друзья приезжают из Крыма, они не могут наесться, честно говоря, молочных продуктов, не могут наесться мясных продуктов. Они вообще не могут нарадоваться именно украинским продуктам, я не говорю про пармезан и так далее».

И в то же время не устает подстрекать к диверсиям на полуострове. «Украине следует активизировать деятельность по заброске диверсионно-разведывательных групп в Крым, – пишет Самар на страницах «Зеркала недели» и поясняет: «Замечу, что заверения украинских силовиков о том, что ДРГ на территории Крыма не забрасываются, поскольку «мы такие методы не используем», а мы только за дипломатические, вызывают, как минимум, недоумение. А почему, собственно?! Кто-то ограничил украинским законодательством и международным правом предусмотренные действия соответствующих силовых ведомств? Вообще-то народ Украины, включая граждан на оккупированных территориях, ожидает от них профессиональных и результативных мероприятий, приближающих деоккупацию Крыма».

Еще ранее в программе «Вопрос национальной безопасности» беглая пропагандистка сожалела, что во время начала Крымской весны на полуострове не нашлось ни одного человека, который повредил бы паромы на Керченской переправе. «Я до сих пор не могу понять, почему не нашлось какого-нибудь пионера-героя в Керчи, который бы подорвал паромы и вывел их из строя для того, чтобы каждый день не курсировали казачки», – цинично заявляла Самар, впрочем, не уточняя, почему такого героизма не проявила она сама.

Стоит ли удивляться, когда после таких заявлений злые языки утверждают, что адекватность экс-крымской пропагандистки находится под большим сомнением? С другой стороны, почему бы ей и не тявкнуть ради получения очередного гранта…

Олег Исаев

Дорогие читатели!

Мы понимаем всю сложность тех событий, которые сейчас происходят в Крыму и в мире. Поэтому мы призываем вас взвешенно комментировать публикации на сайте нашего агентства.

Мы уважаем право каждого на свободное высказывание своего собственного мнения и благодарны за желание им поделиться. Но решительно не приемлем высказываний, содержащих личные оскорбления, побуждающих к проявлению агрессии, вражды, призывы к экстремизму, разжиганию межнациональной розни.

Поэтому на время мы вводим предварительную модерацию комментариев читателей. Будьте уверены, любой продуманный комментарий, мнение, высказанное по существу и в уважительном ключе, будут обязательно опубликованы.

Надеемся на ваше понимание.
Редакция агентства "Крыминформ".

скрыть

comments powered by Disqus

Новости