16+

Самые читаемые

14 марта 2017 11:11

Антигерои Крымской весны: вернуть себе хотят все сразу вместе с Крымом

АА Распечатать

Крымская весна словно из тюбика выдавила с полуострова политиков, которые крымскими оставались только номинально, а на самом деле уже давно торговали интересами республики и ее жителей в Киеве. Но в свое время их деятельность в Крыму наделала много шума, который вызывал самый пристальный интерес, прежде всего, у правоохранительных органов. И в первую очередь в связи с этим на память приходят фамилии верных соратников «украинской газовой принцессы», но регионального уровня махинаций – Андрея Сенченко и Людмилы Денисовой.

Стоит отметить, что в украинском политикуме подобные тандемы «шерочки с машерочкой» – случай отнюдь не единичный. Многим памятна и неразлучная пара пламенных «прогрессивных социалистов» Натальи Витренко и Владимира Марченко, исчезнувшая с политического горизонта всего несколько лет назад после череды провалов на выборах как государственного, так и регионального уровня. Но связка Сенченко – Денисова остается непотопляемой вот уже на протяжении почти четверти века, в последние годы регулярно всплывая в парламенте Украины либо на других масштабных государственных постах.

Впрочем, когда у пламенных поклонников идей Октябрьской революции – дедушки с бабушкой Андрюши Сенченко родился сын, которого они назвали в честь вождя мирового пролетариата Виленом (модная в те годы аббревиатура от имени Владимира Ильича Ленина), они вряд ли могли предполагать, что уже внук их пойдет по пути криминального наращивания капитала, а в идеях марксизма-ленинизма разочаруется еще в молодости.

Хотя свою карьеру Андрей Виленович начал вполне в духе конъюнктурных карьерных устремлений советского периода – почти сразу по окончании одного из Ленинградских вузов, придя на производство в Симферополе, он плотно втянулся в профессиональную комсомольскую активность. В перестроечные времена ему удалось быстро и вполне успешно мчаться по карьерной лестнице, дотянувшись за какие-то четыре года до поста 2-го секретаря Крымского обкома комсомола. Хотелось ему стать и первым, но демократичная молодежь прокатила его на выборах, предпочтя Андрею Сенченко другого лидера. Однако растущего функционера это сильно не смутило, и он благополучно лишь слегка сменил вектор продвижения – пересел в кресло председателя Крымского комитета по делам молодежи, из которого головокружительно перескочил на пост вице-премьера Автономной Республики Крым по вопросам экономики и проведения экономических реформ в правительстве Анатолия Франчука – свата второго президента Украины Леонида Кучмы.

Тогда в Крыму царили смутные времена, которые позже стали называть «лихими 1990-ми». Свою порцию лихости им придал и Андрей Виленович, в деятельности которого бизнес и политика тесно переплелись, еще начиная с комсомольского периода, когда младокапиталисты умело воспользовались аппаратными крышами горкомов-райкомов-обкомов комсомола, организовывая видеосалоны и бизнес-вояжи в Турцию и бесконтрольно работая с огромными суммами наличных денег. Так что вполне закономерно Сенченко влился и в «партию жирных котов», носящую официальное название «Партия экономического возрождения», в которой собрались тогда многие видные представители крымского криминалитета. Некоторые саркастически называли ее по аналогии с ирландскими радикалами «политическим крылом ОПГ «Сейлем». Появилась у Андрея Виленовича, который подгреб под себя мутные денежные потоки, связанные с фальшивыми векселями и электронными платежами, и своя группа поддержки, в которую нарисовались Людмила Денисова и Сергей Велижанский.

Однако Сенченко не захотел пасть жертвой начавшегося взаимного расстрела уголовных группировок «Сейлем» и «Башмаки» и предусмотрительно отправился в «эмиграцию», по некоторой информации, прихватив с собой и партийную кассу «экономических вырожденцев» в сумме более 3 миллионов долларов США. На несколько лет он безбедно обосновался в Швейцарии, параллельно став членом совета директоров – директором по Украине, России и Западной Европе зарегистрированной в Филадельфии компании «IFEX Global».

Удивительно на первый взгляд, но члены его «команды» даже после отставки и бегства за границу своего патрона не только сохранили и приумножили свой бизнес, но и сами набрали определенный политический вес.

Примечательно, что сам Сенченко всегда гневно опровергал какую-либо причастность к криминальным событиям на полуострове, объясняя, что все происки против него организованы впоследствии «из мести» – за политическое поражение середины 2000-х – главным коммунистом Крыма Леонидом Грачом, а также из-за «принципиальной позиции» в расследовании незаконных землеотводов на ЮБК, не уточняя при этом, слышал ли кто-нибудь о результатах этой «бескомпромиссной борьбы». И вообще Сенченко заявлял, что «в течение 30 с лишним лет работал в американской компании за простую зарплату и не был ни распорядителем кредитов, ни финансовым менеджером, ни учредителем коммерческих структур».

Но недруги Андрея Виленовича настаивают, что при помощи рейдерских захватов он таки завладел многими объектами на полуострове, в том числе двумя швейными фабриками, производство на которых он свернул, разместив в их помещениях офис тимошенковской «Батькивщины» и свои коммерческие предприятия, а также Черноморской телерадиокомпанией, заводом ЖБИ, санаторием площадью 12,5 га в центре Ялты, недвижимостью на берегу Балаклавы и т.д. И даже в «эпоху Януковича» Сенченко затеял совместный с музыкантом Андреем Макаревичем бизнес – строительство базы для любителей подводного плавания в Балаклавской бухте, облом с которым, можно предполагать, частично объясняет последующую горячую любовь к евромайдану со стороны некогда популярного российского исполнителя.

Погрел руки Андрей Сенченко и еще раньше, в комсомольские годы – на путевках в МДЦ «Артек», на территории которого был разбит палаточный лагерь на 1 500 человек, «путевки» в который вручал детям из малообеспеченных семей соратник Андрея Виленовича Сергей Велижанский, возглавлявший Комитет по делам семьи и молодежи при правительстве Крыма. Малообеспеченные российские дети были рады и отдыху в походных условиях на ЮБК, а «сверхнормовые» путевки – в том числе и в благоустроенные корпуса, были реализованы через подконтрольное Сенченко туристическое агентство.

И пересиживая за рубежом «трудные времена», беглый экс-вице-премьер при поддержке оставшихся на полуострове соратников, по данным СМИ, продолжал контролировать остающиеся у него собственные бизнес-структуры, обеспечивал прохождение платежей через созданные оффшорные компании Кипра, Багамских островов, через компании Швейцарии и Лихтенштейна. А уже по возвращении, в 2003 году Андрей Сенченко и «все те же» выкупили контрольный пакет акций латвийского предприятия ООО «Гуматекс-Балтия», расположенного в Даугавпилсе, а также открыли мультивалютный счет в рижском банке «Риетуму Банк».

Однако временный отрыв от Крыма, разумеется, не способствовал политической популярности бывшего активного комсомольца хотя и при больших деньгах. И даже возвращение в родные пенаты не способствовало его восстановлению в рядах тяжеловесов крымской власти – прежде всего из-за его политической неразборчивости и постоянных метаний, учитывая, что Сенченко умудрялся чуть ли не одновременно вступать в контакты как с лидером коммунистов Леонидом Грачом, так и с его вечным оппонентом Сергеем Куницыным (которых, правда, не забыл потом полить грязью в многочисленных интервью для СМИ). Не принесла ему особых дивидендов и своеобразная «оппозиционная» деятельность по отношению ко всем без исключения крымским правительствам того периода по принципу «а баба Яга против» из одноименного мультфильма. Мало-мальски осведомленные люди понимали, что «против» он под одной причине – потому что не было в их составе фамилии Андрея Виленовича.

Во власть – депутатом крымского парламента – он вернулся, создав общественное движение «Прозрачная власть», а, вернее, попросту позаимствовав привлекательное название для сгруппировавшихся вокруг него соратников у известной любительницы западных грантов Валентины Самар, выпускающей одноименную телевизионную программу. Попиарились Сенченко и его компания тогда от души: в открытые по всему Крыму «общественные приемные» завлекали пожилых людей для «справедливого пересчета» им пенсий (как правило, сумма «пересчета» сходилась с назначенной государством), заявили о готовности правовой поддержки малого бизнеса, пообещали «бороться с фактами коррупции и непрозрачности», организовали на полуострове «для борьбы с безработицей» несколько филиалов швейной фабрики (самими же и закрытой) и даже катались с елкой по Крыму, вроде бы поздравляя детей из отдаленных сел с новым годом.

Примечательно, что изначально «Прозрачная власть» позиционировала себя как «комитет по контролю за использованием земли» – как утверждают злые языки, руководствуясь при этом старым принципом «что контролирую, то и имею». А для подстраховки возвращения на политическую арену бывший комсомольский функционер вступил в малоизвестную партию «Яблоко», став делегатом от ее крымской организации на съезде, на котором «фрукт» влился в «Блок Юлии Тимошенко», куда, соответственно, забрался и Сенченко со своим «прозрачным» движением.

Тем не менее, в Крыму особой популярностью партия дамы с косой не пользовалась, что не сулило Андрею Виленовичу активного продолжения политической деятельности на полуострове. И новоявленный «прозрачный бютовец» отправился искать политического счастья в парламент Украины от этой политсилы, раз за разом поднимаясь все выше и выше в партийном списке и даже побывав «министром финансов» в «теневом правительстве Юлии Тимошенко» в 2010 году.

Но связи с Крымом Андрей Сенченко не терял, во всяком случае, коммерческой – слишком много имущества на полуострове, в том числе в виде земли и недвижимости, прилипло к его рукам в былые годы, включая знаменитую «стену плача» в центре Симферополя. Долгие годы руины этого объекта в самом лакомом месте крымской столицы вызывали раздражение как властей, так и рядовых горожан, но «Сеня» упрямо вел себя как собака на сене, руководствуясь принципом «и сам не гам, и другому не дам». Только после его окончательного изгнания на материк на этом месте появился отличный благоустроенный сквер для отдыха симферопольцев.

Хотя в дни бурных событий февраля 2014 года Сенченко на полном серьезе начал примерять на себя мундир премьера республики. Дефилируя между Киевом и Симферополем, он уверял крымских политиков, что его кандидатура согласована «на самом верху» и только он может спасти полуостров от печальной участи появления здесь «украинизаторов» и столкновений на национальной почве. Впрочем, рассказывать сказки о своем «громадном политическом влиянии» Андрею Виленовичу было не впервой: в частности, в уже упомянутую кратковременную пору его пребывания в «Яблоке» он с таким же энтузиазмом утверждал, что на самом высоком уровне есть договоренность о его вхождении в центральный политсовет «Батькивщины», до которого на деле затем прошло еще немало лет. Но в длинном оранжевом шарфе он тогда пощеголял изрядно, стремясь оказаться поближе к победителям первого майдана, а принадлежащая ему телекомпания обрядилась в апельсиновые цвета и объявила себя рупором пришедших тогда к власти команды Ющенко – Тимошенко.

А Крымской весной Сенченко явился жителям полуострова в рядах… буйствующих под зданием Верховного Совета крымско-татарских радикалов, и остается только догадываться, уж не он ли привез им для комплекта к национальным знаменам и появившиеся в толпе красно-черные флаги украинских националистов, о которых до этого в республике практически ничего не было слышно. Правда, еще накануне он безуспешно хотел уговорить на предательство крымский «Беркут» и на полном серьезе обсуждал с Чубаровым и другими лидерами меджлиса (организация запрещена в РФ) должности в будущем промайданном крымском правительстве, в котором себе он приготовил роль премьера, а Чубарову предложил кресло спикера, пообещав меджлису представительство не менее 30% во всех органах власти на полуострове. Пыталась эта парочка, возомнив себя мессиями, и «проводить разъяснительную работу» с остававшимися в зале депутатами, а также с личным составом Крымского территориального командования внутренних войск… Попутно Андрей Виленович обиделся и на православных священников, которые, по его словам, «установили на недостроенном соборе по соседству динамики и заглушали его выступления».

Впоследствии Сенченко разглагольствовал: «Для того чтобы сменить премьера Крыма, нужно письменное согласие президента. Турчинов на тот момент уже был и.о., но не было ни коалиции, ни правительства. И ему одному было сложновато принять такое решение. Хотя, на мой взгляд, он должен был это сделать, остальные же потом уже вынуждены были бы согласиться. Однако начались колебания… Как, к примеру, Авруцкий оказался начальником ГУ МВД Крыма? На самом деле этот человек когда-то возглавлял милицию Феодосии, потом был начальником крымского УБОПа, и все это время крышевал бандитский бизнес. И вдруг возглавил главное управление. Понятно, ожидать от Авакова взвешенной кадровой политики на второй день руководства было сложно, а тут еще (я это знаю точно) пришел Куницын и за спиной стал нашептывать. Ясно, что Крым на фоне остальных задач был на втором плане, и Аваков послушал. А в результате Авруцкий первым все сдал русским в Крыму…»

«Выявил» Андрей Виленович и еще одного «виновника» в потере Украиной Крыма – мэра Киева Виталия Кличко, прямо заявив об этом в эфире порошенковского «5 канала»: «На мой взгляд, виноват в сдаче Крыма господин Кличко. Потому что 23 февраля мы уже имели в крымском парламенте… 76 голосов из 100 за снятие Константинова и Могилева… И когда встал вопрос о том, что по Конституции Крыма должно быть согласие президента на смену премьер-министра в Крыму, то не смогли это сделать, потому что Кличко уперся и сказал, что пока «шахматку» по всей стране не поделим, он против».

Оригинально беглый политик потом объяснял и перенос крымского референдума на более ранние сроки: «В первую очередь потому, что (Аксёнов и Константинов) увидели: власть стабилизирует ситуацию в Украине, в стране появляется единый центр управления. Это не соответствовало кремлевскому сценарию, поскольку означало, что напряжение в Украине (и в Крыму в том числе) будет спадать…» Вот уж попал Андрей Виленович «пальцем в небо»: крымчане не то что тогда, но и сейчас, по прошествии трех лет, крестятся, глядя на происходящее до сих пор в соседнем государстве: «Чудом ушли!»

Воссоединение Крыма с Россией не сулило для Сенченко ничего хорошего, кроме возбуждения новых уголовных дел. Так что он, не дожидаясь референдума, убрался в Киев, где 11 марта был назначен на удивительную должность – «временно исполняющего обязанности заместителя главы администрации исполняющего обязанности президента Украины». А на «чудной» должности «чудить» и полагалось, чем Андрей Виленович тут же и занялся: по его собственному признанию, для начала он предложил «перекрыть керченскую переправу, в том числе затопив паром, хотя это только затормозило бы процесс, но не остановило бы его». Потом он «попытался препятствовать» выводу украинских войск из Крыма. «Но 23 марта, когда принималось это решение, у меня был разговор с Турчиновым, который сказал мне: «Я тебя понимаю как крымчанина, но если мы еще неделю протянем, у нас в Крыму не останется ни армии, ни флота». То есть там уже реально шло повальное дезертирство», – признавался Сенченко впоследствии.

Приписывает он себе в былинном стиле и другие героические поступки: «На тот момент в Крыму в застенках находилось много украинских активистов, журналистов, военных, и одной из первых моих задач было их оттуда вытащить. В общей сложности удалось решить вопрос по 40 украинцам, среди которых нынешний командующий ВМС Украины адмирал Гайдук, генерал Воронченко и многие другие».

Венцом же короткой, но чрезвычайно пакостной деятельности Сенченко на своем смешном посту в администрации главы государства в отношении вчерашней родины стало прекращение подачи воды в Крым по Северо-Крымскому каналу. Лишившись должности и став в очередной раз депутатом Верховной рады Украины, он с гордостью сообщил: «Я вам честно скажу – воду выключил я, злоупотребив служебным положением. Просто не дал этого сделать. И когда передавал президенту Порошенко дела, рассказал всю эту эпопею с водой, а он сказал: «Кто посмеет включить воду в Крым, будет сидеть в тюрьме».

Сегодня вредитель рассказывает душещипательные истории о том, что с Крымом его связывает проживание на полуострове многих родственников, и жалуется, что часть его имущества власти региона объявили собственностью Республики Крым. При этом он утверждает, что ему «предлагались разные схемы, как вернуть хоть что-то, но я отказался». И патетически провозглашает: «Возвращать будем все сразу, вместе с Крымом!» Ну что ж, как говорится, дурень думкой богатеет…

Свой след оставила на полуострове до отъезда в Киев и ближайшая соратница несостоявшегося «премьера автономии» Людмила Денисова, одно время даже руководившая министерством финансов Крыма. Именно ей принадлежало авторство «Единой системы электронных платежей» в регионе, которая заменила бумажные деньги и разрешала легализовать бартерные взаимозачеты через виртуальные деньги с выведением дисконта в реальные платежные системы. По мнению специалистов в сфере финансов и правоохранителей, подсчет убытка, который был нанесен бюджету Крыма деятельностью Денисовой, требует специального расследования. Будучи арестованной и проведя несколько дней в СИЗО, она таки вышла на свободу при содействии тогдашнего крымского премьера Сергея Куницына и неких покровителей из администрации президента Украины. А ведь в далеком архангельском детстве эта дамочка, по личному признанию, мечтала стать прокурором, а впоследствии даже закончила юрфак Ленинградского университета. Но, видимо, друзья и соратники по политической деятельности типа Андрея Сенченко в более зрелом возрасте сбили романтическую натуру с правильного пути на узкую дорожку.

В 1990-х, перед приходом к руководству министерством экономики, а затем и финансов АРК, она около семи лет работала в Крымском управлении пенсионного фонда Украины и даже исполняла обязанности его руководителя, а после кратковременной отсидки за художества на министерском посту с трудом избралась на довыборах в крымский парламент, параллельно возглавив управление Госказначейства в автономии.

Вступив вместе со своим патроном в 2005 году в «Батькивщину» Юлии Тимошенко, она уже через год попала в парламент Украины по списку этой партии, а еще через год, на досрочных выборах в Верховную раду, снова получила депутатский мандат. Примечательно, что ее 71-е место в рейтинге «100 самых влиятельных женщин Украины», составленном в 2007 году журналом «Фокус», точно соответствовало этому же номеру в партийном избирательном списке.

Однако кресло в парламенте Людмила Денисова быстро сменила на кабинет министра труда и социальной политики в правительстве, сформированном Юлией Тимошенко, в котором благополучно просидела до отставки Кабмина в связи с победой Виктора Януковича на президентских выборах 2010 года.

В том же году она попыталась снова попасть в Верховный совет Крыма, возглавив местный партийный список последователей «газовой принцессы», но потерпела фиаско – уж слишком скептически крымчане относятся к этой политической силе и лицам, которые ее представляют в органах власти, поэтому до проходного барьера Людмиле Денисовой и компании дотянуться не удалось.

Но в украинский парламент она через два года попала в очередной раз – с очень высоким №38 в списке той же партии. И депутатская неприкосновенность позволила ей периодически прорываться к Юлии Тимошенко, отбывавшей в то время наказание по обвинению в совершении уголовного преступления в Харьковской больнице, о чем она с готовностью делилась впечатлениями с журналистами. Впрочем, акулы пера иногда оказывались более въедливыми и переходили на темы, которые Людмиле Денисовой очень не нравились. В частности, ей напоминали и о том, как главный коммунист Крыма Леонил Грач неоднократно повторял, что «в Украине практически нет равных Денисовой по мастерству организации незаконных схем для присвоения государственных денег», и «даже Юлии Тимошенко есть чему поучиться у госпожи Денисовой». О том, что протеже Андрея Сенченко «далека от кристальной чистоты и замешана в ряде коррупционных скандалов» периодически указывали даже ее соратницы по партии.

Ей припоминают, кроме всего прочего, и участие вместе с другом Андреем Сенченко в незаконной приватизации государственных объектов – в частности, судоремонтного завода в Балаклаве, и трудоустройство дочери без специального образования руководителем госинспекции в Севастополе, а потом и в АРК, и пропажу предусмотренных на закупку инвалидных колясок на 60 млн гривен в бытность Денисовой министром труда и социальной политики Украины, и финансовые художества в отношении сотрудников Черноморской ТРК, принадлежащей Сенченко, где дочь Людмилы Леонтьевны работала главным редактором, и тягу к роскоши, имея в виду потраченные 600 тысяч долларов на свадьбу дочери, о чем писало даже любимое «евромайдановцами» интернет-издание «Украинская правда». Неудивительно, что 26 февраля 2014 года при озвучивании нового состава украинского правительства Арсения Яценюка на главной площади в Киеве кандидатура Людмилы Денисовой была встречена с огромным негодованием.

Тем не менее, она заняла этот пост в команде «Сени кулявлоб», после чего из благодарности покинула Блок Юлии Тимошенко и на выборах осенью 2014 года в очередной раз проникла в украинский парламент уже под вывеской партии «Народный фронт» Александра Турчинова и Арсения Яценюка, возглавив в Раде комитет по вопросам социальной политики и пенсионеров. И сегодня она со свойственной ей энергией, которой она научилась у своего многолетнего соратника и патрона Андрея Сенченко энергично прикладывает руку к наказанию ни в чем не повинных стариков и малоимущих Донецкой и Луганской народных Республик, которых Украина за «сепаратизм» лишила пенсий и социальных выплат.

В сфере влияния Андрея Сенченко в разное время оказывалось немало колоритных персонажей, среди которых «иных уж нет, а те – далече». Но и сегодня на полуострове можно встретить его верных попутчиков, отошедших от вчерашнего патрона или сделавших такой вид. Одним из них по праву можно назвать известного крымского предпринимателя – владельца сафари-парка «Тайган» и ялтинского зоопарка «Сказка» Олега Зубкова.

Своим экзотическим бизнесом он начал заниматься в 1995 году и ни о какой политической деятельности в ту пору даже не помышлял, всецело погрузившись в развитие своего нового детища – зооуголка в Ялте. Но вскоре Олег Алексеевич понял, что для сохранения и расширения любого коммерческого начинания в тот период трудно обойтись без чьего-либо покровительства, причем лучше всего политического. Вот и двинулся коммерсант сначала в депутаты Ялтинского городского совета, создав местное движение с названием, совпадающим с «комитетом» Андрея Сенченко, а в следующую каденцию – уже в крымский парламент в единой команде крымского экс-вице-премьера, вернувшегося из дальних стран. Да и как он мог забыть, что когда-то именно Андрей Виленович помог купить для его зоопарка первых жирафов, которые, правда, погибли при транспортировке…

Но мандаты, связи и контакты с политиками более высокого уровня, причем не только однопартийцами по БЮТу, приносили и другие плоды. Они позволяли в случае сгущения туч над вполне успешным бизнесом не только пригрозить выпуском на волю «боевых тигров и львов», но и депутатскими запросами. Зубков не уставал петь осанну своим партийным руководителям, тщательно сверял с ними свои политические устремления и в порыве любви к Юлии Тимошенко даже назвал подаренного ею зоопарку тигренка-альбиноса ТигрЮлей, устроив по этому поводу пиар-акцию чуть ли не на весь мир. Оптимизма ему прибавила и установившиеся на почве любви к животным почти дружеские отношения с президентом Украины Виктором Ющенко, чему до поры до времени никак не мешало членство владельца зоопарка в Блоке Юлии Тимошенко, лидером которого он не уставал восхищаться, как и деловой хваткой своего крымского босса Андрея Сенченко.

Но неожиданно партийная крыша начала давать течь как по причине изменений на политическом олимпе в Украине, так и не поспевая за растущими бизнес-аппетитами креативного «крымского животновода», скажем так, не слишком щепетильного в ведении коммерческой деятельности в правовом поле государства. И любовь к былым соратникам оперативно сменилась «битьем горшков» с ними и даже демонстративным публичным вступлением в Партию регионов, членов которой он еще накануне называл «ворами, жуликами и проходимцами». Как говорится, сердцу не прикажешь, но иногда приходится… Руководители республики стали желанными гостями во владениях и хозяйствах коммерсанта, организовавшего весьма прибыльный бизнес на зверюшках, а в ходе «высокопоставленных визитов» хлебосольный хозяин буквально фонтанировал новыми планами и идеями, рассчитывая на влиятельную поддержку.

Вовремя сориентировался Зубков и в дни «крымской весны»: один из принадлежащих ему автобусов предусмотрительно оказался в распоряжении крымских ополченцев, под прицелами телекамер Олег Алексеевич находчиво объявил о готовности «пустить в атаку на любых противников присоединения Крыма к России» традиционных «боевых тигров», а новорожденной паре малышей из семейства крупных кошачьих показательно дал имена «Референдум» и «Весна». Апогеем лояльности к новым властям стало заявление о вступлении владельца тигрово-львиного хозяйства в «Единую Россию».

Но дальше все пошло совсем не так, как ожидал «искатель надежных крыш». Оказалось, что российские законы не менее суровы, чем украинские, и не предусматривают поблажек, преференций и «закрывания глаз» на нарушения. Работать Олегу Зубкову и его предприятиям, как и реализовывать будущие планы, предложили исключительно в правовом поле Российской Федерации, а за попытки обойти закон стали жестко наказывать рублем. Посыпались на предпринимателя и другие напасти – то несчастный случай с ребенком из-за халатности обслуживающего персонала, то конфликт с одним из рабочих, повлекший возбуждение уголовного дела и приговор владельца сафари-парка к условному сроку, то непонятная насильственная смерть другого сотрудника, то проблемы с ввозом новых животных… В довершение ко всему проигнорировали Олега Алексеевича при составлении списков кандидатов на выборах в местные советы и в крымский парламент, а приговор суда помешал баллотироваться в Государственную думу. Пообещав установить на территории сафари-парка скульптуру президента России Владимира Путина, метнулся оскорбленный в лучших чувствах предприниматель в другую – очередную – партию, но и с ней не достиг успехов.

После этого его и понесло: он сел на своего привычного конька и начал без устали налево и направо раздавать интервью журналистам о том, как «не ценят в России честных бизнесменов», о происках чиновников, конкурентов и завистников, об «уникальности» своего бизнеса и исключительном «личном вкладе в развитие экономики и туристической сферы Крыма», а потом и вовсе заявил о своем желании эмигрировать вместе со зверями хоть в Украину, хоть в Испанию, хоть в Турцию. Ну, а если его «выбор» таки падет на Украину, то там наверняка поможет обустроиться бывший компаньон-босс по БЮТ.

Обратив внимание на «отъездные» эскапады Олега Зубкова, один из журналистов с иронией заметил: «Вот она, школа Сенченко, который наверняка делился со своим соратником впечатлениями о жизни в эмиграции…»

И, наверное, в этом есть доля истины, ведь тесная дружба и сотрудничество с такими одиозными личностями, как Андрей Виленович, навсегда оставляют свой след клеймом предательства, изворотливости и стяжательства. И по капле его из себя не выдавишь. Даже меняя партбилеты подобно женщинам с ограниченной социальной ответственностью.

Для оперативного получения новостей подписывайтесь на:
Telegram-канал
Facebook
Вконтакте
Twitter
Youtube

Новости