16+
13 марта 2017 11:01

Антигерои Крымской весны: чужие среди чужих и… своих

АА Распечатать

Фото с сайта «Крымского телеграфа»

Немногочисленные проукраински настроенные политически активные жители полуострова, в том числе члены национально-демократических политических сил типа «Народного руха» и «Нашей Украины» категорически не приняли Крымскую весну и горячо приветствовали «революцию достоинства» в Киеве. Но кроме разочарования действиями новых киевских властей им достаточно быстро пришлось вспомнить и старую истину о том, что все революции задумываются романтиками, а их плодами пользуются негодяи.

Из 2-миллионного населения Крыма на материк в постмайданной эйфории приняли решение уехать всего несколько тысяч человек. И большинство из них, сполна хлебнув в лучшем случае равнодушия, а чаще – хамского отношения, как перекрасившихся, так и нового пошиба украинских чиновников и столкнувшись с серьезными проблемами с жильем и трудоустройством, очень скоро убедились в том, что они там никому не нужны, а действительность очень сильно отличается от «общества всеобщей справедливости» и манны небесной, обещанных лидерами майдана. Но определенная часть проукраински настроенных крымчан, жизнь нескольких поколений которых была неразрывно связана с полуостровом, уезжать от родных могил категорически не захотела: одним было просто некуда, кого-то пугала неизвестность или не позволили здоровье, возраст и многолетние установившиеся дружеские связи, а другие искренне рассчитывали, что в течение нескольких месяцев «все вернется на круги своя».

Из политики они ушли, тем более, что и в украинские времена их партии не пользовались особой популярностью у крымчан, а добиваться считанных мест в местных представительских органах власти им удавалось только в союзе с так называемым меджлисом (незарегистрированной организацией, запрещенной впоследствии в РФ), за счет районов компактного проживания крымских татар. А после марта 2014 года электорат проукраинских национал-демократов и вовсе сузился до уровня статистической погрешности.

Наследники романтичных идей известного в советские времена диссидента и популярного в 1990-е годы политика Вячеслава Чорновила, стоявшего у истоков «Народного руха Украины», первое серьезное разочарование испытали еще 2005 году, после «хождения во власть» под флагом национал-патриотизма Виктора Ющенко – из-за его профессиональной беспомощности, непрерывных склок между соратниками, союзниками и попутчиками и упущенного шанса реформирования стагнирующих отраслей экономики Украины. Отрезвление пришло через осознание простой истины: власть взять мало, надо еще и уметь ею пользоваться. Но – «на манеже оказались все те же», а одного идеологического багажа для принятия управленческих решений оказалось явно недостаточно.

А в 2014 году «идейных» националистов и национал-демократов на политическую обочину отодвинули радикальное крыло движения, скатившееся к откровенному нацизму. Воинственный и наглый напор экстремистов, распробовавших на «евромайдане» вкус крови, вызвал отторжение даже у искренних интеллигентных патриотов Украины, которые оказались в моральном шоке от накрывшей страну волны мародерства, демагогии и откровенного дележа доставшейся «революционерам» добычи в виде постов и имущества.

Но и самих украинских национал-патриотов крымского разлива трудно назвать ангелами – их своеобразная точка зрения на многие исторические моменты мало понятна абсолютному большинству жителей полуострова, большинство призывов и лозунгов вызывают в лучшем случае удивление, смешанное с иронией, а чаще просто неприятие. Но при этом эти политики на полном серьезе заявляют о существенной поддержке их позиции и якобы потенциально большом электорате, руководствуясь какими-то одним им известными данными. Так, например, даже после референдума 2014 года один из наиболее ярких представителей «крымского украинства», депутат Верховного Совета Крыма от фракции «Курултай – Рух» Леонид Пилунский вполне серьезно говорил о «нескольких сотнях тысяч человек, придерживающихся проукраинских взглядов: «Это люди, которые здесь всегда находились под российским прессом, всегда скрывали свою принадлежность, но за углом говорили совершенно другое. На самом деле в Крыму 600 – 650 тыс украинцев. Естественно, не все из них имеют проукраинские взгляды. Вместе с тем, для 150-180 тыс украинцев то, что произошло – это катастрофа, они потеряли связь с близкими людьми, они потеряли свою страну. Кроме них есть около 100 тыс русских, которые поддерживают единую Украину, которые, в результате случившегося, также многое потеряли. В среде крымских татар 150 тыс – это очень активные граждане. Другими словами, в Крыму порядка 40-50% населения, которое не поддерживает того, что происходит…»

При всем этом Леонид Петрович, который в сентябре нынешнего года отметит свой 70-летний юбилей – человек вполне адекватный, эрудированный, интеллигентный и достаточно серьезный, заслуженный журналист Украины, известный поэт и публицист, а по собственному признанию – крымчанин в пятом поколении. Пилунский окончил Севастопольский приборостроительный институт, много лет ходил на морских судах в разных ипостасях, а потом подался в журналистику и общественную деятельность – работал редактором на радио, возглавлял региональный комитет Хельсинской гражданской ассамблеи Крыма. Почти девять лет он руководил представительством Госкомитета по вопросам регуляторной политики и предпринимательства в Крыму, а с 2006 по 2014 год избирался депутатом двух созывов Верховного Совета Крыма от блока «Курултай – Народный рух».

Правда, в парламенте Крыма он запомнился не нормотворческими инициативами, а последовательным голосованием в унисон со своей фракцией и выступлениями исключительно на украинском языке в знак демонстрации четкой приверженности национальным идеям и подчеркивая государственную принадлежность крымской автономии.

Еще в начале 2000-х в одной из своих публицистических заметок Пилунский пытался осмыслить происходящие в то время в государстве процессы и их влияние на Крым и приходил к выводу: «В неспособной подняться с колен Украине нам не построить крымские райские кущи». После чего добавлял: «А помечтать можно: о справедливых выборах, истинных представителях народа в крымском и украинском парламентах, заботливых местных властях, построивших жилье для бедных и хорошие дороги к морю, о процветающем курорте мирового значения, о времени, когда у малой части бонз и богатеев заберут сотню километров приватизированных пляжей в пользу миллионов отдыхающих, о межэтническом согласии без стереотипов «друг-враг», ...о межрелигиозном согласии...»

Тем не менее, крымскую автономию в будущем автор видел «без всякого сомнения, одним из самых процветающих регионов в сильной, независимой, демократической, европейской Украине», но при этом признавал: «В современном мире невозможно говорить о благополучии какой-либо территории, автономии или даже свободной экономической зоны, если государство, в составе которого они находятся, нестабильно и экономически несостоятельно». При этом Леонид Петрович советовал «не комплексовать», замечая, что «комплекс неполноценности, как сильно действующий яд, серьезно вредит здоровью нации», и предлагал, противореча своему же чуть ранее сказанному заявлению: «Необходимо избавиться от стереотипа, что «Украина – экономически несостоятельное государство».

По его мнению, «этот стереотип, соединенный с этнической привязанностью русских и русскоязычных крымчан к России, позволяет манипулировать общественным мнением», в то время, как «крымчане не принимают участия во внутриполитической жизни, не смотрят украинское телевидение, не читают украинских газет, безразличны к культуре, бедам и проблемам (украинского) государства».

А в общем Леонид Петрович признавал, что корни существовавшей тогда напряженности – «от неуютности жизни», и не без доли романтизма призывал: «Так давайте вместе построим процветающее государство, наш общий дом Украину. И тогда в Крыму будут жить счастливые люди».

Вряд ли кто-то из украинских политиков обратил тогда внимание на подобные обращения интеллигенции, да еще и из регионов, ищущей способы препятствования сползанию страны к пропасти. И уже в 2014 году в интервью одному из интернет-изданий категорически не принявший «крымскую весну» Пилунский вынужден был признать, что в случившемся «есть огромная вина Киева». «Долгие годы независимости никто не хотел понимать того, что происходит на полуострове… Это касается практически всех деятелей, которые заезжали с печерских холмов в Крым… Киевская квазиэлита… уничтожала ростки демократии, свободы … не давала подрасти или вызреть молодежи государственного направления», – рассказывал он, правда, указывая на деятельность «квазиэлиты» против всего украинского на полуострове и забывая о своих же заявлениях об общей «неуютности жизни». Досталось от него и местным многолетним «элитам», и «макеевским», а «о катастрофе», уточнял Пилунский, «почти до последнего мало кто думал».

За три дня до столкновения меджлисовских экстремистов и представителей пророссийских организаций у стен Верховного Совета в интервью журналистам крымский руховец высказывал мнение, что надо формировать новый президиум парламента, а прежний отправлять в отставку и арестовать «почти всех его членов». «Должно быть возбуждено уголовное дело, надо разобраться, что они наговорили за все эти месяцы», – предлагал он, поясняя: «Они раскрутили очень страшную волну сепаратизма».

Новой прокиевской власти, считал он, «надо наладить диалог с населением». «Все эти месяцы государственное телевидение, радио круглосуточно вели откровенную антимайдановскую пропаганду и говорили, что все, кто там есть – экстремисты», – жаловался Пилунский и выписывал свой рецепт «лечения»: «Надо освободить определенных людей на крымском телевидении, закрыть две-три газеты за разжигание межнациональной вражды и подстрекательство населения к бунту и против некоторых интернет-изданий возбудить уголовное производство… Это, может, 10 человек. Если даже их не сажать, то нужно сделать все, чтобы они там не работали».

Слышать подобное из уст известного журналиста было как-то абсурдно, но зато это давало понимание перспектив для СМИ от прихода к руководству республикой промайдановских сил.
Одновременно Леонид Петрович не совсем к месту посетовал, что на поддержку украинской культуры направляется 70-80 тысяч гривен «и миллион – на проведение лишь одного мероприятия «Русское слово», на котором «они устраивают просто политический шабаш… Это много лет раскручивается и сегодня это надо прекратить».

При этом он продолжал настаивать, что в Крыму «никто никого не преследует, все спокойно разговаривают на русском», и даже наоборот, пожаловался: «А мне сегодня в магазине продавец сказала, что она «не понимает телячьей «мовы».

Возможности вмешательства Российской Федерации Пилунский оценивал скептически: «Крым – это очень большой кусок, которым Россия может подавиться… Более половины жителей Севастополя – пенсионеры. Кто их будет кормить? Черноморский флот не имеет денег на нормальную работу. А надо будет отвечать за канализацию, еду, за воду, дороги. А где они возьмут денег?.. Прокормить Севастополь Россия не сможет». Этим он лишний раз подтверждал, насколько его украинский ура-патриотизм может замылить трезвый взгляд на объективную оценку истинного положения дел.
Однако не менее раздраженно он отзывался и о киевских шагах по урегулированию ситуации, подчеркивая, что «приезд министра внутренних дел Арсена Авакова и главы СБУ Валентина Наливайченко в Крым в самом начале конфликта был более показательным нежели имел реальные рычаги влияния». А о депутате Верховной рады Андрее Сенченко, добавил тогда Пилунский, «я даже не хочу говорить». «У него (Сенченко) всегда были свои задачи, свои мысли. Он никогда никого не слушал, сам принимал решения. Человек семи пядей во лбу, зачем ему кого-то слушать? Особенно тех, кто ниже, чем он», – заявил крымский политик.

Для Пилунского одно разочарование следовало за другим: «В первых числах марта я встречался с человеком, которого прислали из Киева узнать о том, что здесь происходит. Он очень спешил на ужин… Я ему говорю о чрезвычайной опасности, а он мне о том, что все нормально, «побузят и перестанут», – вспоминал впоследствии Леонид Петрович и также не скрывал недоумения по поводу отправки из Киева в Крым экс-премьера республики Сергея Куницына, который «не пользуется большим авторитетом у крымчан», так как «его имя, так или иначе, связано с некоторыми коррупционными скандалами».

Крымский руховец, тем временем, ожидал введения прямого президентского правления «уже на следующий день после того, как и.о. президента приступил к своим обязанностям», намекая, что у него есть «ощущение, что Россия готовится к вторжению в Крым под видом учений», несмотря на то, что «в целом в Крыму очень тихо и никаких провокаций до этого времени (стычки возле Верховного Совета, когда погибли два человека) не было».

Интересно, что взгляды на схожие ситуации с захватами государственных зданий в Киеве и Симферополе, на что Пилунскому указывали и журналисты, у него кардинально разнился: в столице Украины, по его мнению, это делали «мирные безоружные активисты», в то время как в Крыму – «вооруженные до зубов бандиты и террористы», которых после «переговоров до последнего», стянув войска, «нужно расстреливать, кем бы ни были захватчики».

Впрочем, так же его ничуть не смущало регулярное появление на майдане западных послов, но страшно возмущало появление в Крыму депутатов Госдумы.

После референдума Пилунский фактически отказался от работы в крымском парламенте, ставшем Государственным советом РК, но, по его собственному признанию, «не контактирует с руководством меджлиса по разным причинам, в том числе по причине выборов-2012», да и вообще ушел из политики, стал тщательно избегать слов и понятий «аннексия и «оккупация», употребляя нейтральное «статус-кво» в отношении ставшего российским Крыма. Но первое время делился с журналистами своими противоречивыми впечатлениями от проблем, которые сопутствовали интеграции республики и крымчан в правовое поле Российской Федерации.

Так, оставив себе украинский паспорт, он обращал внимание, что проблемы заключаются не столько в российских инициативах в Крыму, сколько в украинских властях и их позиции по гражданству. «У меня дети и четверо внуков живут в Киеве. Но я боюсь навестить их, поскольку не уверен, что не возникнет проблем с моим возвращением в Крым», – рассказывал экс-депутат газете «Известия», поясняя: «Жители Крыма оказались в тисках, когда отказ от российского гражданства может ставить вопрос об их собственности на полуострове. Одновременно с этим в Украине… те, кто получил паспорта России, объявляются предателями. Всё это приведет к тому, что семьям, которые имеют родственников в Украине, будет труднее посещать их».

Тогда же он заметил, что когда Украина начала значительно сокращать товарооборот с новым российским регионом, «это также приносит проблемы его жителям». А позже, наоборот, выражал недоумение тем, что экономические отношения между Украиной и полуостровом фактически не прекращались, саркастически подчеркивая, что «украинские власти делают войну с Россией полуигрушечной». «На самом деле в Украине что-то такое происходит, что делает невозможным настоящую войну. Она есть и ее как бы нет, – это какая-то искусственная, полуигрушечная война. Если бы не большое количество убитых… Я был в Боснии и Герцеговине, когда там была настоящая война… А у нас такое впечатление, что война есть, но ее нет. Все со всеми торгуют, потому что всем так выгодно», – резюмировал Пилунский.

В то же время некоторые его наблюдения о российском Крыму звучали достаточно субъективно и даже с элементами сказки: «Многие из моих знакомых попросту ликвидируют свой бизнес почти во всех сферах, но особенно в тех отраслях, которые требуют поставок из Украины, а еще там, где возникает конкуренция с российскими товарами… Сейчас попросту сложно бизнес начать. К примеру, для того, чтобы зарегистрировать фирму, кроме огромных денег нужно ехать в Москву, сдавать экзамен на знание нового законодательства…»

Из той же серии были и «пророчества» экс-депутата: «В марте 2014 года я говорил, что Крым ждет безработица, голод и нарастающая гуманитарная катастрофа. Мой прогноз не изменился… Наблюдается дефицит лекарственных препаратов… Неуклюжие попытки объяснить сменой поставщиков, что вполне возможно, мало утешают больных и страдающих… Или вот еще пример – в Крыму свирепствует эпидемия туберкулеза… Заболеваемость выше, чем, в среднем по России, чуть ли не самая высокая в Украине. Но система борьбы с туберкулезом в Украине значительно отличается от российской. Теперь Крыму нужно переходить на стандарты России, а они отстают от мировых… Это касается и борьбы со СПИДом...»

В первое время не обошлось и без обыкновенных выдумок: «Сегодня, говорят, все черноморское побережье заполнено какими-то чеченскими то ли бизнесменами, то ли «вежливыми» людьми, которые отказываются платить за номера в отелях…. Среди этих людей не только чеченцы, но и чиновники из России разных уровней… Кроме того, например, согласно российскому законодательству, в отелях нельзя держать птиц, рыбок в аквариуме и так далее...»

При этом Пилунский высказывал подозрения, что его «разговоры постоянно и регулярно прослушиваются», утверждал, что его «электронная почта пропала, с аккаунтом в соцсети Facebook происходят странные вещи, а иногда… в ночное время курсор может самостоятельно передвигаться по экрану и нажимать на кнопки».

Такие конспирологические и даже мистические «откровения», наверное, могут произвести сильное впечатление. Тем не менее сам Леонид Петрович уверен, что «спецслужбам не удастся найти против него компромат», хотя, по его утверждению, против него уже «организовывали оголтелую кампанию с целью дискредитации».

Сильно задело экс-политика происшествие с его сыном, который приехал на полуостров из Киева, чтобы уговорить отца перебраться в столицу Украины. «Его задержали в Крыму, и он шесть дней находился где-то под стражей, с мешком на голове… с физическими последствиями. Потом, под давлением общественности, в том числе и российской (а он известный и в России, и на Украине кинооператор), его отпустили и просто выдворили из Крыма, а затем депортировали и из Москвы, куда он поехал снимать клип одной поп-дивы и запретили надолго въезд в Россию», – рассказывал Пилунский, уверяя, что «сыну банально «шьют» политическую деятельность, к которой тот не имеет никакого отношения.

Однако никуда уезжать Пилунский, как он сообщал журналистам, не собирается, напоминая, что более 100 его родственников похоронены на симферопольском кладбище «Абдал», и утверждает, что сосредоточился на литературной деятельности: «Сейчас пишу книгу «Другого времени не будет», хочу описать все… Я же все годы независимости занимался политикой, говорил о грязи и в политике, и в экономике, с именами, публично. Только это мало помогало. Но я никогда не скрывал своих взглядов и убеждений, не вел подпольной деятельности, не был русофилом и русофобом. Все обвинения в этих «грехах» – пустопорожние и клеветнические».

А в одном из интервью он не удержался и от доброго совета в адрес российского Крыма: «Крыму нужны кризисные менеджеры, способные наладить… жизнь простых людей на полуострове, а не вечно кивающие в знак согласия по любому случаю и решению сомнительные личности, известные своим пустопорожним фрондёрством».

Гораздо меньше повезло коллеге Леонида Петровича по крымскому парламенту Василию Ганышу, который 28 апреля 2015 года при въезде по личным делам на территорию Херсонской области на пункте пропуска Каланчак был задержан сотрудниками СБУ и Госпогранслужбы Украины и после предъявления ему обвинения в госизмене был помещен в следственный изолятор. По версии следствия, бывший депутат Верховного Совета АРК Василий Ганыш был одним из тех, кто голосовал за проведение референдума о статусе Крыма, тем самым способствуя посягательствам на территориальную целостность Украины. Более того, после этого он продолжил деятельность уже в Госсовете Республики Крым, а впоследствии баллотировался кандидатом в депутаты Феодосийского городского совета Республики Крым.

За совершение этих «страшных преступлений» экс-депутат находился в розыске, в связи с чем был взят под стражу. Проведя почти 9 месяцев в заключении, в январе 2016 года он по состоянию здоровья был переведен под домашний арест, под которым до настоящего времени и состоит, находясь на излечении в больнице в Белой Церкви.

Но самое поразительное в злоключениях Василия Васильевича состоит в том, что, по свидетельствам очевидцев, он не только голосовал «против» при принятии решения о назначении всекрымского референдума, но и призывал к этому остальных депутатов, «выступал за единую Украину» и был противником присоединения Крыма к России, а в дальнейшем вообще не участвовал в пленарных заседаниях Верховного Совета, а затем и Госсовета РК.

Уроженец западной Украины и выпускник двух вузов – Ивано-Франковского института нефти и газа и Московского государственного индустриального университета, Василий Ганыш, который в нынешнем году отметит свое 60-летие, в течение 8 лет возглавлял Государственную налоговую инспекцию в Феодосии, затем был министром Совета министров АРК, после чего занимал должность начальника отдела в Государственной Азово-Черноморской экологической инспекции, а с 2008 года работал на посту заместителя Феодосийского городского головы, с которого ушел в отставку практически сразу после референдума – в начале апреля 2014 года. Был удостоен звания заслуженного экономиста АРК и по два раза избирался в Феодосийский городской совет и крымский парламент.

И политически его с полным основанием можно было считать сторонником национал-патриотических сил Украины: Ганыш стоял у истоков всеукраинского общества «Просвіта» в Крыму (кстати, вместе с главой меджлиса Рефатом Чубаровым), одно время входил в состав партии «Наша Украина», был и активным членом Блока Юлии Тимошенко. Да и в Верховном Совете Крыма последнего созыва он только числился во фракции Партии регионов, отказавшись вступать в саму партию.

Первым недоумение известием о задержании сотрудниками СБУ бывшего коллеги по обладанию крымским депутатским мандатом высказал нынешний спикер Госсовета РК Владимир Константинов, который заверил, что Ганыш, которому Киев инкриминирует государственную измену, вообще не принимал участия в событиях февраля-марта 2014 года. «Он не являлся сторонником крымского референдума и никогда этого не скрывал», – уточнил глава нынешнего парламента республики и обвинил украинских силовиков в «цинизме», имея в виду, что экс-депутата арестовали «люди, которые сами в результате государственного переворота свергли законную власть, разрушили сотни и сожгли десятки зданий, в том числе вместе с людьми».

Аргументировано отстаивал перед следствием и в суде позицию своего подзащитного и его адвокат Андрей Руденко, разбив в пух и прах все выдвинутые обвинения. Вынужден он был выступать и с открытым письмом в ответ на громкие заявления в прессе выходца из Львова, так называемого «первого заместителя прокурора АРК» Назара Холодницкого, который, набирая очки в борьбе за должность руководителя «Специальной антикоррупционной прокуратуры Украины», заодно обвинил арестованного крымского экс-депутата в баллотировании в Госсовет Крыма одновременно по спискам «Единой России» и ЛДПР и даже – страшное дело – в получении паспорта гражданина РФ.

Примечательно, что, когда Ганыш – инвалид второй группы, имеющий серьезные проблемы с сердцем, терял сознание в камере, два прокурора – процессуальные руководители дела при этом вымогали у него за изменение статьи обвинения на менее тяжкую 45 тысяч долларов, а позже «сторговались» до 15 тысяч долларов, но в итоге были все же задержаны сотрудниками СБУ. А «уличающие подозреваемого» показания следователям давал бывший крымский журналист, а ныне главный редактор «Черноморской» телерадиокомпании, принадлежащей небезызвестному нардепу Украины Андрею Сенченко, Александр Янковский, по совместительству играющий роль то ли осведомителя СБУ, то ли провокатора.

Прокурор несуществующей прокуратуры Назар Холодницкий хвастливо грозил крымским депутатам: «Они избирались, думали, что «нас много – нас всех не пересажать». Но это как раз тот случай, когда рано или поздно пересажают всех причастных к этому шабашу!» Тем временем народный депутат из фракции «Народный фронт» Георгий Логвинский во всеуслышание заявил: «Я думаю, что следствие найдет со временем объективное доказательство, чтобы установить, кто такой Василий Ганыш: герой или враг...»

Зато крымчане поняли: не идеи украинства собирались нести в Крым победители «евромайдана». Сюда готовились идти КАРАТЕЛИ, которые за пророссийские настроения уготовили жителям полуострова тюрьмы, пытки, издевательства, судьбу людей третьего сорта, а то и прямое уничтожение.

Для оперативного получения новостей подписывайтесь на:
Telegram-канал
Facebook
Вконтакте
Twitter
Яндекс.Дзен
Youtube

Новости

-|-