16+
6 марта 2017 12:00

Антигерои Крымской весны: когда «лидеры» народа далеки от народа

АА Распечатать

Ранняя весна 2014-го… Крымский парламент под защитой вежливых людей, своим присутствием напрочь отбивших охоту у экстремистов попытаться повторить захват здания Верховного Совета по примеру 26 февраля, принимает судьбоносные для республики решения – отправляет в отставку проукраинское правительство Анатолия Могилева и избирает нового премьера Сергея Аксёнова, назначает дату всекрымского референдума, затем сдвигает её на более и более ранние сроки…

Кворум в зале есть, и для принятия решений голосов хватает в избытке. Но страсти в сессионном зале и за его стенами в крымском политикуме горят нешуточные. Политические силы, воодушевленные евромайданом и по его результатам уже распределяющие будущие посты и финансовые потоки, вдруг оказались в Крыму у разбитого корыта и из последних сил пытаются сломать ход истории и удержать силой собственной тяжести последнего вагона набирающий ход локомотив. На острие противостояния «крымской весне» выступают лидеры меджлиса (организация ныне запрещена в России за экстремизм), объявившие себя истинными и полномочными лидерами крымско-татарского народа – депутат Верховной рады Украины Мустафа Джемилев, депутат Верховного Совета Крыма, а с ноября 2013 года и лидер меджлиса Рефат Чубаров и его заместитель Ахтем Чийгоз, а также их ближайшее окружение.

После побоища у стен Верховного совета Крыма, организованного крымско-татарскими радикалами, в котором двойственную роль – лидера нападающих и миротворца – пытался сыграть Рефат Чубаров, лидер меджлиса не устает раздавать интервью иностранным журналистам, наводнившим в те дни Крым, в которых предупреждает, что «любое голосование об отделении Крыма от Украины будет очень опасным» и обвиняет пророссийские силы в «ночном захвате правительственных зданий», характеризуя это как «прямое вмешательство в дела Крыма и Украины». При этом «Нью-Йорк Таймс» обращает внимание, что захват правительственных зданий произошел через несколько часов после того, как «тысячи крымских татар… и толпа этнических русских устроили соперничающие митинги перед крымским парламентом,.. закончившиеся хаотичной рукопашной схваткой… и сорвавшие сессию регионального парламента, которую хотели провести пророссийские группы, чтобы объявить об отделении Крыма от Украины». Чубаров произошедшее определил как «первый шаг к гражданской войне». Может, ему этого и хотелось, но – не сбылось. Во всяком случае, в Крыму. Опять же само присутствие «вежливых людей» многим остудило головы.

Мустафа Джемилев в те дни в потасовках замечен не был, но от имени всех соотечественников не преминул заявить, что «крымские татары не доверяют России и хотят, чтобы Крым оставался с Украиной». Однако при этом он высказывает позицию, поразительно совпадающую с «предположением» Фазила Амзаева – руководителя пресс-службы украинской организации «Хизб ут-Тахрир», запрещенной во многих странах мира, в том числе и в России: «Простого впечатления, что мусульмане находятся под ударом, может быть достаточно для того, чтобы горячие головы ринулись в Крым».

«У нас есть исламисты, ваххабиты, салафисты и представители других течений, которые воевали в Сирии… Мы не можем остановить людей, которые хотят умереть с честью», – поддакивает Амзаеву Джемилев, а в другом интервью заверяет: «Мы не христиане, если они ударят нас по одной щеке, мы не можем гарантировать, что мы подставим другую. Мы попробуем отрубить руку, которая бьет нас»!

Однако после стычки между крымскими татарами и сторонниками присоединения к России, когда из-за давки погибли двое пожилых людей, Рефат Чубаров сделал несколько заявлений, что «надо работать с действующей властью и жить дальше», поясняя, что «новые власти сейчас делают все, чтобы крымские татары себя почувствовали в новых условиях комфортно, даже комфортнее чем в Украине».

Лидеры меджлиса уверяли крымских татар, что «крымская власть перед тем, как провести референдум, в первом постановлении независимой республики прописала многие вопросы, решения которых мы добивались в течение многих десятилетий», и даже «готова была дать нам 20% квот в органах власти, язык сделать государственным». Однако жажда власти у Джемилева, Чубарова и компании превысила чувства меры и реальности: меджлис потребовал квоту в 33%, попытавшись напугать Москву, что в случае «аннексии Крыма» без принятия условий так называемого «меджлиса» Россия «рискует получить повторение кровавых конфликтов, как в своё время в Чечне».

Правда, Мустафа Джемилев, осознав, что перегнул палку, заявил: «Россия заигрывает с крымско-татарским народом, пытаясь заручиться его поддержкой после аннексии».

3 мая 2014 года он попытался прорваться в Крым после того, как 22 апреля ему запретили въезд в Россию из-за его антироссийских высказываний, но безуспешно. А российские власти сделали зарубку на будущее.

Рефат Чубаров лишился возможности визитов на полуостров в июле того же года. Многие помнят клоунаду, которую он устроил возле пограничного пункта пропуска, пытаясь прервать прокурора Крыма Наталью Поклонскую, зачитывающую ему на русском языке постановление суда о запрете въезда в Крым, причитаниями на русском же: «Я вас не понимаю!»

По словам его соратников, поначалу Чубаров «переживал раздвоение» личности: как крымский татарин и политик, который не позволял себе резких высказываний о Путине или России. Тем более, что его неформальный патрон щедро делился впечатлениями от первого общения с президентом России: «Мы разговаривали по телефону около получаса. Он пообещал, что Россия сделает для татар то, чего Украина не сделала за 23 года независимости: решит все социальные проблемы, обеспечит представительство крымских татар в органах власти не менее 20%». А еще, по его словам, Владимир Путин «дал распоряжение избежать каких бы то ни было эксцессов с крымскими татарами».

Но Рефат-ага запутался окончательно – после того, как еще 14 марта Мустафа Джемилев, встретившийся в штаб-квартире НАТО с представителями Европейской службы внешних действий и лидерами НАТО, потребовал ввести миротворческие войска ООН в Крым и призвал европейских дипломатов и представителей НАТО не принимать во внимание результаты предстоявшего референдума… А уже после голосования, 31 марта, выступая на неформальной встрече Совета безопасности ООН, созванной по инициативе Литвы и Украины, он же заявил, что «только коренное население имеет право решать вопрос самоопределения той или иной территории». При этом Джемилев утверждал, что «располагает сведениями, согласно которым реальная явка на референдум в Крыму составила не 82%, а всего 32,4%». После чего лидера понесло окончательно, и в начале апреля Джемилев обратился к правительству Турции с призывом закрыть Босфорский пролив для прохождения российских военных кораблей и направить турецкий флот к берегам полуострова, «чтобы агрессор не чувствовал себя так уверенно».

Стоит ли удивляться, что после такого демарша 22 апреля Джемилеву при выезде из Крыма был вручён «Акт уведомления о неразрешении въезда в Российскую Федерацию» на срок до 19 апреля 2019 года?!

Затаивший обиду Джемилев 26 февраля 2015 года призвал президента Украины Порошенко ввести полную блокаду Крыма, отрезав полуостров от снабжения энергоносителями и продуктами питания, напрочь забыв и об оставшихся на полуострове более 200 тысячах крымских татар, а в сентябре стал одним из инициаторов полной экономической блокады Крыма со стороны Украины. Так что вполне логично, что 21 января 2016 года Киевский районный суд Симферополя заочно арестовал объявленного в федеральный розыск Мустафу Джемилева, в отношении которого было возбуждено уголовное дело по трём статьям УК России, связанных с терроризмом и подрывом основ государственной безопасности России.

Рефат Чубаров от своего «наставника» далеко не отставал, однако в начале марта тщательно продолжал изображать сдержанность: «Мы оценили всё то, что сейчас происходит в Крыму и вокруг Крыма. И, разумеется, самое главное – мы обсудили вопросы, связанные с жизнеобеспечением крымско-татарского народа и в целом всех жителей Крыма. Это вопросы безопасности». И даже еще миролюбивее: «Я хочу сказать, надо ко всему тому, что сегодня случилось, относиться как и вчера, и позавчера – со спокойствием. События еще будут развиваться. Мы делаем все и мы сделаем все (в этом нет никаких сомнений), чтобы никто из людей не пострадал. Мы хотим, чтобы поиск выхода из ситуации, которой занимается весь мир, завершился как можно скорее и в такой форме, чтобы люди были удовлетворены».

Тем не менее, 6 марта 2014 года он призывал крымчан бойкотировать «крымский референдум», поскольку, по его мнению, решение о его проведении «было принято неправовым способом». Выступая в эфире гранторожденного «Громадского ТВ», Чубаров заявил, что, «согласно решению меджлиса крымско-татарского народа, крымские татары не признают никакого референдума в условиях оккупации». Примерно то же самое он заявил и накануне дня голосования на интернет-сайте самого меджлиса: «16 марта 2014 года в Крыму будет не референдум, а клоунада и цирк, которые будут проходить под прикрытием вооруженных солдат».

Однако и после референдума «лидер меджлиса» некоторое время пытался держать себя в руках, изображая в интервью для прозападных средств массовой информации вдумчивого и дальновидного политика: «Думаю, еще никто себе не представляет, как мы будем жить в новых правовых реалиях. Можно провести некую параллель с 1991-м, когда мы все жили в одной правовой системе – и в один день, условно говоря, стали жить в разных государствах. При этом все понимали, что в новых государствах жизнь будет определяться новым законодательством, однако, пока его не было, работали старые законы и нормативные акты… Но теперь такого плавного перехода не будет – людей из одного мира бросают в другой. Это не просто дискомфорт. Людей крошат, ломают, рвут на части…»

Не мог Рефат Чубаров и не подать сигнал западным кураторам: «Поэтому, я думаю, многое зависит от того, насколько все стороны, которые вовлечены в это насильственное изменение системы, четко обозначат свои позиции. Грубо говоря: международное сообщество не только говорит о том, что оно никогда не признает аннексию, не смирится с таким способом изменения статуса территории, но и говорит, каким образом должны быть урегулированы гуманитарные вопросы».

А уж гуманизм он прямо таки излучает: «Нельзя к людям, живущим на оккупированных территориях, относиться, как к пособникам оккупантов! Нельзя, чтобы к людям, оказавшимся в новой правовой системе, применялись упредительно-карательные меры». И Чубаров даже – о, вольнодумство! – пеняет захватившей власть хунте: «Я не хочу сейчас долго и глубоко рассуждать на тему адекватности действий власти Украины в целом, хотя нам есть что сказать…».

И он таки наговорил. Причем не только в переносном, но и в буквальном смысле. Нет, сам-то Чубаров вполне в киевско-рошеновском шоколаде, став в 2015 году снова народным депутатом Украины, а в январе нынешнего года получив из рук Петра Порошенко «Орден Свободы» – «за значительный личный вклад в государственное строительство, социально-экономическое, научно-техническое, культурно-образовательное развитие Украинского государства, дело консолидации украинского общества, многолетний добросовестный труд». Зато его ближайшие соратники, которых он вдохновлял своими зажигательными речами, пожинают последствия своей безоглядной веры в обещания своих лидеров в стиле «мы обязательно победим, а победителей не судят».

29 января 2015 года заместитель Чубарова по «центральному» меджлису и глава «меджлиса» Бахчисарайского Ахтем Чийгоз, которому инкриминируется организация массовых беспорядков, отправился в следственный изолятор, где до сих пор и ожидает решения суда. По версии следствия, 26 февраля 2014 года «неустановленные лица... стали призывать присутствующих лиц крымско-татарской национальности к неподчинению законным требованиям представителей власти, применению насилия, а также своим примером противоправного поведения побуждать собравшихся к совершению вышеуказанных действий, что привело к возникновению массовых беспорядков, сопровождавшихся применением насилия…, повреждением и уничтожением имущества» здания крымского парламента.

Ахтем Чийгоз оказался лицом установленным. И принимающим слова «искреннего сочувствия» от главных закоперщиков «крымского евромайдана», благополучно обосновавшихся в Киеве «парламентариев», – новоявленного орденоносца Рефата Чубарова и его вечного наставника Мустафы Джемилева, который продолжает бредить по отношению к Крыму: «Мы очень надеемся, что санкции на оккупанта будут усиливаться и это вынудит его покинуть оккупированные территории. Другой выход, военный, нам сейчас представляется бесперспективным. Это повлечет за собой этнические чистки. А если там развернутся военные действия, Крым может превратиться в необитаемый полуостров…»

Правда, с очередным «свежим заявлением» о том, что «из-за ситуации с правами человека многие крымские татары хотят уехать с полуострова» Джемилев снова попал «пальцем в небо»: недавний соцопрос показал, что из Крыма на Украину хотят переехать 0% крымских татар…

Для оперативного получения новостей подписывайтесь на:
Telegram-канал
Facebook
Вконтакте
Twitter
Youtube

Новости