16+
11 марта 2014 17:51

Почему Крым принадлежит России

АА Распечатать

Москвин-Тарханов Михаил Иванович, председатель комиссии Мосгордумы по перспективному развитию и градостроительству

В воскресенье 16 марта должен состояться референдум по вопросу о вхождении Крыма и Севастополя в состав России. Проведение такого референдума, как прямого выражения прав, свобод и законных интересов граждан отдельной территорий, не предусмотрено конституцией Украины, но и прямо не запрещено ей, что порождает неоднозначную правовую оценку его легитимности различными сторонами.

В связи с этим, в частности, наши партнеры в Европе и США настаивают на юридической ничтожности результатов данного референдума и недопустимости принятия Крыма и Севастополя в состав Российской Федерации в виде ее субъектов. Данный возможный акт они будут считать не только нарушением территориальной целостности Украины, но и аннексией части ее территории Россией.

Однако при этом они забывают, что с точки зрения международного права в данном случае имеет место совершенно уникальная ситуация.

Современному международному праву был придан новый мощный импульс в момент вступления в силу Устава ООН 24 октября 1945 года.

Начиная с этого исторического момента международно-правовые документы предшествующего периода обычно применяются весьма избирательно.

Потому выглядит сегодня достаточно наивным обсуждение, например, положений Кучук-Кайнарджийского мирного договора 1774 года применительно к текущей ситуации в Крыму. И проблема не только в том, что СССР (правопреемником которого является Российская Федерация) и кемалистская Турция юридически не считали себя правопреемниками Российской и Османской империй и строили свои отношения заново на двусторонней основе, но и потому, что с образованием ООН изменились сами принципы международного права, в том числе, относящиеся к проблемам территориальной целостности и самоопределения наций.

Особая уникальность ситуации при принятии Устава ООН заключалась в том, что в числе 50 подписей участников конференции в Сан-Франциско (к которым до вступления Устава ООН в силу успела присоединиться Польша) присутствуют 48 подписей суверенных государств, включая СССР, и две подписи «государств в составе СССР» - Украины (УССР) и Белоруссии (БССР), что было принято как дань уважения мирового сообщества этим республикам, пострадавшим в максимальной степени от войны и оккупации.

При этом, безусловно, все государства рассматривались как суверенные образования в рамках законно установленных послевоенных границ, которые могут уточняться только на основе принципов международного права в рамках соответствующих международных договоров. Это требование мирового сообщества, безусловно, в первую очередь, относится ко всем государствам-членам ООН, в том числе, по неизбежной логике, к БССР и УССР.

При этом, в отличие от Украины и Белоруссии, Российская Советская Социалистическая Федеративная Республика, как и остальные республики СССР, собственной международной правосубъектностью до 1991 года не обладала, и их интересы большинства советских республик представлял на международном уровне Советский Союз (СССР).

В связи с вышеизложенным очевидно, что решение вопросов передачи части территории одним государством (субъектом международного права), в данном случае СССР, другому государству, в данном случае УССР, должен был решаться на основе норм, принципов и обычаев международного права, что, в частности, напрямую относится и к рассматриваемому опросу о передаче Крыма Украинской СССР из состава РСФСР.

Данная передача Крыма состоялась в 1954 году по решению президиумов Верховных Советов РСФСР и СССР, что не соответствовало даже внутреннему праву СССР и РСФСР, основанному не столько на законах, сколько на правовых обычаях советского периода.

Именно в связи с этим беззаконием, вопиющим даже по советским меркам, Верховный Совет Российской Федерации (которая уже обрела статус правопреемника бывшего СССР), 21 мая 1992 года признал данную передачу недействительной с момента принятия юридического документа, как не соответствующую Конституции СССР и Конституции РСФСР, принятую органами власти с явным превышением своих полномочий.

С точки зрения международного права эта внутренняя коллизия в СССР не смогла бы изменить дальнейшего правового положения наших двух государств в отношении спорной территории, если бы Украина и СССР на тот момент не были субъектом международного права, если бы Украина и СССР не были членами ООН с момента учреждения этой организации.

Осуществленная в 1954 фактическая передача Украине Крыма, а затем, посредством ряда административных актов, и Севастополя, полностью не соответствует международному праву, так как подобная передача части суверенной территории СССР (РСФСР) суверенной УССР должна была осуществляться на основе международного договора, заключаемого между СССР (от имени РСФСР) и УССР с последующей ратификацией и промульгацией в порядке, предусмотренном для международных договоров и соглашений. Таким образом, с точки зрения принципов, норм и обычаев международного права передача Крыма Украине ничтожна с момента ее юридического установления.

Иными словами, несмотря на то, что с 1954 года Украина фактически владеет Крымом, а с конца 1950-х годов управляет Севастополем, переведя его в 1991 году в фактическое прямое владение, закрепив это ничтожное с позиций международного права владение территорией Крыма и Севастополя нормами внутреннего украинского права, она юридически эту территорию так и не приобрела.

С точки зрения строго толкования норм международного права, с принятием Конституции Украины и выделением Украины из состава бывшего СССР с 1991 года имеет место аннексия Украиной части территории Российской Федерации, которой Украина незаконно фактически обладает с 1954 года.

Таким образом, все без исключения международные соглашения Российской Федерации и Украины, начиная с договора от 19 ноября 1991 года об отказе от взаимных территориальных претензий, взаимного признания территориальной целостности обеих государств, не имеют и не могут иметь отношения к Крыму и Севастополю, которые никогда не передавались в надлежащем порядке Украине в соответствии с нормами международного права.

Иными словами, в случае вступления Крыма и Севастополя в состав Российской Федерации речь будет идти не об аннексии Россией части украинской территории, а об односторонней реституции, осуществляемой путем изъятия российской территории из чужого незаконного владения.

Поскольку решением Верховного Совета Российской Федерации от 21 мая 1992 года было установлен факт незаконного приобретения Украиной Крыма и Севастополя, то у мирового сообщества нет оснований говорить и о добросовестном характере такого фактического владения, и об исторической давности или о консенсуальном согласии по умолчанию российской стороны.

В этом случае не имеет смысла рассматривать и вопрос о допущении или недопущении референдума в Крыму и Севастополе, о признании или непризнании его результатов украинской стороной, так как юридическое значение имеет только признание его результатов Российской Федерацией.

При этом, теоретически можно также заметить, что в случае, если результатом референдума станет согласие жителей Крыма и Севастополя на пребывание в составе Украины, то в случае признания этого результата Россией, ей, в этом маловероятном случае, необходимо будет начать процесс подготовки международно-правовых документов о передаче этой территории Украине, которая сегодня Украине юридически не принадлежит.

В случае же подтверждения референдумом желания жителей Крыма и Севастополя выйти из фактического незаконного владения Украиной, то порядок прекращения действия внутреннего права Украины на территории будущих субъектов Российской Федерации, вывода силовых структур Украины из Крыма и Севастополя, вопросы раздела собственности между Россией, Украиной, Крымом и Севастополем должны решаться в порядке, установленном нормами международного права, Конституцией Российской Федерации и федеральными законами, уставами и законами названных субъектов Российской Федерации.

Необходимо отметить, что вступление Крыма и Севастополя в состав Российской Федерацией является реализацией как права народов и наций на самоопределение, так и права на сохранения территориальной целостности государства, в данном случае, Российской Федерации, незаконно лишенной в 1954 и в 1991 годах части принадлежащей ей на законных международно-правовых основаниях территории.

Это полностью соответствует принципам ООН, не посягает на мировой порядок, а способствует его укреплению, переведя территориальный спор двух государств в жесткое правовое русло.

Хочу также подчеркнуть, что уникальность ситуации с членством республик бывшего СССР (УССР и БССР) в ООН с момента основания этой организации не имеет аналогов и тем самым не создает и не может создать правовой прецедент. В данном случае речь не идет об аннексии, только о реституции, о фактическом восстановлении юридически принадлежащей России территории Крыма и Севастополя в составе Российской Федерации.

При этом нерушимость границ Украины, в том числе и будущей государственной границы Украины у Перекопского перешейка (после ее прецизионной демаркации), подтверждена и будет подтверждаться рядом международных соглашения и обязательств, как Российской Федерации, так и мирового сообщества и неукоснительно соблюдаться российской стороной.

(По материалам Центра политического анализа)

Дорогие читатели!

Мы понимаем всю сложность тех событий, которые сейчас происходят в Крыму и в мире. Поэтому мы призываем вас взвешенно комментировать публикации на сайте нашего агентства.

Мы уважаем право каждого на свободное высказывание своего собственного мнения и благодарны за желание им поделиться. Но решительно не приемлем высказываний, содержащих личные оскорбления, побуждающих к проявлению агрессии, вражды, призывы к экстремизму, разжиганию межнациональной розни.

Поэтому на время мы вводим предварительную модерацию комментариев читателей. Будьте уверены, любой продуманный комментарий, мнение, высказанное по существу и в уважительном ключе, будут обязательно опубликованы.

Надеемся на ваше понимание.
Редакция агентства "Крыминформ".

скрыть

comments powered by Disqus

Новости